822

Младенцы в джунглях

Энергоэффективность стала главной движущей силой восстановления и улучшения ярославских лесов Ярославскую область без наших знаменитых, историей освященных лесов просто невозможно представить.

Но по числу скандалов лесная отрасль – на одном из первых мест. О том, что мешает и что помогает сохранять и приумножать наши природные богатства, корреспонденту «ЯР» рассказал директор областного департамента лесного хозяйства Владимир Кузин.

– Владимир Анатольевич, начнем с базового понятия. Назовите основную причину деградации наших лесов.

– Недобросовестные арендаторы. У нас принято сочувствовать предпринимателям из сектора малого бизнеса, но сами они не все мягкие и пушистые. В области 300 арендаторов, и почти 70 процентов из них – нерадивые. Область должна рубить 4,5 миллиона кубометров леса в год, план арендаторов – 2,5 миллиона. В прошлом году сделали 1,1 миллиона, а в этом и того не будет. Вот такое освоение расчетной лесосеки – 30 процентов.

– А может быть, так лучше? Больше лесов сохранится?

– Хорошо растет молодой лес, а старый – доживает и пользы не приносит. Не рубить, что положено, – это все равно, что картошку посадить, а потом не убрать. Кроме того, горе-арендаторы не только планы освоения расчетной лесосеки нам «валят». Они вообще ничего не делают! План лесовосстановления область выполнила на 85%, отвратительно низкий показатель – опять из-за них. Арендатор обязан не только рубить, но и готовить почву, сажать молодняк, ухаживать за ним. Противопожарное обустройство лесов – по закону тоже забота арендатора. Минерализованные полосы для защиты леса от захода огня с полей при весенних палах, установка аншлагов, устройство противопожарных дорог, их ремонт и еще многое и многое!

– Да они же разорятся все это делать за свой счет!

– Ничуть. Да, для арендатора главное – прибыль, а содержание участка – обременение. Но государство компенсирует затраты – цена кубометра, как шутят лесники, приравнена к стоимости бутылки пива. Минимальные ставки для леса на корню в среднем таковы: сосна – 150 рублей, елка – 100, береза – 50–70 рублей, дровяная древесина осиновой породы – 30 копеек. Вам не кажется, что такие цены легко покроют затраты на лесовосстановление, защиту лесов, на все?

– А конкретных «двоечников» можете назвать?

– Из Ивановской области «варяг» – ИП Назарова. Выиграла аукционы на участки в Брейтовском, Тутаевском, Рыбинском, Даниловском районах, и тишина. ИП Зайцев, тоже ивановский, в Гаврилов-Ямском районе ничего не делает. Аренду платят только через суды. Да и ярославские такие же бывают: ИП Резников в Гаврилов-Ямском лесничестве, хоть и сам бывший лесничий, а на моей памяти не было года, чтобы выполнил свои обязательства. И таких – большинство.

– Неужели среди арендаторов перевелись хорошие лесоводы?

– Ну что вы, я их всех по именам знаю! ИП Сергеев в Углич­ском районе, заслуженный лесовод РФ, здорово работает. ООО «Пошехонье-лес». ООО «Березка» в Некоузском районе. ООО «Тутаев-лес». В Ярославле ООО «ЛесТех». Есть и крупный арендатор, загляденье, всем пример – ООО «Любимский лесокомбинат». Великолепно ведет лесное хозяйство, коллектив отличный, грамотнейшее руководство. Отметили 80-летие – единственные из советского времени адаптировались к рыночной экономике. А когда мы попросили их помочь в разборке ветровалов (40 тысяч гектаров с прошлогоднего урагана) – в дождь трудились в три смены, без остановки механизмов! Вот таких арендаторов и просим помочь «заткнуть дыры», образовавшиеся из-за горе-лесоводов. Но лучших – 30 процентов. Будь их хотя бы чуть больше половины – мы бы работали в плюс. А так регион не выполняет лесной план, Рослесхоз угрожает изъять полномочия: мол, вы не справляетесь. Арбитражные суды стеной встали на защиту «обиженных». Арендатору стоит на суде голословно заявить: дайте срок, все выполню, и судья тут же переносит заседание на 2–3 месяца. Ничего не меняется, долг по аренде «капает», лес без ухода стоит. А невыполненный план арендатора увязан с регламентом лесничества и с лесным планом области, и весь этот сложный механизм начинает трещать.

– С трудом верится, что арендаторы – сплошь злодеи. Может быть, у них есть причины для нерадивости?

– Есть. В России две «осиновые» области – Ярославская и Калужская. В Кировской области, в Сибири – 100 процентов хвойные породы. У соседей-владимирцев от 60 до 70 процентов сосняков. У нас – 20 процентов. После войны надо было страну восстановить и центральные регионы эксплуатировались жестко. В Брейтовском районе вырубали 120 тысяч кубометров в год только хвойных, так же в Некоузе и Пошехонье. Сейчас рубят 40 тысяч кубометров всех пород вместе. Вырубили все хвойное хозяйство, но лес посажен – у нас до 40 процентов хвойных молодняков. Через 40 лет, при наших внуках, будем лесной областью, вроде Владимирской. Но представьте – мы единственный регион в стране, который всегда сколько рубил, столько и сажал. А сейчас не держим эту марку из-за плохих арендаторов! Да, им трудно. Из-за новых водохранилищ осина, из которой наши деды колодцы и бани строили, теперь сгнивает к 30 годам и ценится не дороже дров – 30 копеек, а сосна – 150 рублей. Дорог в лесу нет, лесозаготовки идут, только когда Дед Мороз сам дорогу наладит – с ноября по апрель. О чем это говорит?

– Лесной бизнес в нашей области пора сворачивать?

– А вот и нет! Но деньги в нашем лесу может заработать лишь высококлассный специалист лесного дела! А Лесной кодекс 2007 года разрешает аренду леса только через аукцион и допускает к нему кого угодно.

Раньше вообще приезжали просто за откатами. Грозили, что поднимут цену на аукционе, и деньги вымогали. А когда наталкивались на нежелание серьезных людей играть в их игры, сами брали участки: мол, заработаем. Те, кто взял участки вот так, сильно проиграли. Они купили пусть подержанную, но все же спецтехнику, а спроса на лес нет! И теперь эти горе-бизнесмены чувствуют себя как младенцы в джунглях – аренда на 49 лет, «быстрых» денег не получается, технику покупать не хочется. Вот они мечутся по районам, где арендовали участки, ищут, кому права переуступить да с департаментом судятся. Мы каждый квартал на комиссию их вызываем, беседуем, мировые соглашения в судах заключаем, но воз и ныне там.

– Что же делать?

– Я сын лесника, сам лесник с 30-летним стажем, жена и дети мои – лесники, и уверен, что нужно вносить дополнения в Лесной кодекс и уходить от 94-го закона. Вместо аукционов проводить конкурсы, чтобы допускать в лес только дееспособных профессионалов. А именно в Ярославской области – отказаться от аренды и продавать делянки – рублей по 400 за кубометр. А за счет этих средств уход лесу мы обеспечили бы! Но я не законодатель, и поэтому это лишь мечты. А в реальности мы опираемся на активную инвестиционную политику. Брикеты из опилок и иных древесных отходов охотно покупает Запад, но это неудобно – товар сезонный, летом негде хранить. А вот после разработки программы по энергоэффективности появились серьезные надежды. Не хочу спугнуть удачу, не стану называть инвесторов, которые придут в область, чтобы заняться переводом котельных в районах на дерево­брикеты и отчасти на торф. Большинство документов подписано, вопросом плотно занимается заместитель губернатора Андрей Епанешников. Если задуманное осуществится, то весь лесной бизнес в Ярославской области будет чувствовать себя вольготно. Однако дело не в прибылях. Дело в том, чтобы сберечь и приумножить наши леса.

Досье

Полный десятилетний комплекс работ по лесоустройству стоит 200 – 300 рублей за каждый гектар. Площадь ярославских лесов – 1840 тыс. гектаров.

При этом от сдачи участков леса в аренду, единственно возможного способа ведения лесного хозяйства по новому Лесному кодексу, область получает в год около 15 млн. рублей прибыли при 30 миллионах рублей затрат на охрану лесов.

Короткий адрес этой новости: https://yarreg.ru/nf6i/
ремонтценыдети

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber
Новости на нашем
канале в Viber

Предложить новость