Главное:
МИН
-

О чем писали «северяне» 100 лет назад

ВОЛОГОДСКИЙ ПОГРОМ. Пишу под свежим, гнетущим впечатлением пережитых недавно ужасов, которые для всех нас были так неожиданны и казались совершенно невозможными.

День 1 мая, мирный праздник труда и его грядущего обновления, окончился разгромом. Еще за несколько дней до праздника носились зловещие слухи, что готовится черносотенный поход, исходящий из авторитетного лагеря. Слухам не придавали значения, так как до сих пор Вологда счастливо выделялась своей «непогромностью» от других городов, до сих пор не оправившихся еще с памятных октябрьских дней. Теперь, увы! Задним числом приходится припомнить многое. Перед 1 мая в Вологду стягивались стражники из деревень и уездов. Жандармский полковник получил какую­то шифрованную депешу в 1000 слов! Съезжались откуда­то жандармы с узлами и чемоданами. Происходили собрания «пат­риотов» от Союза русского народа у госпожи Карауловой.

В день 1 мая, лишь только учащаяся молодежь появилась на Торговой площади с приглашением приказчиков примкнуть к празднеству 1 мая, как по волшебству появились темные личности в «крепких» сапогах с бутылками и в новых картузах, которые начали гоняться за гимназистами и семинаристами. Появился и царский портрет, и пение церковно­патриотическое. Шествие направилось к народному дому, который через несколько минут запылал, как факел. Говорят, кто­то сгорел внутри, а кто успел выскочить, был нещадно избиваем. Книги и брошюры с остервенением рвались и жглись. Прибывшей пожарной команде толпа не позволила тушить пожар. Во время пожара стражники стреляли по убегавшим и находящимся внутри. Предводительствовал жандармский ротмистр на коне – потом его толпа качала и просила «на чаек». Всего раненых и, может быть, убитых – около 30 человек. Точная цифра пока не установлена.

Покончив с народным домом, черная сотня под прикрытием стражников отправилась в «Северную землю» и разгромила типографию и контору. Помещение редакции каким­то чудом уцелело. Вся площадь покрылась газетной бумагой. Шрифты обращены в «кашу». Две машины изломаны. Печатного станка, печатного слова теперь в Вологде нет, и будет ли оно, трудно с уверенностью сказать.

Затем хулиганы отправились к дому городского головы Клушина (кадета) с целью его проучить. Тут они встретили отпор со стороны молодежи, встретившей их выстрелами из браунингов. Погромщики разбежались. Вечерело. Мы все разбрелись по домам измученные, изумленные до одичания, до бессмысленного крика.

* * *

ПЕРВОМАЙСКАЯ ДЕМОНСТ­РАЦИЯ. 1 мая в Ярославле демонстрировали не рабочие, как этого ожидали, а черносотенцы. Сообразно характеру демонстрантов были и их демон­страции.

Разгуливая по бульвару большой толпой, человек в 10 – 15, черносотенцы зорко приглядывались и прислушивались к проходившим мимо них лицам, отыскивая повода к «демонстрации». Таким поводом они сочли раздавшуюся по бульвару рабочую песню, петую подвыпившим молодым человеком, по виду приказчиком или конторщиком. Мигом они окружили певца и потребовали прекратить пение. А затем, когда тот, несмотря на их угрозы, запел песни вновь, черносотенцы бросились его ловить и, поймав, стали избивать самым зверским образом. Молодого человека били по спине и животу кулаками в кастетах, пинали, и, вывернув руки назад и толкая в шею, вели довольно значительное расстояние, после чего сдали в руки полиции, отправившей его в участок.

Как выяснилось из расспросов свидетелей происше­ствия, избивавшие молодого человека люди все хорошо знакомы полиции: это преимуще­ственно маклаки с толкучки, кучер с пожарного двора и бывшие полицейские, в настоящее время занимающиеся выслеживанием мелких воришек. Часть их во время избиения отделилась и конфиденциально беседовала со стоявшим на посту у бульвара околоточным Мартыновым, предупредительно повернувшимся спиной к происходившему и принявшему деятельное участие лишь в отправлении избитого молодого человека в участок.

Позднее, часов около 9 – 10 вечера, черносотенцы устроили в концах Казанского бульвара своего рода дозорные посты, немало пугая гулявшую публику внушительными выражениями отдельных фраз и еще более внушительными дубинами, с которыми они не расставались с утра 1 мая.

* * *

В ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ МАСТЕРСКИХ при станции Урочь в понедельник, 1 мая, работы почти не производились. Работали лишь вагонные мастер­ские с незначительным количеством рабочих. Комитетом РСДРП были выпущены прокламации, призывающие рабочих к забастовке в этот день. По­видимому, таких воззваний было отпечатано и выпущено большое количество, так как они не только были розданы по рукам, но и раскиданы по дорогам, развешены по деревьям и т. п.

В самый день 1 мая, как нам приходилось наблюдать, полиция собирала эти воззвания и выслеживала, нет ли где массовых или вообще каких­либо сборищ. В целях предупреждения каких­либо демон­стративных выступлений пролетариата за Волгу была отправлена рота Фанагорийского полка, которой не пришлось действовать, так как никаких демонстраций со стороны рабочих не было. В лесу, впрочем, собралось человек 50 рабочих, певших революционные песни и порывавшихся демон­стрировать по городу с красным флагом, но они были удержаны от этого другими товарищами. Администрация железной дороги нисколько не препятствовала рабочим ознаменовать день 1 мая прекращением работ. Было объявлено, что в случае прекращения работ день этот не будет считаться прогульным.



* * *
Номера «Северных откликов» предоставлены ГАЯО.

Конституция

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp