Главное:
-

Игорь Гаврилов, директор «Джаз-центра» в Ярославле: «В нашем здании мог быть ресторан с борделем»

Без музыки наша жизнь была бы не такой полноценной. Заветные семь нот в миллиардах сочетаний объединяют нас в праздничных песнях, заряжают эмоциями на концертах любимых звезд и дарят вдохновение. В Ярославле живет и развивается музыка джаза, такая узнаваемая с первых нот. Какие факты кроются за появлением джаза в Ярославле? И чем столица Золотого кольца отличилась в джазовом мире, читайте в интервью порталу 76.ru директора «Джаз-центра» в Ярославле Игоря Гаврилова.

– Джазовый центр Ярославле работает около 20 лет. Что можно сказать о вашей работе за столько времени?

– Джазовый центр возник не на ровном месте. В 1974 году в Ярославле появился клуб любителей джаза. Был период, когда мы просто проводили концерты и даже фестивали, но собирались всегда в каком-нибудь клубе, где придется. Слушали пластинки, обсуждали. И всегда хотели найти свой уголок. Но мы не вписывались в структуру советского культпросвета. Мы не могли прийти, например, в ДК Добрынина и попросить комнатку, мол, мы будем тут собираться, иногда проводить концерты. Так мы и перемещались из кафе в кафе, даже в ДК Нефтяник одно время базировались. Нам хотелось своего уголка, мы мечтали о комнатке 8-12 квадратных метров – это была бы уже роскошь.

На свои концерты мы приглашали людей, вручную разрисовывая деревянные стенды и развешивая их по городу. Нам помогали знакомые художники. Тогда еще можно было повесить такую «рекламу» туда, где понравилось. После окончания фестиваля или концерта, щиты надо было убирать. Раздавали их по знакомым, так как некуда было девать. А однажды, у нас щиты забрал цирк и свои афишы на них нарисовал.
В то время важно было быть «при ком-то». При доме культуры, профсоюзе, при комсомоле. И так для любого, даже для кружка вышивания. Чтобы кто-то отвечал за нашу политику. Я попросился «под крышу» к Горкому Комсомола. Джаз тогда воспринимали, конечно, не с распростертыми объятиями, и это понятно. Музыка-то откуда пришла – из какой-то Америки. Но нам хотелось самостоятельности, а самостоятельность это что? Это свое юридическое лицо, со счетом в сберкассе и печатью. Это сейчас кажется забавным. В 1986 году мы смогли это сделать, зарегистрировавшись как «Ярославское городское джазовое общество». Аналогов на тот момент в стране не было, мы стали первым джазовым обществом в стране с юридическим лицом.

Для меня есть важный момент – число в 7 лет. Считаю, что это то время, за которое обязательно что-то меняется. И за 14 лет к 1988 году мы организовали джазовое общество и стали юридическим лицом.

– Говорят, у здания джазового центра есть своя история. Что было здесь раньше?

– В 1988 году первым заместителем председателя Горисполкома Ярославля был Виктор Волончунас. Я обратился к нему, попросив место для нашей организации. Он меня отправил к архитектору города, мы ходили по Ярославлю и выбирали здания. Я выбрал это – подошли к нему, оно было аварийное, в трещинах, под снос. Когда-то это был жилой дом. А для меня выбор пал на него потому, что это был самый близкий к центру дом. Ведь раньше здания давали вот так, просто. Решение о передаче дома с баланса города на баланс джазового общества вынесли на заседание Президиума Горисполкома с главой города, его заместителями и другими чиновниками. Стоимость у здания тогда была даже минусовая. Я взял с собой на заседание друга, личность очень известную нынче. Вопросов ни у кого не возникло, кроме Виктора Волончунаса, который спросил: на какие деньги я буду восстанавливать дом? Тогда я указал на своего друга, что вот этот человек – первый кооператор Ярославля, который только что купил целый завод Угличской воды, в детском парке Ленинского района построил кафе. А он мне шепчет: «я денег не дам». В общем, с такой маленькой авантюрой здание мы получили.

Потом мы начали делать проект реконструкции дома, на что ушло около года. Сложно было найти строительную компанию, тогда ни одна не бралась строить, если у тебя нет денег на счете в банке. Но я нашел одну, которая хотела построить четырехзвездочную гостиницу в том месте, где сейчас стоит торговый центр «Миг». Я предложил им строить, а потом выставлять счет по месяцам по факту работ. А я бы в течение трех дней находил деньги. Это были другие времена, и находились добрые организации, кто помогал. Так, в одном месяце, например, счет на 17 тысяч, в другом на 21385. По тем меркам полный ремонт дома стоил 280 тысяч рублей, а это баснословные деньги. Дом по-началу пришлось разобрать, он оказался рыхлым. До 1991 года все шло, более-менее, удачно, мы перекрыли крышу. Но вдруг заканчиваются деньги. И стройка остановилась на долгие 7 лет.

В 1998 году Виктор Волончунас спросил про дом, предлагая выкупить его в собственность города. Я же предложил схему, что дом городу мы подарим обратно, но с условием, что он достраивается, и мы здесь открываем муниципальное учреждение культуры. Тогда еще никто не знал, что это. Этот дом много раз у меня пытались выкупить. Здесь мог быть и ресторан с борделем, и банк.

– Как джаз приживался в Ярославле?

– Открыли мы джаз-центр в День города 29 мая в 1999 году. Тогда была традиция на День города открывать что-то в городе: то ли больницу, то ли музей. Утром открылся музей истории города, а вечером джаз-центр.

Мы открылись, и тут случился сложный период – я не знал, чем мы будем заниматься, чтобы использовать все здание целиком. Но тут началось: по понедельникам стали устраивать концерты, а на втором этаже по плану созданы залы для занятий музыкантов. Потом добавились четверги, пятницы. Летние пятничные концерты. Кроме того, на сегодняшний день у нас одна из крупнейших библиотек в России по джазовой литературе.
Джаз в Ярославле приживается давно и хорошо. У нас очень хороший воспитанный слушатель. Объясняю почему. Когда-то давно, когда еще даже клуба не было, а были просто любители музыки, мы организовывали концерты в клубе «Гигант», сделали 12 концертов, каждый раз зал на 1200 мест был битком. Но джаз не может быть массовым, потому что джаз – это искусство. Массовым может быть шоу-бизнес, например. Для этого есть даже специальное слово «масскульт». Сейчас пошла волна подъема интереса к искусству в России – очереди в музеи, народ стал проявлять больше интереса и к нашему центру. Когда-то будет и затишье, это известная синусоида истории искусства.

Да, у нас в мире полно джаз-клубов: это музыка плюс еда. Но джаз клуб – это хороший ресторан с хорошей музыкой, есть учебные заведения. А в таком формате, как у нас, где в перспективе мы собираемся заниматься исследовательской работой – такого нигде больше нет. С одной стороны это здорово, на любой шаг мы можем сказать – мы так и думали. Но с другой стороны, нам не на кого сослаться. Правда, я избегаю слова «первый» джаз-центр в России, в Ярославле.

У меня есть цель – организовать российский центр исследования джаза на базе джаз-центра в Ярославле.

– Параллельно в Ярославле развиваются танцы джазового направления – линди-хоп и буги-вуги. Могут ли в будущем музыка и танец получить развитие в совместном творчестве – театр, мюзиклы?

– Я верю в то, что в перспективе нас ждет удивительнейшее сливание, конгломерация разных видов искусства. Это проявляется уже сейчас: когда вы посещаете какую-либо выставку, на ней всегда играет музыка, зачастую живая. Даже если эта выставка фрезерных станков.

Так, уже сейчас на наших фестивалях присутствует конгломерат несоединимого, казалось бы. Так, на позапрошлом фестивале известный керамист Бекетов выставил у нас свою серию «Музыкальные инструменты». Кто-то может продавать джазовые пластинки. А, главное, мы сохраняем три действия на фестивале. Для чего? Потому что антракт – это самое ценное, время общения участников, общения с артистами, обмен мнений.

– Чем сегодня удивляет джаз в нашем городе?

– Удивить мы можем музыкантами. Например, 30 ноября у нас будет выступать швейцарское трио авангардного джаза. Они у нас впервые. Да и в России тоже. А при общем подсчете, в нашем центре побывали музыканты 33 государств.

У нас открыты двери для музыкантов, и они к нам приходят заниматься. Мы только для московских вузов и училищ с джазовым уклоном подготовили больше 30 человек. У нас нет преподавателей, но есть условия для самообразования. И все это бесплатно для музыкантов. Главное условие, чтобы не было запаха «попсы», и что ты в перспективе делаешь джазовый продукт. В джаз-центре родилось много ансамблей: дуэты, трио, квартет, квинтет и так далее. Много и распалось. Интересно, что джазовые концерты отличаются демократичностью: во время концерта ты можешь выйти из зала или войти, только не мешай другим. Нравится тебе музыка – хлопай, когда угодно. Полная тишина в зале говорит о том, что музыка слушателю не нравится.

Игорь Гаврилов

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp