-
Несносная жизнь. 78-летняя жительница Ярославля с дочерью-инвалидом живет в разрушающемся бараке

Несносная жизнь. 78-летняя жительница Ярославля с дочерью-инвалидом живет в разрушающемся бараке

– Дом в центре города, Кировском районе, а из всех благ цивилизации только лампочка на потолке, – говорит Альбина Михайловна Пеунова. Хотя дом барачного типа в Кармановском, где живет пенсионерка, летом этого года наконец-то признали непригодным для проживания, долгожданные перемены так и не наступили.

Быт или не быт?

Она не жалуется – бытовые невзгоды уже давно стали частью ее жизни. Поэтому и о разрушающемся доме, продуваемом ветрами, отсутствии отопления, канализации, газа, воды Альбина Пеунова рассказывает буднично и отчасти даже равнодушно. Как будто удивляясь тому, что может быть по-другому.

– Воду с соседнего участка ношу – там скважина, – перечисляет пенсионерка свои заботы. – Одной рукой опираешься о костыль, в другой ведро держишь. Сложно по скользкому снегу так передвигаться, того и гляди упадешь вместе с водой. Так и приходится – по шажочку… В нашей части дома две печки – на кухне и в комнате. Топить устанешь, а тепла все равно нет. Особенно в холода заметно. Стены старые, тепло быстро сквозь них растворяется. Туалета нет. Для этих целей всегда в доме есть ведро. Газа тоже нет – сын привозит в баллонах. Так и живем.

Уголь Альбине Михайловне, как работнику железной дороги, достается бесплатно. Вернее, оплачивает пенсионерка покупку сама, а бывший работодатель потом компенсирует расходы. С дровами сложнее – кроме того что их приобретение уже никто не оплачивает, их еще и нарубить нужно. Выручает сын, который приезжает помогать престарелой матери и больной сестре. Без него, наверное, и без того непростое существование в этом доме стало бы невозможным.

Дочка на инвалидности – еще одна головная боль пожилой женщины, свыкнуться с которой сложнее, чем с бытовыми невзгодами.

– Хоть бы в психоневрологический интернат пристроить какой, – говорит пенсионерка, когда ее взрослая дочь появляется на пороге в одежде явно не по сезону. Загоняя ее обратно в дом, вздыхает: – Я ведь не вечная. Кому она будет нужна?

К невзгодам в жизни пенсионерка привыкла. Говорит, что никогда и не хлопотала о переселении из своей разрухи. Да и свободного времени, денег на экспертизу, а также просто моральных сил, которые необходимы для того, чтобы убедить в аварийности своего жилья чиновников, попросту не было.

Призрачные надежды

Ситуация сдвинулась в апреле этого года. Когда многодетная мать, Марина Кузнецова из их дома, рассчитанного на три семьи, решила бороться за свои права. И без того в немаленькой семье, где было трое несовершеннолетних детей, грянуло очередное пополнение: родила старшая дочь Марины. И женщина, устав тянуть лямку неустроенного быта, принялась обращаться к чиновникам районной администрации, в прокуратуру, к уполномоченному по правам ребенка. Чиновники держали оборону до последнего, сообщая, что «в доме, если поддерживать его текущее состояние, можно жить». Городская межведомственная комиссия приняла решение о том, что дом непригоден для жилья. В протоколе обследования значилось, что существующие конструкции фундаментов и цокольной части дома находятся в аварийном состоянии. Общее техническое состояние несущих стен ограниченно работоспособное. А техническое состояние крыши, кровельного покрытия, инженерных сетей и системы электроснабжения ограниченно работоспособное. Полы, перекрытия, существующие конструкции оконных и дверных блоков в аварийном состоянии.

Вердикт комиссии был ошеломляющий: дом, общий физический износ которого был оценен в 73 процента, подлежит расселению до... 2025 года. Решающим аргументом в пользу немедленного предоставления жилья стало решение суда. По обращению прокуратуры Кировского района в интересах многодетной семьи Кузнецовых суд принял решение обязать мэрию Ярославля обеспечить их благоустроенными равнозначными по площади квадратными метрами немедленно. И когда Кузнецовым выделили жилье в так называемом маневренном фонде, а попросту в общежитии, многодетная мать предпочла не задумываться о прелестях коммунальной жизни и сразу туда переехала.

Эх, как бы дожить бы

Дальнейшее расселение зависло. Бабушка с дочкой-инвалидом остались на своих местах. Теперь к беспросветности их существования добавилось и одиночество. Если раньше детский смех хоть как-то оживлял унылый пейзаж, основным элементом которого были лишь железнодорожные пути в десятке метров, то теперь семья из двух человек, оставаясь номинально в центре города, по факту оказалась на отшибе цивилизации. Чиновники же открестились от проблемы, тем более что и основания для этого были. Документы на постановку в очередь на расселение Пеуновы не принесли, а, значит, и права не имеют.

– У нас заявительный принцип, – прокомментировал глава администрации Кировского района Ярославля Александр Белозеров. – Родственникам пенсионерки, которые приходили, было разъяснено, какие документы необходимы для постановки в очередь. Больше мы их не видели. Может, они и не хотят переезжать? У нас такие тоже бывают… Постановлением мэра города Ярославля определен срок расселения указанного дома – до 2025 года включительно. К 2017 году мы должны расселить тех, чье жилье было признано непригодным для проживания до 1 января 2012 года.

10 лет ожидания для 78-летней пенсионерки – как приговор. Не случайно и становиться в очередь Альбина Михайловна не пожелала.

– Мне-то уж точно не дождаться. Да и заняться есть чем, кроме как в очередях стоять, – буднично сообщила она, узнав комментарий чиновника.

Свет в конце тоннеля

Перспектива в этом деле появилась недавно. Прокуратура Кировского района в интересах семьи Пеуновых обратилась в суд. И месяц назад Фемида согласилась с доводами надзорной инстанции.

– Суд удовлетворил наш иск, – сообщила старший помощник прокурора Кировского района Елена Никольская. – Ответчик по делу, мэрия Ярославля, в таких случаях ссылается на постановление мэра, согласно которому все признанные после января 2012 года аварийными здания должны быть расселены до 2025 года. Но при 73-процентном износе одноэтажной постройки она в принципе до этого времени может не простоять. Дом представляет реальную угрозу там проживающим. Сейчас мэрия обязана предоставить благоустроенное и равнозначное по площади жилье в пределах областного центра из маневренного фонда. Как показывает сложившаяся практика, ответчик, скорее всего, будет обжаловать решение суда. Хотя по практике – безрезультатно. Поэтому можно говорить и о примерных сроках, когда решение по наделению жильем семьи Пеуновых вступит в законную силу: три месяца.

Будем надеяться, что хотя бы к весне вместе с переменами в природе изменится в лучшую сторону и жизнь пенсионерки. Мы будем следить за ситуацией.

Фото Сергея Белякова

ЖКХрасселение ветхого и аварийного жилья

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber