Главное:

Полиграф Полиграфыч

Насочинять в резюме, сотворив из себя идеального соискателя, проще простого. И на собеседовании с работодателем приврать не грех, он ведь тоже человек – верит открытому взгляду, поддается обаянию. Но вот кого точно не обманешь, так это машину. Руководители ярославских компаний в последнее время все чаще тестируют новых сотрудников на детекторе лжи.
Организм-предатель
Это только кажется, что солгать, глазом не моргнув, очень легко. А вот и нет. Глаз-то, может, и не моргнет, но вот сердце заколотится быстрее, дыхание собьется, давление подскочит – в общем, психофизическое состояние организма изменится. Потому что если не каждый стресс является ложью, то каждая ложь – это стресс, медики давно доказали. Работа детектора лжи (он же полиграф) как раз и основана на том, чтобы фиксировать все эти изменения с помощью датчиков, прикрепляемых к телу. Потому профессионалы часто и называют машину детектором стресса.
Один такой профессионал – полиграфолог Сергей Коптяев, обладатель одного из немногих полиграфов в Ярославском регионе. Всего их как минимум пять: один – в УВД, один – в УФСБ, остальные – у частников типа Сергея.
Коптяев – бывший милиционер, эксперт-криминалист. С людьми работать умеет, но говорит, что личностные выводы при тестировании на полиграфе сводятся к минимуму, главное – показатели датчиков. Существуют, правда, версии, что полиграф можно обмануть – например, причинить себе боль во время тестирования, тогда организм испытает стресс независимо от вопроса, однако внимательный полиграфолог такие телодвижения заметит.
Прибор Коптяева называется КРИС, а обучался он работать на нем в московской школе имени Валерия Варламова, изобретателя первого портативного полиграфа. Машина, говорит, хорошая – дешевле и качественнее американских: там такие приборы стоят 20 – 30 тысяч долларов, а у нас – около 160 тысяч рублей. И окупается быстро – провериться на детекторе стоит от полутора до трех тысяч рублей с человека. Желающих хватает.
С какой целью интересуетесь?
В одну крупную столичную фирму по производству спецодежды устроился менеджер. Работал хорошо, но недолго. Уволился по собственному желанию. И взял с собой клиентскую базу. Вскоре смышленый парень открыл свою фирму-конкурента, которая и задушила прежнюю.
Таких примеров, уверяет Коптяев, множество. Потому-то полезно при приеме человека на работу не только проверить, подлинные ли у него документы и данные в резюме, но и выяснить причины увольнения с прежнего места и намерения относительно нового. Полиграфолог так и может задать вопрос: «У вас есть цель причинить вред компании?».
И пусть кандидат вертится как уж на сковородке, а детектор-то будет фиксировать, фиксировать...
Ну а если соискатель приходит в фирму с чистой душой, а потом, поддавшись соблазну, начинает красть что под руку попадется? Для этого случая существуют плановые проверки – раз в полгода. Особенно это актуально для крупных компаний. По словам Коптяева, в Ярославле проверки на полиграфе практикуются, например, в сетях магазинов «Магнит», «Евросеть». Для бизнеса очень полезно.
– Скажу вам по опыту Костромской области, – говорит Сергей. – Там в одном крупном гипермаркете стали проверять сотрудников на полиграфе. За полгода финансовые потери сократились с полутора миллионов до восьмисот тысяч. Почему? Те, кто жил воровством, просто ушли с работы, зная, что их в любой момент могут вычислить, а те, кто пробавлялся разовыми кражами, задумались: а стоит ли рисковать?
Метод исключения
Служебные разбирательства – вторая по популярности цель использования прибора (после проверки соискателей). Особенно часто к услугам Коптяева обращаются строительные фирмы и магазины автозапчастей. Среди них – весьма известные в области.
– На днях случай был в ярославском строительном магазине, – рассказывает Коптяев. – Стали они выкладывать водяные насосы на прилавок и недосчитались одного. Хозяин захотел выяснить, кто его взял. Это был не вопрос денег – насос стоит около двух тысяч, а тестирование обошлось в девять, а дело принципа: хотелось сразу пресечь подобные начинания в коллективе.
Проверка вышла не совсем удачной: на нее пригласили работников только того участка, где лежал пропавший товар, а взять его мог кто угодно. В процессе тестирования выяснилось, что насос эти люди не брали, но с работы тащат все, что плохо лежит.
Насос, кстати, вскоре нашли – он стоял в укромном уголке и ждал, когда его вынесут со склада, но кто это собирался сделать, так и осталось тайной. А вот прошедшим тест не повезло: когда твой работодатель узнает, что ты растаскиваешь его добро потихоньку...
К сведению невиновных, но беспокойных граждан, которые думают: «Ага, я сейчас заволнуюсь, показатели скакнут, и меня тут же обвинят во всех смертных грехах!» – не будет этого. Просто не может быть.
– Цель полиграфолога – не обвинить, а исключить из круга подозреваемых лиц, – говорит Коптяев. – Я же не охотник на ведьм. Кроме того, в судебной практике показания детектора не играют никакой роли, тестирование носит исключительно рекомендательный характер.
Действительно, проверка длится не пять минут, а вопросы задаются не единожды и в разных контекстах. К тому же есть так называемые настроечные тесты, когда человеку предлагают солгать и проверяют, как это отразится на его организме. Далее прибор настраивают именно на эти показатели.
От имени не отречешься
Один из таких настроечных тестов провели и с автором статьи, и авторитетно заявляю: обмануть детектор мне не удалось. Тест был прост: мне стали перечислять пять женских имен, среди которых было и мое. Моя задача – отречься от всех пяти.
Кажется, это очень просто – сказать, что я, мол, и не Александра, и не Мария, и не Виктория, и не Екатерина. Дер­жалась я отменно. Готова поспорить, что обмануть самого полиграфолога мне удалось бы на раз-два. Но я имела дело с чудо-машиной, а она быстро зафиксировала волнение на имени «Екатерина». Я, правда, тоже почувствовала внутреннее тепло, услышав свое имя – мое же, родное. И график на экране ноутбука выгнулся вверх – чуть-чуть, но, с другой стороны, и ложь-то совсем маленькая. А как бы я отреагировала, если бы у меня спросили, не я ли украла миллион? А если бы именно я его и украла? Вот там бы график наверняка выписывал такие лихие дуги... Что в общем-то и случается, если человек действительно нечестен. Потому-то полиграфу лучше врать только тогда, когда вас об этом просят. И никак иначе.
Екатерина АБРАМОВА

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp