Анна Коузова

Сергей Овчинников: «Это больше, чем просто работа»

10 октября у председателя Ярославского отделения Российского детского фонда Сергея Овчинникова двойной праздник

– Мне исполняется 85, а моей трудовой книжке на 15 лет меньше. 70 лет как на работе, представляете? Вот и я с трудом, – смеется Сергей Николаевич.

Между тем бездельничать Сергей Николаевич категорически не любил с раннего детства. А будучи пятнадцатилетним мальчишкой, и вовсе решил, что пора трудиться по-взрослому.

– У нас в семье было пятеро детей, я – самый старший. Отец, навострившись по торговому делу в Санкт-Петербурге еще в должности «мальчика», заведовал промтоварным магазином в поселке Волга Некоузского района. Поэтому и жили мы по тем временам вполне неплохо, – рассказывает Сергей Николаевич. – Но началась война, и я хотел быть полезным. Тогда среди молодежи такой патриотизм был, сейчас, наверное, и не представить.

Первым серьезным поручением для мальчишки стало сопровождение эшелона с пряжей для обмундирования фронтовиков, которое Волжская шерстопрядильная фабрика отправляла в Москву.

– Помню, по прибытии самой главной наградой для меня и еще девяти ребят стало мытье в бане после нескольких дней пути, – вспоминает Овчинников. – Такое блаженство, на всю жизнь запомнилось.

Став помощником мастера на той же фабрике, Сергей вскоре уже руководил бригадой из девяти человек. Работали по 12 часов в сутки, порой без перерыва на обед. Запускать же специальную машину высотой 4 – 5 метров под силу было только мужчине, да и то не всякому. Добросовестность, ловкость и прочие ценные качества сделали в военные годы Сергея незаменимым для фабрики. Из-за этого и мечта юноши бороздить воздушные просторы в качестве летчика-истребителя не сбылась.

– Когда должен был идти в армию, меня, можно сказать, вернули с вокзала, – рассказывает Овчинников. – До этого я прошел переподготовку, был одним из лучших, быстро собирал и разбирал пулемет «максим», метко стрелял.

Сергей остался, к тому же теперь он в семье был единственным кормильцем, – в январе 1945 года отец погиб при освобождении Польши, а мать много болела.

– До сих пор помню тот день, когда письмо пришло, – вздыхает Сергей Николаевич. – Возвращаюсь домой, а там причитания, слезы…

После работы на фабрике Сергей возглавил комсомольскую организацию местной МТС, потом работал секретарем Некоузского райкома ВЛКСМ. В 1952 году ему доверили руководить отделом работы среди сельской молодежи в обкоме комсомола, а в 1956-м избрали секретарем Ярославского райкома КПСС.

Одна же из самых интересных страниц его трудового «романа» связана с проведением так называемой «массово-политической работы с населением по месту жительства». За казенной формулировкой – открытие общественных поликлиник, библиотек, клубов.

Скажи сейчас, что лучшие врачи города ведут прием пациентов абсолютно бесплатно, сами не получая за это ни копейки, – с трудом поверят. Овчинников же, будучи первым секретарем Кировского райкома КПСС, сумел привлечь к безвозмездной работе специалистов из разных областей.

– Отдельных помещений не было, поэтому оборудовали подвалы, иногда целые квартиры, чтобы устроить там поликлинику или детский клуб, – рассказывает Сергей Николаевич. – Государственных поликлиник, скажем, было гораздо меньше, чем сегодня, чтобы попасть на прием, приходилось порой ждать несколько дней. Посмотреть, как это у нас получается, приезжали даже из других городов, опыт перенимали.

А однажды Сергею Николаевичу удалось удивить не только коллег из других городов, но и послов буквально всего мира. Во время дней культуры Латвии в России, которые проводила Ярославская область, Овчинников председательствовал на Всесоюзном кинофестивале, а также отвечал за прием иностранных гостей.

– В последний день после обеда в Ростовском кремле, когда послы с женами уже в автобусе ехали в Москву, мы решили устроить им «посошок», – рассказывает Сергей Николаевич. – Остановили посреди леса и попросили выйти. Те в недоумении: «Что случилось?» Приходят на полянку, а там, прямо на траве, скатерти расстелены с фруктами и напитками разными. Иностранцы были в восторге.

В детский фонд Овчинников пришел работать после 12 лет в должности заместителя председателя Ярославского облисполкома, в возрасте, когда большинство сверстников уже выходили на пенсию.

– Я понял, что без работы просто не могу, – признается Сергей Николаевич. – К тому же хоть и принято было говорить, что у нас самое счастливое детство, но проблем здесь было достаточно. А помощь детям – это больше, чем просто работа.

Подтверждая раз за разом свою мысль, Овчинников сумел добиться результатов, каких другим отделениям детского фонда достичь не удавалось. Например, Ярославская область первая, где начали в 1994 году программу «Глухие дети», и единственная, где слуховые аппараты каждый год вручают детишкам до сих пор.

Современные цифровые приборы стоят около 70 тысяч рублей, и большинству родителей, конечно, такую покупку было бы не потянуть.

А еще Ярославский детский фонд – первый в стране, который приобрел для ребят, больных ДЦП, специальные костюмы.

– У ребенка с ДЦП, который сам не может даже на ногах стоять, в таком костюме появляется возможность передвигаться, – объясняет Овчинников. – За счет того, что идет электростимуляция мышц.

Помощь детям с сахарным диабетом, сиротам, ребятам, чьи отцы погибли при исполнении долга, – в Ярославле и области детским фондом осуществляется 16 разных программ. Такого количества нет ни в одном другом отделении.

– Когда мы просим деньги у государства на ту или иную помощь, то всегда находим поддержку. Во-первых, мы тщательно все продумываем, подтверждаем документами каждое слово, ну а во-вторых, если бы всю душу в это не вкладывал, ничего бы у меня не получилось, я вам точно говорю!

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp