Борис Собинов. 10 лет по лагерям

Одна из глав 9-го тома ярославской Книги памяти «Не предать забвению» посвящена Борису Собинову – сыну знаменитого русского певца.

–  Борис Леонидович был блестящим пианистом, известным музыкальным педагогом и композитором русского зарубежья, профессором Берлинской высшей школы музыки. Десять лет заключения не сломили его человеческих качеств, но из лагеря он вышел смертельно больным, –  отмечает заведующая мемориальным Домом-музеем Леонида Собинова в Ярославле Алла Аносовская.

Эмигрант первой волны

Еще до январской презентации очередного тома областной Книги памяти жертв политических репрессий газета «Северный край» опубликовала материалы о репрессиях против представителей ярославской научной и творческой интеллигенции («Академическое дело» –  №42 от 28.10.2015 и «Дело «повстанцев и террористов»» –  №49 от 16.12.2015). По расстрельным спискам в рядах врагов народа в сталинские годы оказались около 19 тысяч жителей области, включая художников, музейных работников и краеведов.

Особняком среди них стоит фигура старшего сына великого тенора России. Трагической судьбе Бориса Леонидовича в Книге памяти отведена целая глава, автором которой является хранительница культурного наследия Собиновых Алла Аносовская.

–  Борис родился в 1895 году и уже в годы учебы в гимназии серьезно увлекся музыкой, –  говорит Алла Васильевна. – Его интересы были широки и разнообразны, он писал стихи на русском и французском, сочинял оперные либретто. В семье не без основания считали, что его жизнь будет связана с музыкой, и сам он тоже склонялся к этому выбору. Но в планы вмешалась Первая мировая война.

В 20-летнем возрасте Борис поступил в петроградское Михайловское артиллерийское училище. В июне 1916 года после летних лагерей его производят в прапорщики полевой военной артиллерии, а в декабре в составе 22-й конной армии отправляют на фронт под Двинск. В феврале 1917 года молодому офицеру присваивают звание подпоручика, в ноябре – поручика.

Но военная карьера у Собинова-сына с его тонкой творческой натурой не сложилась. Так же как у его младшего брата Юрия, погибшего в Гражданскую войну под Мелитополем. Борис спасся, эмигрировав на корабле из Крыма в Турцию с армией генерала Петра Врангеля. После двух лет жуткой жизни в лагерях турецкой Галлиполи, переименованной русскими в Голое поле, он оказался в Берлине – столице российской эмиграции начала 1920-х годов.

–  О начальных годах жизни Бориса Леонидовича в столице Германии сохранилось слишком мало сведений, еще меньше мы знаем о том, как ему жилось в 1930 – 1940-е годы, –  сожалеет заведующая мемориальным домом-музеем. – Но точно известно, что в октябре 1922 года наш соотечественник поступил в Берлинскую высшую школу музыки, которая раньше называлась Королевской академией. После ее окончания он стал востребованным не только как выдающийся музыкант, но и как талантливый педагог европейского центра музыкальной культуры.

Возвращение из прошлого

В 1945 году Борису Собинову исполнилось полвека. Как и многие российские эмигранты-патриоты, он горячо приветствовал окончание Второй мировой войны. И, хотя проживал в американской союзнической зоне оккупации, часто откликался на предложения военных властей советской зоны выступить с концертами и лекциями перед бойцами берлинского гарнизона.

Однажды он, приняв очередное предложение, привычно сел в машину, не успев предупредить об отъезде супругу Эрну Павловну. Но вместо концертного зала его привезли на аэродром и переправили в Минск. Так начался лагерный путь сына великого певца, ставший для него жизненной трагедией.

Борис Леонидович тяжело переживал крутой поворот судьбы. В одном из редких писем, отправленных матери Марии Федоровне в ноябре 1947 года, он пишет, что не имеет ни малейшей охоты, ни возможности писать музыку, с горечью сообщает о полнейшей апатии и отсутствии надежды увидеться с родными людьми.

Уже в более поздние годы в ярославском доме-музее совершенно случайно оказались письма-воспоминания одного из заключенных, отбывавших срок в колонии с Борисом Собиновым. Он сообщал, что благодаря этому человеку впервые в жизни познакомился с классической музыкой. В лагере похищенный композитор проводил занятия музыкального кружка, где обучал молодых ребят игре на музыкальных инструментах.

–  Несомненно, это был последний живой свидетель, сохранивший память о встречах с Борисом Леонидовичем за колючей проволокой, –  уверена Алла Аносовская. – Срок его заключения закончился в 1948 году, когда Собинова уже перевели из минского лагеря в мордовский. К сожалению, точными датами перевода в Потьму мы не располагаем.

Лагеря в Мордовии ведут свою официальную историю с 1931 года, с того времени они имели общее название – Темлаг. В годы войны в Потьме размещался лагерь по репатриации военнопленных и осужденных иностранцев. Кругом стояли леса и болота, затрудняющие побег. Здесь бывший житель Берлина отбывал свой срок до самого освобождения в 1955 году. Из мест заключения он вышел 22 марта со справкой лица без гражданства и цифрой «100», запрещающей проживание в крупных городах страны.

Борис Леонидович скончался 30 апреля 1957 года и нашел упокоение рядом с отцом в Москве на Новодевичьем кладбище. Вот и в ярославском мемориальном доме-музее их портреты и личные вещи находятся рядом. После реставрации старинная усадьба особенно похорошела, в уютных комнатах с любовью оформлены стенды с редкими экспонатами. И, удивительное дело, сюда до сих пор фантастическим образом находят дорогу вещи, принадлежавшие Собиновым.

Недавно один москвич привез в музей книгу Бориса Леонидовича с автографом отца и словами «Моему любимому сыну Боречке, г. Берлин, 1923 г.». В этом году Леонид Витальевич приезжал в столицу Германии, чтобы встретиться со старшим сыном после долгой разлуки военных лет. И подарил книгу, которую сегодня вместе с другими бесценными экспонатами семьи Собиновых могут увидеть посетители и гости уникального музея.

Фото Сергея Белякова и из музейного архива

 

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp

Комментарии: