Главное:

Дан Запашный: «Я не укротитель, а воспитатель»

Гастролирующий в Ярославле представитель прославленной цирковой династии в пятом поколении Дан Запашный считает, что профессия дрессировщика кардинально изменилась.

– Дан, когда мы слышим фамилию Запашный, сразу возникает ассоциация со свирепыми хищниками – львами, тиграми, пантерами. А вы дрессируете человекообразных обезьян. Чем обусловлен такой выбор?

– Мне нравятся огромные кошки, но похожих друг на друга аттракционов с ними сегодня в цирке предостаточно. Я же по примеру своего деда Вальтера Запашного, который всегда брался за что-то новое, необычное, стараюсь быть ни на кого не похожим. Первый мой номер – жонглер на мотоцикле. А второй – акробатическая пара с шимпанзе.

– Акробатика сама по себе требует недюжинного спортивного мастерства, а тут еще такой необычный партнер.

– Признаюсь, поначалу было очень тяжело. Когда мы начинали работать с Чучей, ему уже было два с половиной года, по обезьяньим меркам – почти подросток со сложившимся характером и привычками. Имя говорило само за себя – я воспринимал его как существо непонятное, странное. Привыкали друг к другу долго. Признаюсь, я почти отчаялся. Сейчас, наработав десятилетний опыт общения с этими животными, вспоминаю то время с улыбкой. Сегодняшняя моя партнерша – Мальта. У нас полное взаимопонимание, единственная сложность – контроль веса. Она девушка фигуристая, весит 50 килограммов и, как любая дама, не любит вставать на весы. Есть у меня и маленькая ученица Боня. Скоро мы с ней начнем выходить на манеж.

– У каждого дрессировщика свое кредо. Какое оно у вас?

– Я не укротитель, а воспитатель. Моя задача – не сделать из непослушного животного послушное, а завоевать его доверие, установить контакт. Это тонкая психологическая работа, особенно если речь идет о человекообразных обезьянах. Они отличаются от собак, тигров, пантер, которые тоже достаточно умные, обладают выраженным интеллектом, но все равно в значительной степени руководствуются рефлексами, так что процесс их обучения трюкам основан на многократном повторении одних и тех же действий, доведении их до автоматизма. Приматы способны принимать, обрабатывать и передавать информацию гораздо быстрее, они, как человек, учатся всю жизнь. Рутина их утомляет, нужно постоянно придумывать что-то новое. Демонстрировать превосходство ни в коем случае нельзя – это вызывает злобу, создает брешь в отношениях. Осознав, что были не правы, они просят прощения – подают ладошку лодочкой.

– Вы рассказываете о своих подопечных почти как натуралист-исследователь.

– Меня впечатлила деятельность знаменитых «ангелов Лики», исследовавших человекообразных обезьян: Джейн Гудолл, посвятившей десятки лет наблюдению за шимпанзе в их естественной среде в Африке, Дайан Фосси, жившей среди горилл, и Бируте Галдикас, описавшей жизнь орангутангов. Я не просто работаю с животными, я их изучаю.

– И какие же они, наши младшие братья по разуму?

– У человекообразных обезьян и людей на самом деле гораздо больше общих черт, чем различий. И те, и другие живут социумами, внутри которых есть большие группы, отличающиеся обычаями и традициями, обусловленными различными способами добывать пищу, воспитывать потомство, отбиваться от врагов, изготавливать примитивные орудия труда. У каждого индивида – свой характер, привычки.

– Быть может, именно это подтолкнуло западных защитников животных требовать запрета цирковых номеров с редкими и уникальными представителями фауны, которых будто бы принуждают делать то, что им не нравится?

– Так говорят те, кто ничего не понимает в нашем ремесле. Да, есть плохие дрессировщики, как имеются никчемные политики, полицейские, врачи. Как говорится, в семье не без урода. Но ведь жестокость происходит от людей, при чем здесь цирк как таковой? Сегодня профессия дрессировщика претерпела кардинальные изменения – она требует больше терпения, любви к животным. Только на манеже можно увидеть такое проявление сверхспособностей человека, величие его духа! А нагнетаемая истерия с запретами вредит и артистам, и зрителям. Уже ощущаются ее последствия – к примеру, я мечтаю сделать номер со слонами, но процедура приобретения маленьких элефантов растянулась на шесть лет, и конца ей не видно. Представляете, как много потеряет цирк, если такая опасная тенденция продолжится?

– Вы Запашный, и этим все сказано. Наверное, родители с детства готовили вас к работе в цирке?

– Я цирковой ребенок. Родился в Костроме, где родители были проездом на гастролях. С пеленок в разъездах по стране и миру. За год успевал побывать в семи-восьми городах и сменить столько же школ. С восьми лет начал выходить на арену в номере мамы, которая мне своего мнения не навязывала, но исподволь знакомила с основами основных цирковых жанров. Но артистом циркам я быть не желал. Мечтал о карьере дипломата. Так было лет до четырнадцати, а потом я захотел стать похожим на своего дела – Вальтера Запашного. Это исключительный человек, бесстрашный, с необыкновенной энергетикой. Он стал моим кумиром, что и определило мою судьбу.

– В Ярославле с гастролями вы уже третий раз. Нравится сюда приезжать?

– Очень. Это по-настоящему цирковой город с хорошими традициями. Ярославские зрители нас всегда тепло принимают.

Династия

Дед – Вальтер Запашный (1928 – 2007).Родился в знаменитой цирковой семье, в шесть лет вышел на манеж с братьями Мстиславом и Игорем как акробат, выполнял порой смертельно опасные трюки, многие из которых позднее были занесены в Книгу рекордов Гиннесса. В 1945 году он создал уникальный номер «Акробаты-вольтижеры братья Запашные». На вершине успеха начал заниматься дрессировкой. Ему досталась тигрица Багира, чрезвычайно строптивая: на первом же представлении она вцепилась дрессировщику в шею. Вместо того чтобы попытаться освободить голову из тигриной пасти, тот затолкнул ее поглубже – хищница инстинктивно разжала челюсти. Артист попал в реанимацию, но потом еще десять лет проработал с этой тигрицей. В 1961 году Запашный выпускает крупнейший аттракцион со смешанной группой животных «Среди хищников». Впервые в истории мирового цирка он собрал на одной площадке 38 хищников, а также первым из дрессировщиков смог оседлать льва.

Бабушка – Марица Запашная (старшая). Дрессировщица львов и пантер. Выступала в аттракционе мужа «Среди хищников». В 1980 году подготовила собственный номер «Дрессированные тигры, львы и черные пантеры». Оригинален был выезд дрессировщицы на манеж – верхом на льве и с пантерой на плечах.

Мать – Марица Запашная (младшая). Дрессировщица пантер, кавказских овчарок.

Дяди – Эдгар и Аскольд Запашные, дрессировщики львов и тигров.

Фото Сергея Белякова

циркинтервью

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp