Главное:
-
Ярославец как «венец создания»

Ярославец как «венец создания»

Первое издание книги (Ярославль, издательство Александра Рутмана) случилось восемь лет назад. Это – второе, переработанное, расширенное, снабжённое большим количеством иллюстраций и во всех смыслах улучшенное издание.

Книга продолжает и венчает исследования Я. Смирнова по эстетике и физиогномике культурного типа ярославца, а именно – ярославского кресть-янина-отходника досовет-

ских времён. «Ярославский расторопный мужик» – герой книги. Так получилось, что ярославец из простонародья когда-то был лучше всего замечен и подробнее всего описан наблюдателями в отходе, в Петербурге и Москве. А с другой стороны, именно там он наиболее живописно и наглядно проявлял качества своего характера, то, что было заложено культурной средой, семейным и общинным воспитанием, опытом детства. Не скажу, что именно там он всегда и жил полнее и ярче всего, но бывало и так.

Занимательное и поучительное чтение. Автором впервые собран и осмыслен огромный материал. Книга делится примерно пополам на авторский очерк и приложения. А в совокупности и обширная обзорная глава, и тексты наблюдателей дают незабываемый образ предприимчивого, смелого, энергичного, умелого, остроумного и просто даже красивого человека. С удивительными подробностями, которые Я. Смирновым всегда ещё и подробно растолкованы. Собственно, не Я. Смирнов открыл, что крестьянин-ярославец – наиболее талантливый великоросс. Об этом писали ещё полтора века назад не самые последние русские люди – И. Аксаков и

К. Ушинский, каждый из которых провёл на Ярославской земле несколько лет и имел возможность изучать и сравнивать. (Определение Аксакова я вынес в заголовок.) Но повторенье – мать ученья.

Книга доставила мне радость. Наверное, доставит и вам. А ещё она заставляет задуматься.

Мне приходилось заниматься этой темой, и мне до сих пор не стыдно за свою статью «Ярославец как культурный тип», напечатанную впервые в замечательном журнале «Яро-славская старина», выпускавшемся в нашем областном архиве стараниями В. Козлякова и Я. Смирнова (кстати, в новой книге на стр. 182 Я. Смирновым исправлена одна моя фактографического характера ошибка, я уже и сам её понял). Получилось, что я стал и эпизодическим персонажем смирновской книги. И в счёт почти тридцати лет, прожитых в Яро-славле, и ввиду того, что нынешний мой статус со стороны весьма напоминает «отход» в Москву. Но не об этом я хотел сказать, а о двух вещах, которые приходят в голову, когда читаешь книгу Я. Смирнова.

Бросая взгляд на историю Ярославской земли, понимаешь: ярославец наиболее ярко и успешно проявлял себя там, где имел больше всего свободы. Где меньше всего он был связан социальными путами. Тогда-то и проявлялся во всей полноте его талант. Это случилось в XVII веке, это происходило в отходе, вдали от рутинных средств социального контроля. Это, наконец, реализовало себя на вершинах ярославского культурного типа: в личностном опыте Волкова, Некрасова и Любимова, в аскезе религиозных подвижников – отшельников Северной Фиваиды, странников и «непоминающих».

И второе. Сама ярослав-ская среда в её социальных параметрах далеко не всегда создавала условия для полноценной реализации ярославца. Чаще всего его возможности здесь были слишком явно ограничены обстоятельствами, загонявшими его активность в узкие рамки. С этим, в сущности, и связан отход в самых разных его выражениях. Ярославец часто пригодился вовсе не там, где родился.

Но жизнь меняется. В глобальном мире, мире сетевых коммуникаций мы связаны теперь со всей человеческой ойкуменой. Когда-то я попытался показать в статье в «Северном крае» вклад нынешнего ректора ЯрГУ А. Русакова в культуру 90-х. Он тогда был своего рода локомотивом опережающего развития в Яро-славле Интернета. К сожалению, не все возможности, вытекавшие из внедрения программы Сороса, тогда использовались. Город оказался не весьма готов к ошеломительной новизне.

В новые времена открылись новые перспективы. Инициатива М. Мизулина казалась в век политтехнологий и политпиара почти нелепой – но из неё вырос Ярославский форум, о котором слышишь только хорошее. Жаль, что сами яро-славцы пока слабо участвуют в интеллектуальных ристалищах «русского Давоса». И получилось ли поучаствовать?.. Хотелось бы, чтобы удался и феерический проект П. Никитина, к которому он привлёк Н. Мухина и меня многогрешного (но об его содержании я пока не буду говорить)... Не знаю, есть ли в Ярославле возможности для исследований мирового уровня в сфере точных наук. Скорей всего нет или очень мало (пусть меня поправят). Но гуманитарная среда здесь довольно пластична. А это значит, что в искусстве и в гуманитарных науках возможны прорывы. Не буду называть всех, кого знаю и о ком часто писал и говорил. Но упомяну Е. Кузнецова. Читаю сейчас в рукописи его новый роман. Он вровень с лучшей русской прозой наших дней, я совершенно уверен в этом. Правда, пишет

Е. Кузнецов «сложно» (на самом деле нужно просто вчитаться), поэтому читателей у него немного и признание его отстаёт от его творческих результатов. К тому ж ещё не издан и его предыдущий роман, написанный пару лет назад.

Вернёмся к книге. Она, я б сказал, относится к тем, которые «закрывают тему». Так полно и точно собран и изложен материал. Но она и открывает новые горизонты. В конце концов у нас нет дельной книги о «жизни ярославен», слишком мало мы знаем о многих из тех героев истории, в ком ярославское начало претворилось наи-более убедительно.

Конституция

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber