-

Что делать, если у ребёнка диабет?

Жизнь – не сахар

Всего в области 250 детей и подростков, больных сахарным диабетом I типа. Примерно 100 из них приняли участие в акции. Погода в целом не подвела. Проливного дождя, которого с тревогой ожидали организаторы, не случилось. Правда, было очень холодно. Когда дети с родителями расселись по местам в ожидании торжественного начала, стало ясно, что приветствие необходимо начать с подарков. Детям раздали заготовленные спонсором чудесные шапочки и шарфики в фиолетово-зелёной гамме, и моментально все трибуны превратились в наглядную рекламу спонсора. Через короткое время многие родители последовали примеру своих чад и тоже намотали на шеи полосатые шарфы. Даже ваш корреспондент натянул на замерзшие уши яркую детскую шапочку. Мёрзли, но до конца держали марку лишь сами организаторы праздника.

После торжественной части детей увели на экскурсию по зоопарку. Здесь они развеселились и окончательно согрелись, изрядно попотев над сложными вопросами типа: зебра белая в чёрную полоску или чёрная в белую? (правильно: белая в чёрную); прячут ли африканские страусы Вася и Лиза голову в песок? (правильно: не прячут) и разломает ли обыкновенный домашний козёл Митрофан железный заборчик, который он в данный момент остервенело бодает? (правильного ответа нет).

В это время родители отогревались на тренинге по психологической адаптации. Здесь заканчиваются все шуточки-прибауточки и начинается серьёзный разговор. Несмотря на то, что диабетиков называют «сладкими» детьми, их жизнь – не сахар. Как отметила ведущая тренинга психолог Санкт-Петербургского диабетического общества Наталья Николаевна Романова, проблем у больных сахарным диабетом полно: «Юноша болен диабетом. Как об этом сказать своей девушке? Подросток отказывается колоть инсулин. Как его уговорить? Ребёнок-диабетик прячет конфеты и тайно их ест. Что делать?»

Большинство проблем у детей-диабетиков возникает из-за неприятия обществом их болезни. Их не берут в лагеря, дет­ские сады, общеобразовательные школы. Многие больные диабетом из-за насмешек одноклассников прячутся в туалетах, чтобы вколоть себе инсулин. В Москве ситуация очень напряжённая. А в Ярославле?

Мария Корышкова (на снимке с мамой) заболела сахарным диабетом I типа три недели назад. Ей всего 3,5 года. Последний год она ходила в детский сад и в адаптационный период много болела. После последнего ОРВИ малышка не восстановилась. Мама Екатерина Ивановна, сама медицинский работник, заметила, что ребёнок стал вялым, много пьёт, часто ходит в туалет и худеет. Сдали анализ на сахар: диагноз – диабет.

– Я и мой муж были в шоке! – рассказывает Екатерина Ивановна. – Любимый ребёнок заболел. Мне потребовалась психологическая помощь. К счастью, у меня подруга психолог. Я пошла к ней за под­держкой.

Сейчас Марию выписали из стационара, и мама ожидает проблемы с садиком.

– Могут заставить забрать ребёнка из садика. Скажут, что не будут делать ей уколы, – предполагает Екатерина. – А инсулин ребёнку надо колоть перед каждой едой!

Начальник отдела организации медпомощи женщинам и детям департамента здравоохранения и фармации Наталья Владимировна Олендарь подтвердила существование проблемы с детскими садами:

– Да, садики неохотно берут детей с сахарным диабетом. Нагрузка на воспитателя и ответственность за ребёнка увеличиваются, а зарплата – нет.

По мнению Олендарь, в школах ситуация менее напряжённая. Хотя буквально на днях пришла тревожная информация. В одной из рыбинских школ родителей вынуждают перевести ребёнка-диабетика на домашнее обучение.

– Наличие у ребёнка сахарного диабета не является законным основанием для отказа ему в детском садике или переводе на домашнее обучение в школе. Если вы столкнулись с такой ситуацией, в Ярославле надо письменно обращаться в департамент образования правительства области, в других городах и районах – в местные администрации.

Диабет и инсулин

Так кто всё-таки дети, больные диабетом: социальные изгои или полноценные члены общества?

Сахарный диабет – тяжёлое эндокринное заболевание, связанное с недостатком или отсутствием в организме больного гормона инсулина. Существуют диабеты двух типов.

Сахарным диабетом I типа обычно болеют дети, подростки и люди до 30 лет. При диабете

I типа инсулин вообще не вырабатывается поджелудочной железой. Единственным способом лечения является введение инсулина несколько раз в день в течение всей жизни.

Сахарным диабетом II типа в основном болеют люди старше 35 – 40 лет и люди с избыточным весом. При этом типе диабета инсулин вырабатывается, но по ряду причин уровень сахара в крови не снижается. Лечение более щадящее: диета, сахароснижающие препараты и инсулин.

Оба типа диабета имеют серьёзные осложнения и повышают риск смерти от инсультов, инфарктов, почечной недостаточности.

До изобретения инсулина люди с сахарным диабетом, естественно, были «изгоями общества». Все больные сахарным диабетом I типа, несмотря на изнурительные диеты, умирали от диабетической комы в течение двух лет с момента постановки диагноза. В 1921 году канадский физиолог Фредерик Бантинг выделил из поджелудочной железы новорождённых телят экстракт инсулина, а в 1922 году сделал первую инъекцию инсулина 14-летнему Леонарду Томпсону, умиравшему от диабета. Леонард Томпсон прожил до 1935 года.

Более 60 лет исходным сырьём для производства инсулина являлись поджелудочные железы крупного рогатого скота и свиней. Такой инсулин сейчас называют «животным». Затем в 1982 году был создан генно-инженерный инсулин. Новый метод производства инсулина позволил избежать трудностей, связанных с недостатком сырья. С 2000 года во всех странах мира были рекомендованы к применению именно генно-инженерные инсулины.

По данным ВОЗ, сегодня в мире больны диабетом 284 млн. человек, из них в России – 3,2 миллиона. По прогнозам, к 2030 году число заболевших вырастет в два раза. На этом фоне наш регион выглядит неважно. Как отметила главный детский эндокринолог Ярославской области Валентина Валентиновна Туз, заболеваемость диабетом только I типа у нас в 1,5 раза выше, чем в среднем по России.

– С чем это связано, точно неизвестно, но, возможно, заболеваемость будет расти и дальше, – предположила Туз.

Несмотря на то, что число больных диабетом растёт, сегодня они могут вести полноценную жизнь: учиться, заниматься спортом, путешествовать. Разумеется, для этого необходимы средства компенсации заболевания: глюкометры, инсулиновые помпы, шприц-ручки и, разумеется, инсулин...

Экономика инсулина

Инсулин всем детям с диабетом I типа предоставляется бесплатно за счёт госбюджета. Кто является поставщиком этого жизненно важного препарата в России?

До начала 1980-х годов Россия практически не отставала от Запада в производстве инсулина. Существовали два завода – в Пензе и Кургане, – получавших экстракт инсулина из свиной и говяжьей печени. В 1989 году оба завода были закрыты. Сейчас российский рынок инсулина поделён между тремя западными компаниями: датской «Ново Нордиск», контролирующей, по разным данным, от 50 до 65 процентов рынка, американской «Эли Лилли» – около 30 процентов и французской «Санофи-Авентис» – около 20 процентов.

Транснациональная компания «Ново Нордиск» со штаб-квартирой в Копенгагене контролирует не только российский рынок инсулина, но и рынки Австрии, Италии, Испании, Голландии, Швейцарии, Новой Зеландии, Греции. В этих странах она активно внедрилась в сектор госзакупок, плодотворно сотрудничая с государст­венными медицинскими службами и национальными обществами диабета. Заняв рынок, компания порой демонстрирует жёсткую позицию. Так, в мае 2010 года «Ново Нордиск» заявил о прекращении продажи инсулина в Греции, выразив таким образом несогласие с решением греческого правительства снизить закупочные цены на все медпрепараты. В ответ греки осудили компанию, назвав её действия «жёстоким капиталистическим шантажом».

В 2009 году компания приняла решение о строительстве на территории России завода по производству препаратов для лечения диабета общей стоимостью 80 – 100 млн. долларов. Выбор стоял между тремя площадками: в Твер­ской, Калужской или Ярославской области. Калуга победила: первую очередь завода компания намерена запустить в декабре 2012 года.

Впрочем, не так уж и важно, какая компания будет «пастись» в секторе госзакупок инсулина. Выбирать-то всё равно придётся из импортного, зарубежного и иностранного. Чисто отечественного производства инсулина (без иностранного капитала), несмотря на многолетние грёзы российского правительства, так и не появилось. По разным данным, российские компании контролируют всего от 0,1 до 1 процента национального рынка.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber