-

Симптомы

Вне конкуренции тут был, разумеется, пустоглазый санитар битцевского леса Пичушкин. Наиболее гадко, с избыточными, ничем не оправданными подробностями о его преступлениях рассказали, конечно, на брутальном НТВ, особенно в «Чистосердечном признании». Не знаю, у кого там было чистое сердце, но выглядело это отвратительно. Как когда­то, в незапамятные времена, мутная невзоровская расчлененка, впервые проникшая на наш телеэкран в ужастике «600 секунд». Журналисты НТВ взяли на вооружение все самые ударные, по сути – запрещенные приемы, чтоб заставить трепыхаться пойманного на крючок сенсации зрителя. Так что возникает уже вопрос и об их морали, пусть вполне риторический.

А на Первом канале преступления другого маньяка менее умело, но тоже с большим азартом живописали в передаче «Их разыскивает милиция». И даже назначили премию за поимку злодея: аж 100 тыщ рублей...

Да, вот они, герои нашего времени! На ТНТ теперь уже и шутят по теме: «В московских клубах пойман маньяк – Робин Гуд. Он насиловал богатых и рассказывал об этом бедным».

В пятницу в программе «Следствие вели...» с А. Залетовым и А. Ярославцевым на том же НТВ последовала... ну да, опять­таки криминальная сага, только теперь уже мемуарная, из советских времен, о маньяке из Светлогорска. Городка, где, как поведал голос за кадром, «жили добрые, приветливые, немного наивные советские люди». Ну да, наивности тогда хватало. Возможно, еще и потому, что про маньяков тогдашняя, придушенная цензурой пресса молчала.

Впрочем, простота и нынче в немалой чести. Бурный резонанс среди деятелей культуры вызвало «письмо четырех президентов», опубликованное 16 октября в «Российской газете». Его авторы – президент Российской академии художеств блистательный Зураб Церетели, ее вице­президент Таир Салахов, президент Российского фонда культуры Никита Михалков и ректор Санкт­Петербургской академии искусств Альберт Чаркин. В восточном стиле эти вип­персоны решили поблагодарить главу государства «за мудрую государственную политику, социальную стабильность, прогресс и возросший авторитет нашей Родины во всем мире», резюмировав, что Владимир Путин обязан остаться главой государства и после 2008 года. При этом именитые авторы письма не ограничились своими подписями. Они, как принято это было в старину, выступили и от имени «всех представителей творческих профессий в России», коих насчитали более 65 тысяч человек. Так сказать, и чада, и домочадцы, челядь и дворня.

Отчего­то не все эти самые деятели оценили столь благородный порыв великолепной четверки. Скажем, член русского ПЕН­клуба Лев Рубинштейн и еще добрая сотня представителей творческих профессий (среди них, к примеру, композитор Десятников и писатель Акунин) потребовали от редакции «РГ» опубликовать в газете и их письмо против «антиконституционной провокации» Церетели со товарищи. Получилось, что Михалков с Церетели и вправду невольно спровоцировали первый коллективный протест за время президентства Путина, непосредственно связанный с личностью главы государства.

А кульминацией этого скандала стала четверговая передача «К барьеру!». На канале НТВ Никита Сергеевич попытался обосновать свою позицию в дискуссии с писателем Виктором Ерофеевым. Ведущий, опытный и хитрый циник Владимир Соловьев, зачем­то старался перевести происходящее в шутку и вдосталь постебался вокруг да около. Но вопрос был поставлен серьезный: имеет ли право русский художник публично признаваться в любви к власти? Михалков считает: может и должен. Если это искренне. Ему не стыдно. «Предпочитаю захлебнуться восторгом, а не дерьмом!», «Легко и приятно говорить правду...» Это интеллигенция на Руси всегда в оппозиции, а Михалков – не интеллигент. И даже, наверное, не «блестящий интеллектуал» (хотя граждане судьи постоянно аттестовывали его именно так). Он у нас дворянин. Из рыбинских Михалковых!

Михалков с присущим ему шармом (хотя уже и не впервой) рассказывал о своей горячей любви к президенту. Про это он снял фильм: «55», на 26 минут. И вот, даже написал открытое письмо. Правда, подтекст речей Никиты­бесогона (как он себя называет) был неоднозначный. Письмо он подписал, но… не читал. (Как шутили в советские времена, перелагая стишок поэта Овсея Дриза, «Климу Ворошилову письмо я написал. А потом подумал – и не подписал». Но пред нами теперь – обратный случай.) И вообще подписал давно. Но с идеей согласен, потому что правда. И вообще, власть дается от Бога. Но письма не читал. Инициатором не был. И подписал давно. Но согласен. И кто автор письма – он не скажет. Знает, но не скажет. И ваще, вас что, не устраивает режим? Вы что, перемен хотите? Вы это серьезно? Уж не революцию ли вы вызываете из недр бытия? А поджилки не трясутся? И вы не боитесь, что будет хуже?..

В секундантах у великолепного Никиты оказались мало кому ведомый замминистра культуры, что свидетельствует, скорей всего, о независимости Михалкова от властей, о которой он сам и говорил, а также одиозный телекомментатор Михаил Леонтьев, сделавший истерику своей профессией. Чиновник Минкульта был незаметен и слегка косноязычен. Леонтьев же, как всегда, вопиял и бранился, пытаясь оскорбить оппонентов и уличить их в том, что они не любят президента, а значит, негодные, зряшные, лишние людишки...

Ерофеев выступил на стороне здравого смысла. И это ему сильно помогало. Часто трудно было с ним не согласиться.

Низкопоклонство видных деятелей формирует в стране «культ личности», говорил он, а идея изменить Конституцию под одного человека – опасный прецедент. У нас, с нашим историческим опытом, с традициями ордынского рабства, крепостного права, советского лицемерия, писать этакие письма безответственно, а уж от имени 65 тысяч человек – просто стыдно. Ерофеев задал Михалкову хороший вопрос: «А другого президента вы будете любить?..» И Михалков понял, что на этот вопрос лучше не отвечать. Конечно, будет!

Итог: Ерофеев победил со счетом 90923:52380. Некоторые поспешили объявить, что это означает – в стране много здравомыслящих людей, которые смотрят на два­три шага вперед. Другие предположили, что передачу смотрел какой­то особо отобранный народ, а поклонники Путина – Михалкова уже мирно спали, готовясь к завтрашнему рабочему дню. «Почитатели Путина кротки и чисты помыслами и душой. Они рано ложатся спать. Остаются злые, темные противники, которые готовы бодрствовать всю ночь, лишь бы сделать гадость президенту. Они вылезают ночью!» Третьи разглядели: случилось страшное – народ проголосовал против третьего срока Владимира Путина. Была даже такая гипотеза: «Не в преемники ли метит сам Михалков. А тут еще загадочная фраза самого Путина. Дословно не процитирую, но смысл такой: президентом будет всем известный человек, и он всем понравится. Михалкову ничего, кроме шапочки и усов царя, и не надо было. Он надежнее всех кремлевских чиновников и не станет устраивать бучу, с ним «можно работать в паре». Он царь, а управляет страной Путин. Это шутка покруче революции.

Не знаю что сказать. Такая конспирология не для меня. Меня, например, трудно напугать сменой президента. Ни одна страна еще не рухнула от смены президента, если не считать державу Александра Македонского, которая и создана была им за считанные годы, и развалилась сразу после его смерти. Устоит и Россия, если только не расплодятся в ней свыше всякой меры пичушкины. Кажется, и нынешний президент так считает.

Между тем набирает силу и кампания по выборам Думы. Кажется, на ТВ решили сделать одним из главных ее акцентов мнимую враждебность к нам некоего мифического зловредного Запада. Враждебность, которая требует объединяться, сплотиться, сомкнуть ряды, дать отпор, поставить к позорному столбу и т. п. Таков был на НТВ параноидальный напев «Реальной политики» Глеба Павловского. Про это говорил и Константин Семин в антиамериканском фильме «Империя добра» на «России». Там нам чуть ли не впервые показали, кстати, американских неоконсерваторов. Увы, оценку они получили явно неадекватную, их религиозный мессианизм был заклеймен как постыдный порок. Да и чего иного было ждать от враждебно настроенных экспертов типа пассионарного анархиста­антиглобалиста Ноама Чомски? А ведь если трезво посмотреть правде в глаза, то вовсе не Чомски, но именно многие из неоконов США – стратегические союзники России. Впрочем, трудно требовать от журналистов канала «Россия» глубокого и нетривиального анализа ситуации. Они давно уже работают совсем иначе.

Конституция

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber