О чем писали «северяне» 100 лет назад

В думе. В освещенном зале городской думы расхаживают и оживленно беседуют господа гласные. На хорах тоже шумно: там собрались обыватели – содержатели пивных лавок. Старческой походкой к председательскому месту направляется сам голова – Д. И. Чистяков, дрожащими руками надевает цепь, звонит и что­то шамкает. Никто ничего не слышит и не слушает.

Сели за столики, физиономии из оживленных превратились в скучные – скучные. Слышно со всех сторон – «ох», зевота... Нехотя встают, осматривают чертежи внесенного проекта изменения прокладки товарных путей трамвая по Рождественской улице у дома Н. П. Пастухова, ввиду выяснившегося неудобства для движения прежнего, утвержденного думой, проекта.

После небольшой пикировки между гласными Гнуздевым и Пошехоновым по вопросу о непосредственном осмотре управой места прокладки путей, дума соглашается с внесенным проектом, постановив при этом, чтобы у ворот дома Пастухова, к которому по тротуару пойдет путь, всегда находился сторож.

Затем на очереди вопрос об обложении попудным сбором товаров, ввозимых и вывозимых из Ярославля, – доход от какого сбора должен пойти на устройство и поправку мостовых и осушку 2­ой части города.

Вопрос коснулся кошелька господ гласных, и они оживляются.

Поднимается И. А. Вахрамеев и горячо протестует против предложенного обложения сбором в одну пятую копейки с пуда таких предметов первой необходимости, как хлеб и мука, так как налог в этом случае всей своей тяжестью ляжет всецело на мелких потребителей. (Вахрамеев – владелец мукомольного производства – Р. С.).

Взамен этого господин Вахрамеев предлагает увеличить сбор с одной до двух копеек с пуда на товары первой группы, в состав которой входят мануфактурные, бакалейные, кожаные, аптекарские и другие товары.

Гласный Пошехонов обижается и, горячо жестикулируя, доказывает, что торговцы мануфактурным бакалейным товаром (он сам торговец «красным» товаром) меньше наживаются, чем те, кто имеет мукомольные мельницы, мучные лавки, что торговцы товарами первой группы наживают очень, очень мало.

Гласный Андронов, возражая господину Вахрамееву, указывает, что попудный сбор ни в коем случае не должен быть переводим на потребителя и мелкого торговца, так как мостовые ломают лошади и грузы именно тех, кто имеет мукомольные мельницы, табачные фабрики и свинцово­белильные заводы.

В зал возвращается И. А. Вахрамеев, удалявшийся во время речи П. А. Пошехонова, и оппонирует господину Андронову. Он находит несправедливым обложение лишь фабрикантов и заводчиков попудным сбором, так как мостовыми пользуются ведь не одни только они, и считает более справедливым увеличить налог с лошадей, установив этот налог вместо пяти в десять рублей с каждой лошади.

Но ему доказывают, что люди несостоятельные (ведь лошадей держат не только богатые!) и теперь уже ропщут на налог в пять рублей, что поэтому увеличивать его никоим образом нельзя.

Затем снова пикировка между господами Вахрамеевым и Пошехоновым на тему, кто больше наживается и обманывает – хлебник ли и мукомол или торговец красным товаром. В эту пикировку вмешивается, поддерживая Вахрамеева, гласный Гнуздев.

Думе, видимо, надоело слушать вызванные эгоистическим чувством собственной наживы споры, и она большинством голосов решает принять проект управы по данному вопросу, не разобрав и не обсудив действительно несообразных пунктов проекта: неудачной классификации товаров по группам, таксировки и других.

Из следующих вопросов внимание думы останавливает доклад управы по вопросу открытия и содержания пивных лавок, который прочитал гласный П. Я. Морозов.

В докладе перечисляются улицы, на которых предложено не разрешать открытие пивных лавок. Их показалось так много, что господин Пошехонов обеспокоился за благосостояние бедных домовладельцев, приспособивших свои помещения под торговые предприятия такого рода, и убеждает примерами из заграницы, где пивные лавки рассеяны повсюду, что необходимо разрешить открытие пивных лавок везде, где только кто захочет. Ведь если и есть от чего вред, так это от водки, а никак не от пива. Пиво – квас, его можно выпить 20 бутылок – и ничего. На хорах и в зале хохот.

Городской голова указывает, что сравнивать заграницу и наше Отечество никак нельзя, поэтому не соглашается с высказанным мнением. Вносит заявление о том, что необходимо ходатайствовать о недопущении торговли в винных и пивных лавках в воскресенья и праздничные дни, и том, чтобы и для винных лавок был установлен известный район, ограничивающий их расселение, так сказать, черта оседлости.

После возражения гласного Андронова и некоторых других, вопрос решено сдать в комиссию по общим делам для нового рассмотрения и обсуждения. Хоры с шумом и говором пустеют – разочарованные «пивники» расходятся.

Некоторые гласные покидают зал заседания. Затем удаляются еще несколько гласных, законного числа нет, и Д. И. Чистяков, снимая цепь, объявляет заседание закрытым. Остались неразрешенные вопросы.



* * *
Номера «Северной речи» предоставлены ГАЯО.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber