Анна Коузова

Жизнь после цунами

Норико Тосиро об опыте взаимопомощи после природных катастроф

Ни для кого сегодня не секрет, что от бедствий не застрахован ни один уголок на земле. Пожары, наводнения, техногенные катастрофы кажутся привычной строкой в новостях, пока это не коснулось нас самих. Но предупрежден – значит вооружен. А кто может лучше рассказать о выживании в чрезвычайных ситуациях, чем спасшиеся в самых страшных из них? Мы попросили координатора культурных связей между Японией и Россией и давнего друга нашей газеты рассказать, как полтора года спустя японцы восстанавливают свой мир и готовятся ли они к новым потрясениям.

– Норико, какие настроения сегодня преобладают в вашей стране?

– Если вы прилетите в Токио, окажетесь в аэропорту Нарита, то вполне может показаться, будто бы ничего не было. Но ни один японец в душе уже не станет таким, каким был до этой трагедии. Каждый из нас теперь больше задумывается не только над судьбой своей страны, но и над участью всей земли, нашпигованной атомными электростанциями. Да, японцы такой народ, не удивляйтесь.

– Известна судьба тех, кто получил дозу радиации при ликвидации аварии на Фукусиме?

– Лишь однажды у нас в новостях прошла информация, что двое рабочих оказались в больнице. Хотя есть частный сайт со списком людей, погибших от радиации. В нем около 50 человек, в основном пожилые. Но сайт делает не специалист. И, наверное, сложно объективно судить о причинах тех смертей. В характере японцев вообще не расспрашивать о таких вещах и не афишировать их. Даже к своим знакомым я могу обратиться с заботливыми словами, но никогда не буду лезть им в душу. Это беззастенчиво!

– Как вышли из ситуации те, кто в результате землетрясений и цунами потерял кров?

– Среди жителей северо-восточных регионов много таких, кто до сих пор не может устроить свою жизнь. Люди мечтают вернуться в родные края, но там все разрушено. Им выдаются какие-то субсидии, но тут вопрос в оценке ущерба. Если признают, что он частичен, то сумма окажется мизерной. А представляете, каково жить в доме, где побывало цунами: грязь, ужасный запах. Все равно придется строить новое жилище или снимать квартиру. А еще тяжко приходится тем, кто занимался сельским хозяйством и рыболовством. В пище, добываемой около Фукусимы, до сих пор находят радиоактивные вещества. Но даже если пройдена проверка, поставлен штемпель о безопасности, горожане не верят и боятся делать такие покупки.

– В прошлых интервью вы рассказывали, что сразу после трагедии японцы не жаловались и не причитали, а кинулись помогать друг другу.

– Это и сейчас актуально. Мы сами помогаем друг другу, не рассчитывая во многом на государство. Знаете, у нас появилось движение, участники которого активно покупают продукты из пострадавших мест и призывают остальных поступать так же. Благодаря волонтерам такая еда, конечно, предварительно проверенная, стала чаще появляться на прилавках магазинов. А еще у нас есть очень популярное движение взаимопомощи для строительства и восстановления частного бизнеса. Этот фонд открыли музыкальное агентство и известные артисты. Действует он таким образом: люди, мечтающие восстановить свой бизнес, обращаются с предложениями на сайт. Например, человек объясняет, что у него за магазин, какие привилегии он предоставит инвесторам: приглашение на открытие или доставка каких-то товаров на дом. Тот, кого заинтересовало предложение, переводит деньги на кредитную карту через интернет. Люди считают, что если бы деньги давались совершенно безвозмездно, настрой на работу был не такой серьезный и ответственный. После открытия магазина хозяин пишет письмо с благодарностью к инвесторам и небольшим отчетом о потраченных деньгах.

– Японцы готовы к новым стихийным бедствиям? Ведь они у вас не редкость.

– Хотя нас землетрясениями никогда было не удивить, после Фукусимы многое все-таки поменялось. В газетах и по телевидению стали чаще давать советы по выживанию. Делают шире дороги, чтобы больше транспорта могло проехать в случае пожара. Жителям раздаются карты с указанием дороги, по которой можно спастись в случае цунами. Перестраиваются, укрепляются здания, находящиеся в сейсмически опасной зоне. А еще в магазинах очень быстро раскупают электроприборы, работающие в экономном режиме. Вообще у каждого японца, в том числе и у меня, есть такой «экстренный» рюкзак. Если что-то началось – схватил его и бросился в убежище.

– Никогда не возникало желания переехать в другую страну с более безопасным климатом?

– Да, выбор есть всегда. Но и катастрофы случаются абсолютно везде. В любом конце света ты не застрахован от автомобильной аварии или пожара. Когда «Дракон» не гневается, он прекрасен! Наши люди ценят жизнь и умеют за нее бороться.

– Не собираетесь вновь приехать с театром кукол в Ярославль?

– Наш хороший знакомый, бывший директор Волковского театра Борис Мездрич, как вы знаете, уехал в Новосибирск. Мы лишились партнера, и нам сложно организовать гастроли. Но нет ничего невозможного.

Справка «ЯР»

Что держит в «экстренном» рюкзаке каждый японец:

  • бутылку с питьевой водой и сухой паек;
  • походный туалет;
  • алюминиевое одеяло;
  • рабочие перчатки;
  • походную солнечную батарею для любых электронных устройств.
Только цифры

320000  японцев до сих пор не могут вернуться в свои дома.

Из них:

6624 – беженцы, не имеющие теперь своего угла. Перебиваются по знакомым, родственникам, гостиницам;

313153  живут во временном муниципальном или частном жилье и даже в больницах;

2813 человек пропали без вести в результате землетрясения и цунами.

интервью

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Комментарии: