Главное:
Книга ветерана Михаила Пеймера «Судьба простого человека». Глава 6: От «Катюш» - к «Ванюше»

Книга ветерана Михаила Пеймера «Судьба простого человека». Глава 6: От «Катюш» - к «Ванюше»

Глава 1: Здравствуй, Москва!

Глава 2: Моя 37-я школа

Глава 3: Клуб юного туриста

Глава 4: Наш Сталинград

Глава 5: Возмездие. Операция Багратион

Глава 6: От «Катюш» - к «Ванюше»

Операция  «Багратион»  была  успешно  завершена.  11-я  Гвардейская  армия  и  её  соседи,  если  мне  память  не  изменяет,  5-я  и  30-я  армии  в  составе  Третьего Белорусского  фронта,  перешли  в  оборону  уже  в  Литве  и  в северо-западной  части  Белоруссии.  Необходимо  было  подготовиться  к  предстоящему  наступлению  на  Восточную  Пруссию.  Получить  пополнение  личного  состава,  подготовить  его  к  предстоящим  боям,  хотя  бы  по  минимальной  программе,   отремонтировать  технику,  подтянуть  всю  многосложную  систему  тыла.

 В  один  из  вечеров,  когда  солдаты  отдыхали  после  дневных  работ,  меня  вызвали  в  штаб  бригады.  Кроме  офицеров  бригады, в штабе  я  увидел  незнакомого  майора.  Заместитель  комбрига  открыл  совещание,  познакомив  предварительно  всех собравшихся с  офицером  связи  соседней  армии.  Последний  сообщил:  отступая,  противник  оставил  большой  склад  боеприпасов,  где  наряду  с  иным оружием  были  найдены реактивные  снаряды  для  шестиствольных  миномётов,  прозванных  нашими  солдатами  «Ванюшами»,  в  количестве  около  двух  тысяч штук.   И  там  же  пиротехники  обнаружили  упаковки  с  головными  взрывателями  к  ним.   

У  меня  был  один   трофейный  шестиствольный  миномёт,  использовать  который  пока  не  пришлось.  Старшина  батареи  Устименко  возил  его  в  прицепе  к  своему  хозяйственному  ГАЗ-2а.  Именно  поэтому  меня  вызвали  на  штабное  совещание.  Кроме  того,  я  был  единственным  в  нашей  бригаде  участником    Сталинградской  битвы,  и  в  моих  руках  уже побывал  такой  снаряд.  Я  ещё  тогда,  в  Сталинграде,  обратил  внимание  на  некоторые  принципиальные  отличия  его  от  реактивных  снарядов  «Катюши».  У  немецкого  не  было  стабилизатора.  Устойчивость  достигалась  приданием  вращательного  движения  в  момент  запуска,  для  чего  в  нижнем  кольце  ракеты  по  касательной  были  отверстия  для  выброса  газа.  Поэтому  и  начальная  скорость  ракетоносителя  была  меньше  нашего,  и  дальность  полёта  почти  втрое  ниже,  чем  у  наших  БМ-13.  Но  для  их транспортировки  ящики  были  добротные,  окованные  внутри  по  всем  четырём  граням  полосовой  сталью,  как  и у  БМ-32.   Всё  это  я  кратко  доложил,  когда   спросили  моё  мнение.  Подполковник  сказал,  что  именно  мне  поручается  использовать  этот  боезапас  немцев  на  их  же  головы.  Я  попросил  лист  бумаги,   карандаш   и  начертил  схему.  Потом  пояснил  свой  замысел.  Использовать  единственный  трофейный  шестиствольный  миномёт  было  совершенно  нецелесообразно.  Потребовалось  бы  довольно  продолжительное  время,  да  и  с  очень  незначительным  эффектом.  Лучше  всего  выкопать  по  шаблону  неглубокие  траншеи,  передняя  стенка  которых  наклонена  в  сторону  запуска  на  заданный  расчётный  угол,  а  именно  на  43,5  градуса.  Это  обеспечивало  полное  поражение  предполагаемой  цели,  учитывая  паспортную  дальность  полёта  ракет  и  расстояние  огневой  позиции  от  цели.  Затем  уложить  ящики  со  снарядами  в  траншеи,  выбить    крепёжные  элементы,  которые  использовать  для  крепления  ящиков  к  земле,  и  соединить  всю  эту  структуру  единой  электросетью.  И  всё!   Можно  произвести  одновременный  или  растянутый  на  заданное  время  залп,  который  разрушит  укреплённый  район  противника   в  эллипсе  до  30-35  гектар.  Заместитель  комбрига  сказал,  что  я  у  них  парень  грамотный,  что  училище  окончил  с  отличием  и  что  мне  приказано  выполнить  просьбу  стрелковой  дивизии  соседней  армии.  Командиру  4-го  дивизиона  бригады  приказано  было  временно  передать  мне  весь  имеющийся  кабель  и  мотки  тонкого  проводника  для  подключения  ракет  в  цепь.

Мне  придали  сапёрную  роту  и  дали 24  часа  на  выбор  огневой  позиции,  её  оборудования   и  достижения  полной  готовности  к  залпу.   Мы  едва  уложились  в  сроки,  от  усталости  и  бессонной  ночи  валились  с  ног.  Я  доложил  о  готовности,  получил  «добро»,  выдвинул  сапёров  на  прикрытие  огневой  позиции  и  назначил  время  готовности.  Для  выполнения  задания  я  взял  с  собой  командира  огневого  взвода  лейтенанта  Саенко,  старшего  электротехника  батареи  лейтенанта  Кудрявцева  и  четырёх   сержантов-электриков.  Траншеи  со  снарядами    создавали  два  пакета  по  девять  траншей,  разделённых  проходом.  Девять  электриков,  четверо  моих  и  пятеро  из  сапёрной  роты,  располагались  в  выкопанных  ячейках,  оснащённые  подрывными  машинками.  Для  подачи  сигнала  я  выбрал  для  себя  самое  высокое  место.  После  каждого  взмаха  флажком,  с  интервалом  в  три  секунды,  из  траншей  улетали  двести  ракет.  Каждый    свой  взмах  красным  флажком  я  сопровождал  криком  «за  Москву»,  «за  Одессу»,  «за  Севастополь»,  «за  Сталинград»...  Мой  крик  не  слышен  был  никому,  но  я  орал  всё  больше  и  больше,  приходя  в  экстаз  от  собственного  крика.  Потом  прибыл  офицер  с  наблюдательного  пункта  стрелковой  дивизии  и  с  восторгом  заявил,  что  такого  за  всю  войну  не  видывал,  что  командование  благодарит    всех  участников.  Я  знал,  что  были  нередкими  случаи  использования  орудий  противника  против  него  же.  Но  такой  залп,  когда  за    несколько  минут  1800  немецких  ракет  разнесли  в  щепки  оборону  противостоящей  дивизии  немцев,  думаю,  был  только  однажды.  

Михаил  Пеймер  10.10.16

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber
Новости на нашем
канале в Viber

Предложить новость