МИН
-

Пьяная стихия

В середине мая 1917 года исполком Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов обратился ко всем гражданам страны с воззванием, в котором отметил, что в России наблюдается рост пьянства, «на почве которого начинаются бесчинства, драки, насилия и погромы». В соответствии с постановлением Временного правительства на местах предлагалось принять решительные меры по борьбе с пьянством.

«Эта борьба должна быть общенародной, – говорилось в обращении. – С падением царского самодержавия пусть исчезнет навеки господство над Россией романовского исчадия зелёного змия».

Как и многие другие решения Временного правительства и Советов рабочих и солдатских депутатов, это обращение не нашло отклика и должного реагирования. Лишь милиция в отдельных случаях в какой-то мере стремилась бороться с этим злом своими методами. В основном обнаруженное зелье кустарного производства либо выливалось, либо уничтожалось вместе с самогонными аппаратами.

Так, в летний период в милицейских сводках появились следующие данные:

– в гостинице Горшкова обнаружено 24 четверти чистого спирта;

– при обходе милиции по Фабрично-заводскому участку в трёх местах вылито несколько вёдер браги;

– по Б.Федоровской улице в доме Градусова у проживающего в нём известного вора Церковникова обнаружен самодельный винный завод, аппарат для гонки спирта, две кадки-изюмовки...

В отдельных случаях при «реквизициях» спиртного проявляли слабость неустойчивые милиционеры. Так, милиционер 3-го участ-ка гормилиции Яковлев обнаружил тайную торговлю спиртными напитками в одном из домов по Борисоглебской улице, но «соблазнившись, сам напился пьяный». Злоумышленники отобрали у него револьвер и нагрудный знак№ 29. Яковлев за свой проступок предстал перед судом.

В конце лета, 29 августа 1917 года, в приказе по Московскому военному округу, с которым была ознакомлена и ярославская городская милиция, полковник Верховский заявил: «Перед Россией нависла угроза междоусобной войны и полной анархии». И высказал грозное предупреждение: «Малейшую попытку погрома, самосуда, грабежа останавливать вооружённой рукой беспощадно... Время действовать, а не разговаривать, слушаться, а не обсуждать».

Однако подобный призыв к решительным действиям не находил понимания и поддержки увластных структур. В Ярославле серьёзно осложнилась криминогенная обстановка.

В приказе по городской милиции № 134 от 4 сентября 1917 года её начальник Л. Н. Чернышёв предложил начальникам милицейских участков города незамедлительно представить сведения о всех находящихся на их территории «известных чинам милиции явных и тайных притонах, а также шинкарях, производящих торговлю спиртными напитками и разного рода суррогатами, вместе со своими соображениями о желательных мерах к прекращению в городе пьянства».

Понятно, что эта проблема с возрастающим в Ярославле пьянством стала беспокоить местную власть. В сводках происшествий по городу всё чаще стали появляться факты преступных деяний, совершённых на почве пьянства в гостиницах, трактирах, притонах.

Так, мещанин города некто Завастка решил погулять с двумя проститутками в одном из притонов на Козьей Слободе. Проснувшись после сильного подпития, он обнаружил пропажу из пиджака 600 рублей, о чём и заявил в милицию.

Жертвой кражи денег в сумме 30 тысяч рублей стал крестьянин Вологодской губернии Дубеничев, нашедший приют и тёплый приём у содержательницы дома терпимости по Б. Даниловской улице Сухановой. Раскрытием этого преступления пришлось заняться уголовно-розыскному отделению гормилиции.

Следует заметить, что привнесённая революцией вседозволенность приоткрыла дорогу нравственным издержкам даже в культурно-просветительских учреждениях. В демонстрируемых кинофильмах и некоторых театральных постановках появились сюжеты, идущие вразрез с существовавшими нормами приличия и поведения, вызывавшие справедливое возмущение публики. По поводу пьес «Святой чёрт», «Царский чудотворец», «У отставного царя» в постановке режиссёра Незнамова было высказано следующее: «Пьесы переполнены такими сальностями и словечками, какие в мало-мальски приличном разговоре не употребляются».

С середины осени совершаемые уголовные преступления стали принимать всё болеедерзкий, вызывающий характер, обусловленный зачастую и пьяным «подогревом». Заметно увеличилось число задержанных милицией лиц в пьяном виде, а также самогонщиков и «спиртоносов».

Октябрьский революционный переворот в Петрограде вызвал бурную реакцию массы людей, появлявшихся в общественных местах в нетрезвом возбуждённом состоянии.

В субботу, 28 октября, огромная толпа, среди которой было много солдат, устроила на Сенной площади настоящую пьяную вакханалию и бесчинства. Лишь появление конного отряда гормилиции и отдельных милицейских групп помогло пресечь творимые безобразия и разогнать пьяную толпу.

Газета «Голос» 31 октября писала: «Воскресный день был днём сплошного хулиганства. Вчера с разных сторон были слышны рассказы о проявлениях пьяной толпы. Выгнали из вагона трамвая кондукторшу, которая потребовала у пьяного пассажира билет, избили вагоновожатого, который за неё заступился, так, что его отправили в больницу, избили прапорщика, не уступившего место солдату»...

В таких непростых условиях приходилось работать неопытным новобранцам, пришедшим на службу в милицию, которая должна была встать на стражу закона и охрану правопорядка взамен упразднённой полиции.

Конституция

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp