Главное:

В уме нашем и сердце

«БОГ СОЕДИНИЛ МЕНЯ С ВАМИ»

Рождённый, как значится в метриче-ской записи, хранящейся в Рязанском областном архиве, в селе Путятине Сапожковского уезда, в семье дьякона церкви Воскресения Христова Тимофея Иванова и жены его Анны, он был крещён и наречён Иродионом. Отсюда – и мирское его имя Родион, и фамилия – Путятин.

В 1817 году осиротевший Родион поступает в Сапожковское училище, а в 1830-м уже заканчивает, при поддержке всего села, Рязанскую семинарию с более чем лестной аттестацией: «Успехи – очень хорошие; поведения весьма честного». И сразу же – учёба в стенах Свято-Троицкой лавры, в Московской духовной академии, дававшей блестящее по тем временам образование.

Во всех богословских, гражданских и естественных науках, включая общую и церковную словесность, греческий, еврей-ский, латинский, немецкий и французский языки, он успевает либо «не худо», либо «весьма хорошо». Его усердие уже на первом курсе обучения позволило ему в числе четырёх однокашников занять вакансию письмоводителя при Академическом правлении с жалованьем «на первый раз по 200 руб. в год», в два с лишним раза больше штатного минимума, что стало добрым подспорьем бедному сироте. И 14 августа 1834 года Путятина Родиона возводят в степень магистра богословия и определяют в Ярославскую духовную семинарию профессором словесности. В январе 1835-го архиепископ Авраамий рукополагает его во священники ярославской Тихоновской церкви. А вторым днем сентября 1837 года определяется он помощником инспектора семинарии.

Здесь, в Ярославле, молодой пастырь счастливо, но ненадолго сочетался законным браком и венчался с горячо и пожизненно обожаемой им Надеждой Ивановной, поскольку скоро остаётся вдовым с верой в сердце и Верушкой, младенцем-дочкой, на руках. «Дай мне, Господи, терпение и утешение!» – взывает он в письме любезнейшему брату Георгию Тимофеевичу с супругой.

Весной 1840 года отца Родиону переводят в том же звании наставника в Ярославский кафедральный собор, а через четыре года – к церкви Сошествия Святого Духа и почти следом определяют увещевателем во всех присутственных местах Ярославля.

Ровно через год, 8 сентября 1845 года, архиепископ Евгений производит Родиона Путятина в протоиерея в город Рыбинск к соборной церкви Преображения Господня, определяет благочинным над градскими церквями. Почти четверть века, 24 года, будет он предстоять пред братией своей и паствою во главе Спасо-Преображенского собора! Его «отлично-усердная» служба Всемилостливейше будет отмечена и орденами Святой Анны 3-й и2-й степени с императорскою короною.

Неизменными «и предметом забот, и источником утешений» были для отца Родиона сослужители его и прихожане. «Бог соединил меня с вами, – говаривал он. – Вы теперь для моего духа всё». Немало времени, сил и гибкости душевной употребил он, будучи протоиереем рыбинского Спасо-Преображенского собора на покупку и приведение в порядок дома напротив собора, дабы все священнослужители храма, включая его самого, поселились здесь семьями, жили соборно.

Благочинный над восемью церквями в городе и окрест, отец Родион успевал озаботиться не только нравственным, но и житейским состоянием подопечных. 300 рублей серебром пожертвовал он лично в пользу раненных на Крымской войне, вдов и сирот за что удостоился Высочайшей благодарности. Отец Родион слыл не только благочестивым и мудрым наставником – он отличался незаурядными организаторскими и дипломатическими способностями, а главное, обладал непререкаемым моральным авторитетом. В кругу его деятельных доброжелателей – цвет рыбинского купечества и мещанства, от неоднократно избиравшегося в градоначальники первого в Рыбинске Потомственного почётного гражданина России купца Ф. И. Тюменева до генерала П. Е. Червонного. Н. М. Журавлёв, И. А. Наумов, А. А. Попов... Репины, Хомутовы, Эльтековы.

«ВАШИМ СПАСЕНИЕМИ Я СПАСАЮСЬ»

Отец Родион старался жить, как проповедовал, и проповедовать, как жил, – достойно и просто, доступно светлому уму и доброму сердцу. «Вашим спасением и я спасаюсь», – обращался он скорей к себе, чем к прихожанам.

Пожалуй, лучшее свидетельство тому – его объёмистый, не до конца ещё расшифрованный «Дневник». По забытой ныне традиции любая запись начинается в нём не только с указания даты и времени суток, но и с обязательного описания погоды. На редкость мягкий по характеру и не библейского отнюдь здоровья, отец Родион был весьма чувствителен к ненастью. Но каким бы ни было самочувствие, в час урочный пастырь на месте своём – пред образом или алтарём, у аналоя или купели, над усопшим или могилой. Вершит обряды венчания, крещения, соборования... Освящает, исповедует, напутствует... Даёт уроки Закона Божьего в воскресных школах и на дому.

А между службами – иные заботы. В четверг 21 ноября 1857-го: «Понедельник, вторник ездил по сёлам, ревизовал церкви». В среду 12 декабря снова «ездил обозревать церкви», домой вернулся лишь к трем часам пополудни. Ведь Собор и благочиние – хозяйство сложное, обширное. То, читаешь, пастыри «благословляли новое место за Черёмухой для новой церкви». То прибыли на кладбище «закладывать дом там для священнослужителей». То на собрании сообща «положили устроить богадельню на 20 человек» и приют «для 10 младенцев незаконнорожденных». Ко всему тому – учреждение при Соборе «кружки для пособия бедным». Встреча на Волге, пароходом, иконы Казанской Божьей Матери. А крестным ходом, у городской заставы – Рыбинской дружины.

«ЧЕМ БОГАТ, ТЕМ И РАД»

Чуткий к обстоятельствам и смыслу пастырского слова, в «Дневнике» отец Родион временами касается и этой очень важной для него темы. Тут он предельно требователен к себе. И, отслужив обедню, пишет: «Поучение записал и говорил; конечно, поучение и мало, и слабо. Но... чем богат, тем и рад». А богат духовно, щедр душевно был он в высшей степени своей.

Отцу Родиону было что сказать своим пасомым – отличался он не только образованностью, а и широким кругом духовных интересов. Знал мировую и любил отечественную историю, читал зарубежную и чтил русскую литературу. В «Дневнике» его то и дело встречаются имена Вальтера Скотта и Вольтера, Шекспира, Шиллера и Гёте, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Крылова... «Что такое поэзия?» – вопрошает он себя. И отвечает: «Это вино, нравственное, духовное вино... Ах, зачем я не поэт?»

Отец Родион был правдив и талантлив. Готовясь к проповеди и поучению, искал «начало» и в церковной хронологии, и в отечественной истории, и в периодической печати, до которой был большой охотник, и в быстротекущей жизни. Стремился «сообщить и малому, наверное, давно известному результату, новую свежесть и даже важность», ибо «умное слово надобно уметь сказать».

16 ноября исполняется 138 лет со дня безвременной его кончины. В Рыбинске в Спасо-Преображенском соборе 17 ноября состоится богослужение, посвященное светлой памяти Родиона Путятина.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber