Игорь Бондаренко: «Разоблачить пытаются взрослые»

Верят ли дети в Деда Мороза, из чего сделана его борода и что может растрогать главного новогоднего волшебника?

Профессии разные нужны, профессии разные важны. Пожалуй, самая веселая работа – поздравлять людей с Новым годом. С человеком, который больше 40 лет в облике Деда Мороза приносит детям и взрослым радость и, конечно, подарки, мы поговорили в канун праздника.

Игорь Бондаренко по профессии строитель, актерство для него – любимое хобби, которым он занимается с 1972 года. За плечами народный молодежный театр в ДК оторостроителей, больше 50 ролей и 2 бенефиса. Дед Мороз, говорит Игорь Валерьевич, не роль, а состояние души.

– Вряд ли кто-то из актеров мечтает стать Дедом Морозом. Как вы пришли к этой роли?

– Мы ставили спектакль «12 месяцев», в котором, как все помнят, 12 братьев. Я играл там сначала март, у которого не было ни одной реплики, потом дали роль апреля. А Дедом Морозом, настоящим, на елке, стал, когда пришлось заменить другого актера, Володю Баранова, которому срочно пришлось уехать в праздники. Один раз заменил, с тех пор и играю.

– Всегда хотелось узнать, а борода у Деда Мороза правда из ваты?

– Синтетическая, китайская какая-то, из этого же материала парики театральные делают.

– Свою бороду не пробовали к празднику отрастить?

– Полгода назад только побрился, у меня борода тоже седая, только короткая. У Деда Мороза она все же должна быть побольше.

– Борода для детей обычно как красная тряпка для быка: все стараются за нее дернуть, проверить, настоящий ли волшебник к ним пришел. В вашей практике разоблачения случались?

– Знаете, в основном взрослые пытаются разоблачить на корпоративах. А корпоративы разные бывают. Однажды, в лихие 90-е годы, приехал в одну из ярославских гостиниц. Условие было, что Дед Мороз входит с последним ударом курантов. И вот захожу я в зал, а там одни мужики в черных кожаных куртках, бритоголовые, с крестами на груди и с каменными лицами. Я их стихами поздравил, а дальше что делать – не знаю. Ну и предложил им спеть мою любимую песенку. Они ни слова не говоря встали и как военные начали чеканить: в ле-су ро-ди-лась е-лоч-ка…

А однажды в качестве экономии средств меня по всем елкам Ярославля в новогоднюю ночь возили: мы с прежним мэром по очереди поздравляли народ, то он сначала выступит, то Дед Мороз. Кстати, на первом Дне города я Ярослава Мудрого играл. А один раз попал на корпоратив, где были одни португальцы. Я их по-русски поздравляю, а рядом стоит переводчик и переводит.

– Обычно Дед Мороз желает детям и взрослым всяких благ. А было ли в вашей практике пожелание вам, которое вы помните до сих пор?

– Не то чтобы пожелание… Сейчас же все на елки приходят с фотоаппаратами, на телефон фотографируют, поэтому после праздника ко мне выстраивается очередь ребятишек и родителей. Фотографируюсь я, значит, а рядом стоит мальчишечка лет четырех в костюме лисички и ну меня за шубу дергает. Я ему говорю: «Подожди немного, сейчас сфотографируюсь с этими детками, а потом с тобой». Он не прекращает, дергает настойчиво так. Сделал я снимки, к нему наклоняюсь, а он мне на ухо шепчет: «Спасибо за трансформер! Фотографироваться не надо» – и убегает. Вот в такие моменты слеза прошибает.

– Вы столько лет трудитесь Дедом Морозом, сколько детей повидали – не сосчитать. А уж сколько детей запустили руки в ваш волшебный мешок! Существенно ли изменилось его содержимое за все эти годы?

– И дети все такие же, и подарки почти не поменялись. Я считаю, хорошим подарок станет тогда, когда ребенок напишет письмо Деду Морозу, загадает желание, а потом найдет то, что он хотел, под елкой или в мешке. Помню, мы играли спектакль «Новогодний вернисаж», и там в песне были такие строчки: «Напишите, напишите письмо Дедушке Морозу». А потом называли адрес Дома культуры. Так письма потом несколько месяцев шли!

– То есть в Деда Мороза верить продолжают?

– А как же! У меня одному внуку тогда было 3 года, а другому 5,5. И старшему родители рассказали, что Дед Мороз – это я, он, естественно, тут же поделился информацией с младшим братом. Пришли они на елку в ДК, после спектакля Саша ко мне подходит и говорит: «Все ясно, это ты был у елки Дедом Морозом». Конечно, я отрицаю. А у нас в ДК на первом этаже есть приемная Деда Мороза, там в это время находился мой коллега точь-в-точь в таком же костюме, что был у меня. Я внука беру за руку и веду туда. У ребенка взрыв мозга: на меня смотрит, на Деда Мороза, снова на меня, на Деда Мороза. Потом к нему бросился.

И взрослые пусть и не верят в него, но подарки получать любят. На моторном заводе директор сделал традицией приглашать на итоговую планерку, где собирались начальники цехов и партийные лидеры, Деда Мороза. И этим серьезным людям я дарил кому серпантин, кому игрушку, кому блестки, а самому директору маску карнавальную презентовал. Подарки на 3 копейки, а радости сколько у людей! Ведь сам Дед Мороз принес!

– Но работа у новогоднего волшебника, наверное, тяжелая и морально, и физически?

– Главное, самому верить в чудо. И здоровье иметь крепкое. Я столько лет в этом костюмчике хожу, раньше под него толщинку надевал, а теперь не каждая шуба сходится. Под софитами жарко и душно стоять, а на массовке уже нормально все, весело.

– В чем секрет выносливости?

– Не знаю даже. Сейчас елок гораздо меньше стало: в 1980-е по 80 представлений отыгрывали за новогодние праздники, теперь – 20 или даже 15. Один раз так попал… Играли «Снежную королеву», по четыре представления в день. Один дублер ногу сломал, второго в командировку отправили. И мы вдвоем отыграли всю «Снежную королеву» и отработали массовку. А еще когда в школе учился, в «Сказках зимнего леса» играл ежика – 85 раз. От этого ежика уже тошнило под конец.

– Для вас эта работа в удовольствие?

– Мне за это деньги платят.

– Говорят, прибыльный бизнес…

– В Москве за это платят больше, чем здесь. И у нас есть ребята, которые туда на новогодние праздники уезжают шабашить, здесь приходится заменять.

– Вы помните, что вам дарили на Новый год? Какой подарок был самым дорогим?

– Мое детство было 50 лет назад, уже не помню. Отец был москвич, родственники в столице жили, поэтому на кремлевскую елку меня возили каждый год. Она в то время на улице проходила, и нам дарили пластмассового Деда Мороза, а в нем лежали конфеты. Вот это я хорошо помню.

Фото Сергея Белякова

интервью

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber
Новости на нашем
канале в Viber

Предложить новость