-

Родная кровь

В Тютчевском краеведческом центре, открытом в августе, есть экспозиция, посвящённая фильму, актёрам и участию в съёмках горожан. Фотографии, сделанные в 1963 году, некоторые – с автографами артистов, принесли Надежда Александровна Пинаева, Алевтина Ивановна Соболева, Людмила Ивановна Лебедева. Вия жила в гостинице, а по соседству – девочка Нина, они подружились. Потом актриса прислала ей фото с надписью. Нина Васильевна Павлова хранила его сорок с лишним лет – теперь отдала в музей.

Книги о создателях «Родной крови» подарили Софья Степановна Отвагина и ярославский библиотекарь Светлана Николаевна Левагина. Дарителей и тех, кто хочет поделиться воспоминаниями или послушать их, планирует пригласить на встречу в Тютчевский центр Олег Борисович Карсаков, общественный директор Мышкинского народного музея. Он уже провёл там первую экскурсию для туристов – группа немолодых москвичей заказала посещение Тютчевского центра. Увидев стенды с кадрами из «Родной крови», они сразу узнали их. Легко было рассказывать дальше.

Тогда, в 1963 году, весь город этим фильмом жил. Теперь музейщики в поисках положительной доминанты советских лет (ну не всё же думать и говорить о страшном – репрессиях, коллективизации, поругании святынь) перебрали события, которые объединяли горожан в вере, надежде и любви. Увы – лишь три момента обнаружили, о которых люди сохранили добрую память. Народный театр, которым очень увлекались мышкинцы: играли и смотрели спектакли и в двадцатые,и в пятидесятые годы. Ещё перед войной – совместный труд на строительстве городской дамбы для защиты от наводнений. И – «Родная кровь».

Странно это сейчас, когда на каждом углу стряпают какой-нибудь сериал, он тут же идёт в эфир, никто не воспринимает его как искусство, и нет квартир без телевизоров. Но сорок лет назад «Родную кровь» делали в Мышкине долго и серьёзно. Режиссёр Михаил Иванович Ершов работал как этнограф – город стал декорацией: снимали здания, пейзажи, лица прохожих – они становились картиной, сюжет в неё вплетался. На маленькие роли приглашали самодеятельных артистов. Николай Николаевич Соколов играет человека в дверях кинозала (в реальности – здание городской бани). Он говорит, когда заглохла кинопередвижка: «Тихо-тихо – сейчас солдат что-нибудь придумает!» Алексей Пинаев – один из двух пациентов больницы, наряженных в полосатые пижамы. Подходит к главному герою Владимиру Федотову, стоящему под окном, и закуривает у него. Без слов, но – узнаваем.

Желающих сниматься было много. Даже в опасном эпизоде, который намечался. В одном из вариантов конца, когда Соня умирает, Федотов бросается в Волгу. Актёру Евгению Матвееву это было неудобно – позвали добровольцев. Несколько человек вызвались топиться. Им плевали вслед мышкинские бабушки: грех! Сценарист Фёдор Фёдорович Кнорре и режиссёр Ершов передумали насчёт развязки. Федотов остался жив. Соня (Арт-мане) умерла в мышкинской больнице.

Так «Родная кровь» возобновила классический жанр мело-драмы на советском экране. Ещё мышкинские музейщики расскажут посетителям экспозиции о смене эпох в истории страны и жанров в кинематографе в период оттепели 60-х, о лейтмотиве обрыва, с которого открывается волжская даль – свободный мир для человека, победившего в войне и не очерствевшего сердцем, способного любить... А жители вспомнят Вию Артмане на Верхнем бульваре: она смотрела на пароходик, на котором плыл Матвеев. На самом деле пароходик был неисправный, его таскали буксиром. И паром снимали не здесь, а в Прибалтике. Но в Мышкине жили старые шкиперы, они знали, что до строительства каскада гидросооружений Волга была неширокой, через неё переправлялись на таком же канатном пароме. Словом, всё взаправду. Дом, где жила героиня фильма Соня, – настоящий. Он до наших дней не сохранился, но его пока тоже помнят.

Во время съёмок по ночам в мышкинском кинотеатре режиссёр Ершов просматривал готовый материал. Его показывала местный киномеханик Муза Александровна Карсакова – мама Олега Борисовича, теперь общественного директора народного музея. Другие мышкинцы на сеансы тоже проникали. Так что увидели фильм задолго до премьеры. Потом для горожан была организована встреча с артистами: перед публикой выступили Артмане и Матвеев.

Экспозиция по «Родной крови» в Тютчевском центре пополняется. За рабочими съёмками на «Ленфильм» и в «Госфильмофонд» отправится в экспедицию Геннадий Иванович Махаев – помощник музея, которого туристы обычно там видят в купеческом костюме. Как говорят в Мышкине, он питерянец, пути-дороги в Петербурге ему извест-ны, а ещё он пишет детективы – расследования ему по душе. Олег Борисович ожидает в подарок журнал, где Вия Артмане вспоминала Мышкин. Журнал дамский, соответственно сделан акцент на костюм. Актриса, выражаясь современным языком, удивлялась толерантности мышкинцев: она была в модном европейском платье с открытыми плечами, в большой соломенной шляпе, а вокруг все одеты иначе, но никто не обращал внимания на разницу. Что ж – по одёжке встречают, а провожают...

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber