Лишили детства: кто ответит?

На этом месте стояла злополучная горка

В Ярославле завершился судебный процесс по делу о падении горки на ребенка

ЧП произошло еще в июле 2013 года. Тогда трехлетний Дима Саушев находился в частном детском центре в группе дневного лагеря.

Жизнь заново

Во время прогулки Дима залез на горку, которая упала и придавила его. Несколько дней врачи боролись за жизнь малыша. Мальчик находился в коме, долгое время пролежал в реанимации, перенес множество операций. Докторам удалось спасти Диму, но он остался инвалидом.

– У сына дефект костей черепа, сильный ушиб головного мозга, огромная вероятность развития эпилепсии. Голова и тело в больших шрамах, практически заросла левая ноздря, левый глаз визуально стал меньше правого, нарушена речь, – рассказывает мама мальчика Ольга. – Его постоянно мучают головные боли. Большое количество обезболивающих, рентгенов, КТ, наркозов нанесли непоправимый ущерб здоровью и иммунитету. Ранее крепкий и здоровый ребенок теперь постоянно болеет. Он в один момент лишился детства.

По словам родителей, после травмы Дима заново учился ходить и говорить. Дима не может посещать детский сад, школу, спортивные секции, кружки, так как нуждается в постоянном присмотре. Ему необходимы постоянные занятия с целым рядом узких специалистов и ежегодная реабилитация стоимостью почти 200 тысяч рублей.

– У нас таких денег просто нет, – вздыхает Ольга. – Мне пришлось уйти с работы, чтобы всегда быть рядом с сыном. Сейчас работает только муж. Конечно, нам положены бесплатные занятия, но они ограничены по количеству. Например, мы можем в год бесплатно посетить 10 занятий с дефектологом, остальные платно. Набирается неподъемная сумма.

В отношении директора и по совместительству воспитателя группы детского лагеря, в котором находился малыш во время случившегося, было возбуждено уголовное дело. Однако в прошлом году его прекратили, так как женщина попала под амнистию.

Таким Дима была до трагедии

Ничто не предвещало

– Конечно, я виновата в том, что не предотвратила случившееся, – признается педагог Елена Седова. – До сих пор очень сильно переживаю и приношу родителям извинения. Я несу ответственность за здоровье и безопасность детей, когда они находятся у нас на занятиях. За семь лет существования центра не было ни одной жалобы, никаких замечаний. Детская площадка, на которой случилось несчастье, находится в шаговой доступности от нашего центра во дворе. Место тихое, хорошее. Площадка нами была освоена, поэтому ничто не предвещало беды. Мы с детьми и раньше ходили туда, за горкой я ничего подозрительного не замечала, она стояла в песке, не шаталась, на ней часто катались дети из соседних домов.

Правда, она достаточно большая по размерам, поэтому для наших детей была под запретом.

Елена Васильевна до сих пор не может понять, как произошло ЧП. Говорит, все случилось слишком быстро.

– Дима забрался на горку, она шатнулась, повалилась, и ребенок упал. Горка почему-то оказалась не закреплена, – вспоминает женщина. – В группе вместе с Димой было 4 человека, больше мы не берем. До трагедии Дима ходил к нам около 2 лет. Родители ответственные, все рекомендации выполняли. Мы всегда с ними хорошо общались. Но после случившегося отношения по понятной причине резко ухудшились и прекратились.

Раскаяние под сомнением

По словам женщины, она пыталась наладить контакт с семьей, но безрезультатно. Однако супруги Саушевы с сомнением относятся к ее словам.

– Судя по страничке Елены Седовой в одной из соцсетей, страдания ее мучают не так сильно, как она говорит об этом. Практически сразу после случившегося, в августе 2013-го, на ее страничке в соцсети появились фотографии из путешествия по Италии, а потом с отдыха в Питере, Казани и Нижнем Новгороде, – поясняет отец Димы Олег. – Да, она приходила в больницу, но предложение о помощи сыну осталось только на словах. Наш вариант решить вопрос через адвокатов она проигнорировала и пропала. С февраля 2014 года Седова не интересовалась здоровьем нашего сына и на связь не выходила. Более того, она продолжила работать с детьми, хотя суд в прошлом году вынес в ее отношении решение о запрете на работу в детских учреждениях. Но, судя по фотографиям, ее это не смущает. Кроме того, у нее много фото, сделанных напротив входа в детский сад, где на газоне она в компании друзей и коллег жарит шашлыки.

Елена Седова действительно до сих пор работает в том же детском центре.

– Семь лет назад я открыла небольшой кабинет и работала в нем одна, – говорит Елена Васильевна. – Потом набрала отличную команду специалистов. Сейчас я снимаю с себя полномочия. Придет новый руководитель. Из-за того, что я здесь, у нас постоянные проверки, комиссии. Родители Димы настаивают, чтобы мне запретили работать с детьми. Я прошла комиссию, получила разрешение работать с детьми в медицинской организации. Восстанавливаться в правах руководителя центра буду только в случае, если возникнет острая необходимость.

На КТ видны тяжелейшие травмы ребенка

Родители не страдали…

После того как Елена Седова была амнистирована, семья Саушевых подала иск на возмещение материального ущерба и морального вреда. Кроме Елены Седовой ответчиками выступили мэрия Ярославля и агентство по муниципальному заказу ЖКХ мэрии города, в обязанности которых входит содержание городских территорий, в том числе игровых городков и площадок. Суд не в полном объеме, но удовлетворил иск пострадавшей стороны. И постановил взыскать ущерб почти в одинаковых долях – с мэрии и агентства 0,6, а с воспитателя – 0,4. Но родители Димы основным виновным считают руководителя детского центра, под присмотром которой они чуть не лишились сына.

– Я не понимаю, как можно было недоглядеть за 4 детьми, особенно если ты знаешь, что дети активные и за ними нужен более пристальный присмотр. Лично для меня все-таки именно Седова является виноватой. Ведь с таким отношением трагедия могла произойти в любом другом месте. Если за детьми не смотреть, ребенок мог что-то проглотить, выбежать на дорогу и так далее, – уверена Ольга Саушева. – Да и на получение компенсаций мы не сильно рассчитываем. В июле нас ждут апелляции. В том числе Седовой. Она хочет опротестовать выплату материальных затрат на лекарства, якобы их можно было получить бесплатно. Многие лекарства действительно предоставили бы бесплатно, но нужно было долго ждать, а они требовались срочно, от этого зависело состояние нашего ребенка.

Возмущены родители и апелляцией по выплате морального ущерба родителям.

«Предъявляя иск о компенсации морального вреда в своих интересах, Саушев О.В. и Саушева О.В. ссылались на то обстоятельство, что их страдания были вызваны причинением тяжких телесных повреждений их сыну. Частично удовлетворяя исковые требования в данной ситуации, суд не учел, что действующее законодательство не предусматривает возможности компенсации морального вреда в данном случае. Компенсация морального вреда за нравственные страдания в случае причинения тяжких телесных повреждений иному лицу допустимо лишь близкому родственнику потерпевшего в случае смерти последнего. В настоящем случае самим Саушеву О.В. и Саушевой О.В. физические страдания ответчиками причинены не были, а их нравственные страдания, связанные с состоянием здоровья сына, в прямой причинно-следственной связи с действиями ответчиков не находятся. При таких обстоятельствах решение суда в части взыскания с ответчиков в пользу Саушева О.В. и Саушевой О.В. компенсации морального вреда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене», – значится в апелляционном представлении, подписанном заместителем прокурора Ленинского района.

– Получается, мы, родители, не испытали моральных страданий?! А то, что наш сын находился в коме и мы не знали, выживет он или нет, это нас, по мнению ответчиков, страдать не заставляло! Да и потом, то, как наш малыш мучился на наших глазах, его испуг и как он корчился от боли, и то, что сейчас он не может жить полноценной жизнью своих сверстников, у нас, видимо, никаких эмоций вызывать не должно, – переживают родители.

Немало вопросов у семьи Саушевых и к структурным подразделениям мэрии города.

– Отдельно хочется сказать о действиях тех, кто обязан контролировать качественную установку горки, следить за ее состоянием и ремонтировать, – говорит Олег Саушев. – Ничего этого сделано не было. Горка была установлена фирмой за счет муниципальных средств. Непонятно, как мэрия принимала работу. Один из свидетелей, являющийся сотрудником фирмы, установившей горку, рассказал, что представители мэрии не приезжали на приемку работ на место. А в смете, похоже, вообще не было заложено, как и чем крепить детали горки к фундаменту.

На вопросы о том, почему ни мэрия, ни уполномоченные ею организации не приняли на баланс горку, не следили за ее состоянием и не несли расходов по содержанию, ответила заместитель директора ДГХ мэрии Ярославля Наталья Шетнева.

– Мы свою позицию изложили в ходе судебного разбирательства. Дело в том, что детский городок, на котором ребенок получил травму, установлен на придомовой территории. Да, он установлен на бюджетные средства, но согласно жилищному законодательству за его содержание должна отвечать управляющая компания. Однако суд удовлетворил ходатайство истцов – родителей мальчика и взыскал с нас сумму, указанную в иске. И мэрия, ее, безусловно, выплатит.

По словам Натальи Валентиновны, после, чтобы не допустить подобных ситуаций, были обследованы другие детские городки.

– В некоторых выявлены разрушения конструкций или отдельных элементов. Сейчас мы точечно ремонтируем их либо демонтируем, в зависимости от состояния, – поясняет Наталья Шетнева. – Также к нам иногда поступают жалобы от жителей на городки и малые архитектурные формы, установленные во дворах. Несмотря на то, что их содержанием должны заниматься управляющие организации, мы не оставляем жалобы населения без внимания и по фактам выявленных нарушений обращаемся в жилищную инспекцию, чтобы там провели проверку и вынесли постановления в адрес управляющих организаций.

В больнице малыш провел два месяца

С кого спросить?

Действительно, ответственность лежит на управляющей компании. Однако на суде выяснилось, что УК была ликвидирована, и отвечать теперь некому.

– Представитель мэрии пояснил, что горка была установлена на отмежеванной территории, поэтому ответственность несет управляющая организация, которая по договору должна следить за состоянием игрового оборудования. Дело находится на рассмотрении с конца 2014 года. Представитель мэрии знал, что дело в суде, но УК была ликвидирована без правопреемства. Но они могли определить, кто будет отвечать за действия УК, – объявила на заседании прокурор Нина Ратехина.

Согласно документам, горка опрокинулась из-за того, что была не закреплена.

– Ярославское экспертное бюро проводило проверку, она показала, что горка была установлена с нарушениями, – ссылается на заключение экспертов глава семьи Саушевых. – Ее просто вставили и засыпали камнями, а надо было бетонировать. На суде удалось доказать, что горка хоть и была установлена с нарушениями, но заказчиком была принята. Поэтому установщика вычеркнули из списка ответчиков. Горка вскоре после ЧП была демонтирована.

Нам не удалось поговорить с руководителем фирмы, так как он на момент написания материала находился в командировке. Однако женщина, взявшая трубку, пояснила, что горка была установлена за несколько лет до трагедии. Поэтому к фирме не может быть претензий.

В настоящее время семье Саушевых предстоят слушания по апелляциям. Сколько еще судов им придется пережить и чем они закончатся, пока неизвестно. «Ярославский регион» будет следить за развитием событий.

Фото автора и из архива семьи Саушевых

судЯрославльдети

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber