-

Александр Русаков, ректор ЯрГУ имени Демидова: «Прогнозируем востребованные профессии на 2035 год»

Современные родители задумываются о будущей профессии своего ребенка чуть ли не с первых классов. Какие они – профессии будущего? Как полюбить естественные науки, где в Ярославле поучаствовать в гонках роботов и как выбрать подходящее образование, читайте в беседе с ректором ЯрГУ имени Демидова Алесандром Русаковым.

– Гонки роботов, 3D-принтеры, оптические иллюзии, игры и интерактивы... Насколько успешным был Фестиваль науки в этом году?

– Это уже четвертый фестиваль, каждый из предыдущих отличался от другого. Мы стремились найти новые формы и идеи. В этом году основная привлекательная часть фестиваля была рассчитана на то, чтобы школьники участвовали не только в качестве зрителей, а в качестве настоящих работников фестиваля. В рамках фестиваля у нас состоялся первый кубок Ярославля по киберспорту, где в качестве главного арбитра и организатора участвовал президент федерации киберспорта. Интерактивные игры и шоу, особенно касающиеся аддитивных технологий – 3D принтеры, а также роботехника – это то, что привлекло школьников на фестиваль. Несмотря на то, что был гололед, кто-то не смог приехать по объективным причинам, два дня ДК Добрынина был практически полностью оккупирован молодым поколением, страждущим потрогать и опробовать всё на себе. Мне кажется, это удача и хорошая находка. С коллегами из Правительства Ярославской области мы успели обсудить, что будем расширять именно этот формат. И, может, уже в следующем году нам удастся выйти на большую площадку и создать большее количество самых разных научных аттракционов.

Почему мы стали это делать? Это не коммерческий проект. Речь идет о том, что мы должны сориентировать школьников с раннего возраста на их будущее. Мы хотим спрогнозировать на 2035 год, на то, что будет востребовано тогда. Хотя любые прогнозы и в спорте, и в науке – дело тонкое. Мы хотели бы, чтобы школьники увлеклись математикой, физикой, химией и биологией – тем фундаментом, на котором потом можно построить любую технологию. Любая технология, в том числе 3D-принтинг, это, в первую очередь, фундаментальная наука и только во вторую очередь технологическое воплощение. На этапе, когда человек совсем молодой, маленький, он должен играть и через эту игру приобщаться к дальнейшему своему профессиональному росту. Идея фестиваля в этом и состоит.

Один из акцентов фестиваля – это информационные технологии во всех их проявлениях. У нас страна очень большая, населения не так много, поэтому коммуникация на больших расстояниях для нас является базовой технологией ровно также, как и все виды дистанционного образования.

– Можно ли говорить, что за интерактивным форматом в образовании – будущее? Ведь уже давно студенты перестали зазубривать параграфы учебников.

– Никто не отменял зубрение, оно просто переходит в другие формы. Я всегда готов подчеркивать эту мысль – нельзя стать художником, не будучи сначала ремесленником. Очень малому количеству людей удается пройти через это. Увлеченность, новые формы познания, что сейчас применяются в студенческой аудитории – это данность современного поколения. Кто-то готов взять книгу или чужой конспект, а лучше свой, кто-то не готов читать конспекты, но будет получать знания через интерактивные среды. В любом случае, любое познание – это тяжелая работа, независимо от ее формы. Я разговаривал с нашими коллегами политологами-социологами из университета в Риме, задав им вопрос, какой объем чтения должен пройти через студентов на втором-третьем курсе. Они ответили, что студент без 200-250 страниц текста, прочитанных аналитическим образом по своей теме, это не студент. Тот необходимый объем информации, который надо быстро и профессионально разложить по полочкам, часть запомнить, часть забыть , вы должны получить. Это не вопрос увлечений, это вопрос профессионального роста.

– Какие специальности сегодня самые популярные, а какие, на ваш взгляд, недооценены?

– Есть модные специальности, есть связанная с этой модой популярность. А есть не то чтобы недооцененные, а специальности, которые по какому-то стечению обстоятельств недостаточно считаются перспективными. Причем, не только самими ребятами, которые заканчивают школу в 17 лет и вряд ли могут просчитать перспективы. Опять же, есть фантастические исключения среди ребят, которые с пятых классов побеждают в Олимпиадах. Они замотивированы порой больше, чем преподаватели. Среди недооцененных специальностей, на мой взгляд, это та же юриспруденция, хотя она очень популярна. Но количество качественных юристов из тех, что выпускает индустрия образования, очень невелико. Такая же ситуация с экономистами. Особенно, если взглянуть на экономические публикации – количество наших ученых, признанных в публикациях на мировом уровне, невелико.

Совершенно очевидно, что самое популярное и самое перспективное на сегодняшний день направление – это математика и все, что с ней связано – информационные технологии, робототехника и все, что основывается на точных науках и на естественно-научном цикле. Мы видим, как связаны все науки, как невозможно быть специалистом, скажем, по биотехнологии, если вы не знаете математической статистики. Ровно как и в экономике. И инженерные знания на этом базируются. Степень переучивания потом при смене специальности и даже иногда отрасли работы, для тех, кто имеет хороший фундамент – она гораздо меньше. Это хороший вектор профессионального карьерного роста. Любая точная наука или естественно-научный цикл – перспективны. При этом, нельзя говорить, что гуманитарные знания не нужны. Любой профессионал в любом цикле современной дисциплины востребован. Времена, когда мы могли сказать: это надо, а это нет – прошли. Любой профессионал востребован.

Другой вопрос, что нужно правильно оценивать свои способности. Можно долго заниматься математикой и пытаться стать хорошим математиком. Наверное, когда-то средним математиком можно стать, при этом, имея блестящие гуманитарные способности. Примеров исторических много.

Прогноз рынка по профессиям через 10-15 лет известен только агентству стратегических инициатив. При этом, их оценка по 50 принципиально новым профессиям никак не следует из набора специальностей, которые реализуются в сегодняшних ВУЗах. Мы проводили анализ на базе ярославского технического университета и Демидовского унивеситета по тому, какие специальности интересны студентам из тех, что преподаются сейчас и тех, каких еще у нас нет. Мы видим целый блок направлений, который пока в Ярославле не то чтобы не востребован, но он не готов к преподаванию на университетском уровне. Та же робототехника, например, в ее прямом виде. Есть ряд направлений, связанных с информационными технологиями, мы не весь охватываем. Сейчас мы начали серьезно заниматься большими данными, извлечением данных. Есть области программирования, по которым мы пока не готовы выпускать специалистов. Мы очень активно пытаемся понять, что потребуется сейчас входящему и уже существующему фарм-кластеру. Есть одно из направлений в комплексной гуманитарной сфере, которое не реализовано в полной мере в Ярославле – это все, что связано с развитием городов, современная урбанистика. Это целый комплекс специальностей: и логистика, и дороги, градостроительство, история, социология, экономика и чего только там нет. Это то, без чего планировать на научной основе развитие города невозможно.

– Поговорим о статистике. Современная молодежь хочет работать и зарабатывать. Отражается ли это в соотношении очников и заочников?

– Я могу привести пример. Очень большое заочное отделение существует в педагогическом и техническом университетах Ярославля. У нас их в два-три раза меньше. Однако если человек учится на заочном, это не всегда означает, что он работает. Возможно, что не получилось поступить на очное. Хочу сказать, что и очникам не запрещено работать. До 25-30% наших студентов на очном обучении работают. В информационных технологиях иногда и больше наших студентов уже с третьего курса практически знают, где они будут работать, и забывают, где они учатся. Это и хорошо, и плохо. Плохо, если они работают в Макдоналдсе, занимаясь теоретической физикой. Хорошо, если они работают в научных проектах, в малых инновационных предприятиях, в больших предприятиях, где их труд востребован даже на этом уровне, пока у них нет еще достаточной квалификации. К сожалению, мы не живем богаче, чем раньше. Поэтому для многих студентов это является не вопросом зарабатывания денег на развлечения, а вопрос зарабатывания на обучение. Это общая тенденция, она характерна и американским университетам. Я надеюсь, что меры, которые сейчас существуют по стипендиям, позволяют студентам, более или менее, жить на стипендию. Я имею ввиду именные стипендии, повышенные стипендии, которые у нас получают около 100 человек, стипендии «Р-Фарма» также позволяют прилично улучшить доход. При этом, по этим стипендиям не требуется работа, нужны хорошая учеба и участие в образовательных программах. Идеальный вариант, конечно, что студент только учится, и в этом его работа.

Фото предоставлено «76.ru»

Александр РусаковЯрГУ

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp