Легко ли задать вопрос Владимиру Путину: взгляд изнутри

В четверг, 14 декабря, в Центре международной торговли в Москве прошла традиционная, уже 13–я, пресс–конференция Владимира Путина. На встречу с главой государства были аккредитованы 1640 журналистов из России и зарубежных стран. От Ярославской области поехали представители почти всех ведущих СМИ. Забегая вперед, скажу, что, как и в предыдущие годы, от нашего региона задать вопрос президенту так никому и не удалось. 

Незаметная тройная безопасность

Того, что приняты особые меры безопасности, по мере приближения к месту пресс–конференции не чувствовалось. Более того, сначала мы немного ошиблись зданием, где охранники даже не были в курсе того, что буквально в 500 метрах от них сейчас будет проходить самое медийное событие дня в России.

– Так у нас президента нет. Вы вообще уверены, что он где–то тут? – посмеялся охранник на входе в одно из зданий на наш вопрос о том, где тут будет пресс–конференция Путина.

Неподалеку от Москва–Сити на парковке журналистов ожидала пара десятков автомобилей, которые должны были отвозить их к месту проведения пресс–конференции.

Для того чтобы получить заветный бейджик с голограммой, нужно было самому пройти через металлодетектор и пронести через него всю свою аппаратуру. Если интернет–журналистам в этом плане было попроще, то телевизионщикам пришлось потрудиться. Вообще таскать с собой 5 – 10–килограммовые камеры не самое простое занятие.

Процесс выдачи аккредитаций

После этого всем нужно было вновь покинуть здание и зайти в него с другой стороны, попутно встретив еще два поста из вежливых охранников. На одном из них просто проверяли достоверность бейджей (вдруг их успели бы подделать за эти несколько минут), на втором вновь пропускали всю аппаратуру через металлоискатель. Да и внутри здания, на мой взгляд, постоянно находилось около полусотни людей в обманчивом штатском.

Бейджик с голограммой

Простокваша, очереди и люди с иконами

Внутри здания большинство журналистов сразу после раздевалки отправлялись в буфет, где их ждали хачапури, сэндвичи, бутерброды и прочие радости жизни работников СМИ. Алкоголя, естественно, не было, зато в холодильниках можно было найти ряженку и простоквашу.

Небольшой фуршет выглядел так

Ряженка и простокваша

Очередь к дверям зала, где должна была проходить пресс–конференция, начала выстраиваться примерно с 9 часов 30 минут. И это при том, что само мероприятие началось только в 12. Если сначала в этой очереди можно было относительно беспрепятственно перемещаться, то примерно за полтора часа до старта пресс–конференции люди сгрудились так плотно, что даже сдвинуться вбок на 20–30 сантиметров стало почти невозможно.

Первыми в зал запустили операторов и фотографов с их габаритными агрегатами. Их расставляли по периметру. Телевизионщики выглядели как средневековые воины – со штативами в руках вместо знамений и хоругвей. Там можно было даже найти человека с иконой вместо плаката. Правда, церковный символ не оказался убедительным доводом для остальных журналистов. И этому мужчине пришлось стоять в очереди, как и всем.

Холл перед залом, где и проходило мероприятие

Примерно в 10 часов перед дверями было относительно свободно

Занять место в первых рядах оказалось почти невозможно. Часть из них была зарезервирована для федеральных СМИ, а на оставшиеся рванули те, кто первым прошел сквозь еще одну охрану, которая отнимала у журналистов слишком большие плакаты и подозрительные вещи. Справедливости ради скажу, что перед мероприятием всем несколько раз напоминали о том, что плакаты размером больше чем А3 недопустимы.

К сожалению, мне удалось попасть лишь на один из последних рядов левого от президента крыла. Это место оказалось мертвой зоной. Докричаться через впереди сидящих до главы государства было почти нереально, потому что к моменту, когда Владимир Путин заканчивал свой ответ, сотни журналисты одновременно начинали кричать в надежде, что их заметят. Плакаты с задних рядов также были не видны из–за тех, кто находился впереди. Более того, там же постоянно шел конфликт между операторами, которые снимали саму пресс–конференцию, и теми, кто вскакивал со своих мест с плакатами, загораживая первым весь обзор. В центре зала один из журналистов выбрал такую тактику: он стоял с поднятым плакатом около 15 минут, не присаживаясь и не обращая внимания на недовольство окружающих, но в итоге и его уговорили присесть.

Людей было очень много

Неудивительно, что президент не увидел наш плакат через такой частокол рук 

 

Первые ряды были зарезервированы для федеральных СМИ

Не повезло и тем, кто пытался обратить на себя внимание своими нарядами. Ни журналист с иконой, ни человек в костюме Деда Мороза, ни девушка со скворечником вместо плаката до президента не достучались.

На заднем фоне комментарий дает человек в костюме Деда Мороза

Скворечник вместо плаката

Более того, замечу, что некоторым журналистам просто не хватило места, а телезрители не видели как минимум трети зала из–за того, что камера, делающая большие планы, просто физически не могла все охватить.

Путин – бабай и анекдот про кортик

Видео самой пресс–конференции в прямом эфире мог посмотреть любой желающий по телевизору и в интернете. Никаких особых конфузов там не было, если не считать эпизод в самом начале, когда президент прочитал на одном из плакатов «Путин. Бай–бай» вместо «Путин – бабай» (Путин – дедушка, по–татарски).

Я обратил внимание на то, что в речи президента был сделан уклон на внутреннюю политику, хотя все привыкли к тому, что Владимир Владимирович обычно много говорит о внешнеполитических вещах. В этот раз он отметил и подъем расходов на здравоохранение, и оказался в курсе проблем рыбной отрасли, да и несколько раз рассказал о своем решении принять участие в выборах.

Вопросы задавали по большей части люди из первых рядов плюс те, кто смог вовремя крикнуть что–то заметное из середины. Моя попытка задать свои вопросы оказалась неудачной, но в схожей манере их продублировали другие журналисты, которые спросили Владимира Путина о распределении федеральных средств по регионам и о проблемах со здравоохранением.

Не обошлось и без шуток со стороны президента, рассказавшего анекдот про обменянный на часы военный кортик, ну и, конечно, ставших уже традиционными взаимных колкостей с Ксенией Собчак.

Когда работа только началась

После того как пресс–конференция, которая шла почти 4 часа, закончилась, журналисты бросились в коридор, чтобы взять интервью у своих коллег из других регионов. Особой популярностью, конечно, пользовалась Ксения Собчак, которой около 10 – 15 минут не давали уйти. Лично меня удивил ее отказ давать комментарии иностранцам на английском языке и какие–то устало–пустые голубые глаза. Видимо, президентская гонка забирает много сил.

И если для обычных телезрителей пресс–конференции она закончилась вместе с последними словами президента, то для более чем полутора тысяч журналистов в зале работа только началась, поскольку теперь им нужно было сделать материал об этом масштабном событии.

Правда, многие решили подождать с этим и сделали на память фото на креслах, где сидели Владимир Путин и Дмитрий Песков. В Ярославль мы вернулись лишь ближе к полуночи, а подарки в виде пары блокнотов и войлочной сумки и вовсе рассмотрели только на следующий день.

Подарки участникам пресс–конференции 


Владимир ПутинжурналистыМоскваПресс-конференция ПутинаЯрославский регион

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Комментарии: