Попасть под влияние могут даже 40-летние: как «Киберконтроль» ищет запрещенный контент в интернете

 Как-то не по себе становится, когда понимаешь, что за тобой в интернете следят. Вроде болтаешь с друзьями, репостишь смешные мемчики — и каждый твой шаг под контролем? Для этого создали виртуальную дружину. Но люди в ней работают вполне реальные. Проект «Киберконтроль» существует в Ярославле с февраля этого года на базе Ярославского городского молодёжного центра. В команду киберволонтеров набирают ярославцев от 20 лет с активной жизненной позицией, которые ищут противоправный контент в интернете. Перед тем, как принять человека в волонтёры, его анкетируют, проверяют нервно-психическую устойчивость, не был ли он ранее судим и не нарушал ли закон. О специфике работы киберволонтёров, о том, как обезопасить себя и своих детей от негативной информации и как самому не нарваться на статью, мы поговорили с куратором проекта «Киберконтроль» в Ярославле Ольгой Рудкиной.

— Ольга, зачем вообще нужно было создавать «Киберконтроль»?

— Это идея родилась у нас совместно с управлением по молодёжной политике мэрии города Ярославля. Из общения с молодыми людьми 14–17 лет мы поняли, что они часто сталкиваются с противоправным контентом и подвержены его влиянию. В отличие от подростков, взрослые находятся в другом измерении и не видят всего этого. А когда переходишь на их уровень, то понимаешь, что не все умеют воспринимать и правильно реагировать на запрещённую информацию.

— Кто они — дружинники?

— Сейчас у нас работают 16 волонтёров. Уже было два сезона обучения в феврале и октябре. В первом сезоне были разновозрастные киберконтролеры, во втором в основном студенты в возрасте от 23 до 25 лет. Они работают дома на своих компьютерах. Но перед этим киберволонтёры проходят двухнедельное обучение под руководством полиции, управления «К», отдела по контролю за оборотом наркотиков и центра по противодействию экстремизму и терроризму. Также волонтёры обучаются в городском центре психолого-педагогической помощи.

— И что же они ищут?

— «Группы смерти», факты распространения наркотиков в интернете, детскую порнографию, азартные игры и пропаганду экстремизма и терроризма. Порой сложно найти противоправную информацию, но они не жалуются. За последний месяц волонтёры прислали много фактов склонения к самоубийству и распространения наркотиков. В основном это встречается в социальных сетях, чаще всего во «ВКонтакте».

— А как вы находите противоправные посты и группы?

— Всё происходит руками волонтёров. Участники проекта просто ищут группы в социальных сетях по названиям, ключевым словам и хештегам.

— Как наказывают за запрещённый контент?

— Мы вообще никак не наказываем. Мы только ищем и, найдя контент, отправляем в госструктуры. Если это детская порнография, то запрос отправляем в управление «К», если экстремизм, то в центр по борьбе с экстремизмом, если распространение наркотиков — в управление по контролю за оборотом наркотиков. Если противоправный контент распространяется за границами нашей области, тогда я отправляю запрос в Роскомнадзор. Его эксперты после рассмотрения заявки решают, блокировать ресурс либо нет. Если контент действительно противоправный, то после решения суда его блокируют.

– А эти госструктуры сами когда-нибудь просят у вас помощи?

— Они всегда готовы к сотрудничеству. Они могут позвонить, попросить обратить внимание на что-то, что сейчас распространено в интернете. Они всегда за! Я отправляю официальное письмо, в котором указываю ссылку и жду официальный ответ, в котором мне напишут, был ли заблокирован данный контент или нет, были ли задержаны распространители и ведётся ли расследование.

— А волонтёров поощряют за их работу?

— Кто всех больше нашёл противоправного контента, поощряется грамотами. Материальной благодарности как таковой нет. Мы просто на добровольческих основах помогаем госструктурам. Волонтерами движет, скорее всего, активная жизненная позиция: они хотят обезопасить будущее поколение от противоправного контента.

— Вы верите, что способны полностью очистить интернет?

— А если нас не будет, то кто будет этим заниматься? Я надеюсь, что это только начало и дальше будет больше волонтёров, будет финансирование, чтобы мы смогли автоматизировать поиск контента. А еще нужно хоть как-то поощрять волонтёров, платить им за работу. Сделать их модераторами, чтобы не они искали этот контент, а чтоб автоматически шёл поиск. Им бы оставалось только решать, в какие госструктуры направить запрос.

— Вы можете вспомнить самое яркое дело за последнее время?

— Мы заблокировали группу «Раста[...]», которая распространяла наркотики в Ярославле. Не так давно закрыли группу «Её шёпот [...]», призывающую к суициду. В таких группах в основном косвенные призывы к смерти. Администраторы пабликов постят яркие картинки в серо-красных тонах, уходящие поезда, корабли, вырванные из контекста слова великих авторов, которые обесценивают жизнь. Людям внушают пройти чёрным путём, чтобы якобы перейти на светлую сторону.

— А на кого рассчитаны такие группы?

— На людей разных возрастов. Даже 40-летний человек может попасть под влияние, если он находится в неустойчивом эмоциональном состоянии.

— Но неужели эти мрачные картинки могут заставить человека пойти на отчаянный шаг?

— Они с легкостью могут повлиять на психику человека, тем более на неокрепшую. У подростка 14–17 лет постоянно меняется гормональный и эмоциональный фон. Если новостная лента часто обновляется мрачными картинками и, соответственно, какую информацию подросток больше получает, то такое психическое состояние у него и будет.

– И как же родителям обезопасить своих детей от негатива?

— Взрослые должны просматривать социальные странички своих детей, группы, в которых они состоят, как они себя ведут, нужно поддерживать доверительные отношения родителей с детьми.

— Накажут ли человека, если он по ошибке сделает репост противоправной публикации?

— Наказывают за распространение. Каждый случай индивидуальный. Этим занимаются компетентные госорганы. Мы лишь можем направить информацию, не больше.

— Много ли жалоб на подозрительные сообщества поступает вам от сотрудников?

— Мне присылают очень много информации. Порой в день может быть запросов семь, а порой три–пять в неделю. Во всяком случае, мы всегда на связи, списываемся и собираемся по истечении трёх месяцев, чтобы обсудить результаты работы или когда обновляется законодательная база.

— А есть ли какие-то железные правила для киберволонтёров, которые ни в коем случае нельзя нарушать?

— Ни в коем случае нельзя работать с основной страницы. Это главное правило. Все волонтёры прикрываются ботами. Это также помогает попасть в закрытые сообщества. Ещё нельзя вступать в переписку с распространителями противоправного контента. Исключительно только скриншоты делать и кидать ссылки мне. Остальное делают спецслужбы.

Фото Александры Савельевой, Ольги Рудкиной, Киберконтроля, Vk.com и текст предоставлены ООО «Сеть городских порталов»

 

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp

Комментарии: