ФОТО: сексуальная революция на сцене Волковского театра

 
Евгений Марчелли, Ольга Никифорова и ярославские актеры, часть из которых пробовали себя и в качестве постановщиков, представили свой смелый взгляд на цикл рассказов Ивана Бунина «Темные аллеи».
 
В новом спектакле, состоящем из 13 миниатюр: рассказов «Мадрид», «Степа», «Второй кофейник», «Кавказ», «Генрих», «Муза», «Таня» и других, – артисты и режиссеры под руководством Евгения Марчелли стерли все возможные границы между актером и публикой, границы дозволенного и привычного. 
 
Зрители находятся на вращающемся круге посреди большой сцены. То, как организовано пространство спектакля, это безусловная удача. Герои возникают в дверных проемах, танцуют на балконе, появляются из служебных помещений, которые обычно не видны зрительскому взору, а здесь становятся частью необычного, стремительно меняющегося мира. В конце постановки зрительный зал и вовсе превращается в море, куда с разбегу ныряют герои миниатюры «Месть» (Анастасия Светлова, Виталий Даушев).
 
Неизменной же декорацией, к которой зрителей разворачивают раз за разом, остается большая двуспальная кровать. Вот с ней и вообще с околокроватной темой так или иначе связана вся бунинская любовь, какой ее представили волковцы. Полностью обнаженная Муза Граф (Юлия Знакомцева, «Муза») появляется в дверях немолодого художника (Олег Павлов) для того, видимо, чтобы не осталось сомнений в целях ее визита. Проститутка Поля (Анна Ткачева, «Мадрид») прыгает топлес в кровать к герою Владимира Майзингера. Валерий Кириллов весьма сексуально обмазывает краской, поливает водой Ирину Веселову на протяжении всей миниатюры «Второй кофейник». В общем, картинки впечатляющие, есть на что посмотреть. Но и только?
 
Уходя после спектакля, моя подруга задумчиво произнесла:
 
– Однако… Похоже, я открыла для себя совершенно нового Бунина…
 
Придя домой, я до трех ночи перечитывала «Темные аллеи». Конечно, Бунин тоже имел в виду «Любовь, любви, любовью, о любви», но там, где он намекает, волковцы прямолинейны, там, где недоговаривает, они вдарили по зрителю обнаженкой. Накануне предпремьерного показа Евгений Марчелли сам признался, что прозу Бунина трудно перевести на язык драматургии, «он очень трогательный, за душу берущий автор, но на сцене все получается грубо. Сцена и тело – слишком материальны…». И, несмотря на поток хвалебных речей от коллег и зрителей сразу по окончании эксперимента, похоже, оказался прав. 
 
Между тем отдельные актерские работы действительно впечатляли. Мария Полумогина в «Балладе», трогательная, наивная, почти юродивая Анна Ткачева в роли Поли («Мадрид») и снова Анна Ткачева, на этот раз в роли Тани («Таня»). С каменным лицом, молча и буднично готовящийся к самоубийству, пока на заднем плане жена резвится с любовником, обманутый офицер (Олег Павлов «Кавказ»). Правда, всю трагичность постановки разрушил… вытянутый носок любовника (Максим Подзин). Он, как балерун, парил вокруг свой возлюбленной, а в конце прилег на кровать и вытянул зачем-то ногу, как на станке. Это было очень смешно, даже сочувствовать застрелившемуся из двух револьверов мужу мешало. 
 
Ну а что касается всего эксперимента, может, и не нужно было столько плоти? Мы бы и так поняли, что это все «любовь, любовью и о любви». Конечно, безумству храбрых теперь все поют песни. Такая откровенность и чувственность на сцене первого академического будоражит и возбуждает, как честно и отписались в соцсетях некоторые зрители-мужчины. Нет, конечно, театр должен возбуждать, но ведь должно быть что-то еще кроме… Хотя, если руководствоваться в своих оценках словами Евгения Марчелли, который, отвечая на вопрос о смысле одной из миниатюр, полушутя сказал:
 
– Зачем? Просто так. История эта в принципе бессмысленная, как бессмыслен и сам театр...
 
А если так, то вопросов нет. Похулиганили и ладно. Было весело, особенно понравились заключительные танцы в трусах под песню группы «Градусы» «Нравится мне, когда ты голая по квартире ходишь». Постановка в очередной раз возбудила – на этот раз желание отправиться на дискотеку. 
 
Лишь немного грустно, что во время всех этих экспериментов легкое дыхание бунинской прозы незаметно перешло в похотливое придыхание. 
 
Фото Татьяны Кучариной
Волковский театр

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber

Предложить новость