О чем писали «северяне» 100 лет назад

Не туда попали. В субботу, 30 сентября, в 9 часов вечера, на Власьевской улице* на фотографию Свейковского было совершено, очевидно, с целью грабежа, нападение.

Какие­то три темные личности вместе с музыкантом Фанагорийского полка потребовали у Свейковского отворить дверь. Получив со стороны горничной господина Свейковского отказ, они стали ломиться силой и выломали нижнюю половину двери.

Испуганная горничная открыла форточку и закричала городовому. Городовой, номер которого остался неизвестным, отказался прийти на крик. Тогда горничная вызвала по телефону господина Свейковского, который, прибыв вместе с господином Ад, нашел, что в воротах у подъезда с улицы стоят двое городовых, на требование их идти с ними и задержать громил городовые отказались, ссылаясь на темноту.

Скоро собралось много зрителей. Двоих громил задержали, а третий с грубой нахальностью вошел вместе с господином Свейковским в квартиру, обошел все комнаты, осматривая всюду затворы, а когда господин Свейковский потребовал и этого арестовать, то он начал упрашивать городового не задерживать его: «потому­де я ведь принадлежу к союзу русских людей».

При составлении протокола выяснилось, что этот третий – из губернской типографии, один из организаторов местных черносотенных кружков, другой сапожник.

Очевидно, громилы не туда попали, потому что горничная господина Свейковского слышала из разговоров их: «Не в ту дверь, видно, попали, нужно было к Каспе».

* * *

Данилов. В казначействе в скором времени намерены устроить особый прибор, посред­ством которого одним нажатием пальца можно устроить тревогу по всему городу, все телефоны будут отчаянно звонить. Этот прибор устраивается на случай попытки ограбить казначейство.

* * *

Село Угодичи Ростовского уезда. По озеру Неро совершает рейсы между городом Ростовом и селом Угодичи пароход, принадлежащий богатому крестьянину Фафурину.

Чтобы попасть в Ростов, окрестным жителям представляются два пути: прямой – через озеро на этом пароходе, 5 верст – или объездной по берегу на лошади – 20 верст. Ввиду очевидной выгоды первого пути им, конечно, и пользуются почти все крестьяне села Угодичи и ближайших деревень.

Однако пароход, несмотря на сильную нужду в нем, совершенно не отвечает своему назначению: он очень плох и стар и обладает черепашьим ходом, делает три версты в час в тихую погоду, а при малейшем ветре и эта скудная быстрота сокращается наполовину.

А то бывает и так: выйдет пароход в 11 часов дня из Угодич и вернется часов в пять обратно, не доехав одной версты до Ростова. Неправда ли: не дурная ведь прогулка для бедняков, дорожащих своим временем и гонимых нуждой в город!

Тем, которые находятся на пароходе, сравнительно еще хорошо, но каково положение находящихся на паромах? Пять часов на открытом воздухе, в холод и при сильном ветре, в стареньком мужицком зипунишке и худых сапогах...

Крепкую надо иметь натуру, чтобы не отправиться на тот свет. И за такое удовольствие бедняк­крестьянин из последних грошей должен платить в пользу господина Фафурина от 6 до 10 копеек с человека и 40 – 60 копеек с лошади.

Фафурин очень хорошо знает, что как ни плохо его корыто, которое он называет пароходом, крестьянину обойтись без него нельзя. По договору с управой он обезопасил себя от конкурентов, а потому и не заинтересован вопросом, отвечает назначению его пароход или нет...

* * *

Вздорожание молока. Привозимое крестьянами для сбыта молоко начало продаваться уже по 7 копеек (вместо 5) за кринку, которая емкостью значительно уменьшилась.

* * *

На базаре. В настоящее время крестьяне начали привозить сюда для сбыта лен. Благодаря тому, что льняные базары слишком малы, на них фигурирует лишь несколько маклаков, которые устанавливают цены по­своему.

Например, вчера вместо просимых крестьянами 6 рублей 50 копеек – 7 рублей за пуд давали 5 рублей 60 копеек, и крестьянам, за отсутствием других покупателей, пришлось согласиться на это.

* * *

Из земства. В ярославскую губернскую земскую управу поступила от рыбинской уездной земской управы ведомость о справочных ценах на рабочие руки за сентябрь месяц.

Из ведомости видно, что на своем содержании рабочий в день с лошадью получал 1 рубль 60 копеек – 1 рубль 80 копеек, без лошади от 70 – 80 копеек, работница на своих харчах в сутки получала от 40 – 45 копеек, на хозяйских харчах плата колебалась: мужчине между 40 – 50 копейками, женщине 30 – 35 копеек.

Помесячная плата приблизительно такая: мужчина на своих харчах получал от 15 до 17 рублей, а на хозяйских от 10 до 12 рублей, а работницы при своих харчах получали от 11 до 12 рублей и на хозяйских харчах от 6 до 7 рублей.



* * *
Номера «Северной речи» предоставлены ГАЯО. *Власьевская улица – сейчас улица Свободы.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber