Труд строгого режима. В колонии Ярославской области производят обувь, одежду и мебель

Тюрьма в России может быть разной – это мы знаем из книг, фильмов и свидетельств очевидцев. Угличская исправительная колония №3 – пример особый: там создан настоящий промпарк, говоря современным языком.

Производственные традиции Угличской колонии идут еще с 1945 года, когда здесь после завершения строительства Угличского гидроузла заключенные стали тачать обувь, и в основном – для правоохранительных ведомств. Ручной труд постепенно сменился механизацией, в советское время угличская «зона» снабжала обувью все спецзаведения СССР, производили более 770 тысяч пар в год. Помимо этого работали и на «оборонку», сотрудничали со многими «мирными» предприятиями. Потом, как известно, случились «лихие девяностые»...

В новом веке производственную политику, тактику и стратегию в колонии пришлось выстраивать заново. И сделали это грамотно: уже в начале нулевых Угличская колония №3 даже попала в рейтинг «1000 лучших предприятий России» именно благодаря своему обувному производству. Сегодня в первую очередь здесь по-прежнему обеспечивают нужды УФСИН – делают обувь, шьют форму, одежду для сотрудников и осужденных, другие необходимые вещи. А еще производят корпусную мебель, различные деревянные изделия…

Знакомство с колонией начинается в кабинете Марины Смирновой, начальника отдела технического контроля центра трудовой адаптации осужденных Угличской колонии №3. И за все время нашей беседы не покидает ощущение, что разговор происходит в администрации обычной российской фабрики: производственные вопросы, обучение персонала, контракты с заказчиками, поставка нового оборудования, успехи предприятия вплоть до попадания на страницы журнала «Форбс»…

– Конечно, и заведение у нас специфическое, и контингент, все же все понимают, – соглашается Марина Германовна в ответ на закономерные вопросы. – Если человеку 35 лет и он с юности по тюрьмам путешествует, ни дня в своей жизни не работал, то, естественно, не горит желанием трудиться и у нас. Придумывает всевозможные предлоги, чтобы не работать. Но такие, к счастью, далеко не все. Тем более что четыре года назад мы открыли учебное отделение, учим на обувщиков, швейников, кочегаров котельной, каменщиков. Кто нормально относится к перспективе работать здесь же, на нашем производстве – тот и работает, и зарабатывает.

Кстати, небольшая ремарка для тех, кто не знает: это колония строгого режима, средний срок заключения, с которым сюда попадают, – 10 – 14 лет.

Экскурсия по цехам впечатляет, в том числе своеобразным чувством юмора и само­иронией как заключенных, так и администрации. Везде – яркие плакаты в точной стилистике советского агитпропа пятидесятых годов прошлого века, с чуть осовремененными и подходящими к ситуации трудовыми лозунгами.

– Плакаты наши заключенные рисуют именно такие, гротескные, – улыбается Олег Дорошкевич. – Между прочим, они действительно помогают, повышают настроение и создают нужный трудовой тонус.

Сами заключенные, кстати, подтверждают, что работа не только помогает семьи свои поддерживать, например, выплачивая алименты, но и в целом лучше переносить окружающую действительность. А еще хорошие рабочие показатели – весомый аргумент для УДО.

– От рутины отвлекает, – меланхолично роняет 48-летний ярославец Юрий, упаковщик обувного цеха, выполняя свою работу. – Мне до освобождения 10 месяцев осталось, так что я это время лучше за работой проведу, и так уже 13 лет здесь, разнообразия мало. Бывает, что и норму перевыполняю. Что заработаю – на себя трачу. Дети уже взрослые, им помогать не надо, они мне сами помогают.

– Я так-то с детства паять люблю, – чуть улыбается в ответ на расспросы сорокалетний москвич Андрей, проклеивая на специальном оборудовании ярко-оранжевые элементы рыболовного костюма. – Шесть лет до освобождения осталось, на УДО подавать собираюсь. Здесь работаешь – так и день прошел, быстро время идет.

В Угличской колонии действительно узнаешь много нового: например, не только утепленные сапоги для российских нефтяников, спецобувь и спецодежду для дальневосточных рыбаков, утепленные костюмы для охотников и прочие солидные атрибуты профессионалов, но и яркие детские непромокаемые сапожки, санки-ватрушки, красивые золотые или серебряные чешки известной фирмы спорттоваров делают именно здесь.

– Одно время мы даже сумки шили для фабрики «Медведково», – рассказывает Марина Смирнова. – А в мебельном цехе, в цехе деревообработки ассортимент также самый разнообразный. Например, в конце лета – начале осени много заказов для художественных училищ, делаем мольберты для студентов.

В мебельном цехе действительно интересно. Стоят образцы мебели для детских садов – яркие, красивые.

– С нами садикам выгодно сотрудничать, поскольку мы делаем качественную и недорогую мебель, все пожелания заказчика по размерам учитываем досконально, – подтверждает Марина Смирнова. – Да и кухонный, допустим, гарнитур у нас можно заказать любой. Хоть в единственном экземпляре.

Обратное путешествие от производственного участка пролегает мимо светлых двухэтажных домиков и аккуратных теплиц.

– Здесь, в общежитиях, наши заключенные содержатся, – рассказывает главный инженер УФСИН России по Ярославской области Дмитрий Соколов. – Вон там храм-часовня, видите? Тоже сами построили, прихожан много среди них. Для мусульман своя молельная комната есть. А теплицы – в них овощи для своего же стола заключенные выращивают, там печка дровяная стоит, благо отходов деревообработки достаточно.

– Сейчас нам в основном коммерческие фирмы дают заказы, обеспечивают сырьем, более того, размещают у нас производственное оборудование, в том числе современное, сложное, например, итальянские линии для производства обуви из ПВХ, – рассказывает замначальника колонии – начальник центра трудовой адаптации осужденных Олег Дорошкевич. – Раньше осторожничали – думали, что здесь с оборудованием будут обращаться неаккуратно, не должным образом. Теперь видят, что люди работают нормально, оборудование никто не ломает – и приезжают, привозят, договариваются, устанавливают, обучают на нем работать. Например, планируем в наш обувной цех ставить новое оборудование из Китая стоимостью около 70 миллионов рублей, а еще и оснастка, и пресс-формы. Специалисты приедут его налаживать, уже прошли предварительные переговоры. Так что инвесторы теперь нас сами ищут и предлагают сотрудничество, кооперацию.

...Времени обдумать полученные впечатления в Угличской колонии было достаточно. Пожалуй, главное из них – в том, что заключенные здесь имеют все условия и шансы сохранить человеческое достоинство. Насчет перевоспитаться и встать, что называется, на путь истинный – трудно сказать, это все-таки от характера каждого человека в большей степени зависит. Администрация колонии со своей стороны все, что нужно, для этого делает...

УгличколонияУФСИН

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp