Главное:
Объединение ярославских водоканалов: другого пути нет

Объединение ярославских водоканалов: другого пути нет

Правительство Ярославской области вышло с инициативой о передаче полномочий по водоснабжению и водоотведению с муниципального на региональный уровень.

Сегодня, 23 декабря, депутаты областной Думы после детального обсуждения на двух комитетах по ЖКХ и законодательству на заседании законодательного органа власти региона приняли во втором (окончательном) чтении закон о передаче полномочий в сфере водоснабжения и водоотведения на региональный уровень.

Позиция правительства и аргументация – в интервью Алексею Яковлеву заместителя председателя регионального правительства Виталия Ткаченко.

– Виталий Владимирович, правительство Ярославской области вышло с инициативой передачи полномочий по водоснабжению и водоотведению с муниципального на региональный уровень. Что стало причиной такого предложения?

– Буквально через неделю после начала моей работы в региональном правительстве мы столкнулись с проблемой состояния очистных сооружений в поселках Песочное и Дюдьково.

Когда стали разбираться в проблеме, то выяснилось, что в этих двух посёлках канализационные сбросы осуществляются по аварийной схеме – по прямой трубе прямо в Волгу, без какой-либо очистки, даже без отстойника. Честно скажу, я был в шоке. Я первый раз столкнулся с ситуацией, когда такой проблемой никто особо и не озаботился.

Стали разбираться глубже – запросили результаты анализов по воде на территории всей Ярославской области. Выяснилось, что около 30%, т.е. почти каждый третий стакан питьевой воды, не соответствует санитарным нормам. Причина этого не только в состоянии предприятий, занимающихся водоснабжением, но и в катастрофическом загрязнении водоёмов, из которых осуществляется водозабор – основным в Ярославской области является Волга. При этом существенный, если можно так сказать, «вклад» в эту проблему вносят те же коммунальные предприятия.

Кроме уже названных Песочного и Дюдьково сложнейшая ситуация сейчас сложилась в Угличе, Мышкине, Ростове, Переславле. Не хочу пугать людей эпитетами, но положение действительно очень тяжелое.

Проблемы водоснабжения и водоотведения необходимо решать комплексно, но мы решили начать со стоков.

Например, часть проблем водозабора в Ярославле решится сама собой, когда выше по течению Волги будут нормально функционировать очистные сооружения Рыбинска, Тутаева и других населенных пунктов.

Так родилась губернаторская программа «Сделаем Волгу самой чистой рекой».

Та же ситуация в Ростове, где могут оказаться бессмысленными огромные затраты на очистку озера Неро, если не решить проблему очистки бытовых стоков.

– Тем не менее, Виталий Владимирович, почему необходима передача полномочий? Почему муниципалитеты не могут решать проблемы самостоятельно, но, например, с региональной и федеральной помощью и при соответствующем контроле?

– В региональном бюджете для решения столь масштабной задачи денег нет. На федеральную поддержку мы тоже вряд ли можем сейчас рассчитывать.

Единственным выходом является привлечение государственных или частных инвестиций. Например, есть деньги крупных государственных и частных банков, есть Пенсионный фонд, который является государственным, но не является бюджетной организацией. Однако здесь есть ряд сложностей.

Первое. Для того чтобы пришел концессионер, третьей стороной должно выступать правительство области. Т.е. мы должны инвестору обеспечить четко прогнозируемый тариф на достаточно долгий период времени, ибо регулирование тарифов осуществляется именно на уровне региона. Это необходимые гарантии возврата инвестиций.

Второе. Я уже говорил, что проблему необходимо решать комплексно. Если посмотреть на схему водозаборов и водостоков, то она выглядит как «шахматка» – водозабор, водосток, водозабор, водосток и т.д.

На территории Ярославской области полномочия по водоснабжению и водоотведению осуществляют 40 муниципалитетов. А необходима координация деятельности, синхронизация проектов и работ. Поэтому оптимальным решением будет централизация полномочий.

И третье. Мы заинтересованы в привлечении крупного инвестора – только так можно быстро и гарантированно решить проблему. Но крупный инвестор не будет заинтересован в небольшом проекте только, например, Песочного, Ростова или Углича.

– Передача полномочий подразумевает в дальнейшем консолидацию активов предприятий, занимающихся водоснабжением и водоотведением. Каким образом это будет происходить?

– Это очень сложный момент, который вызывает массу вопросов. Именно поэтому мы с депутатами Ярославской областной Думы договорились, что этот процесс начнется лишь 2018 году, а в течение 2017-го правительство области детально изучит ситуацию на каждом предприятии и разработает четкую дорожную карту.

Сейчас лишь можно сказать, что почти по каждому предприятию будет своя схема.

С теми муниципалитетами, которые готовы нам начать передавать свои водоканалы без передачи полномочий по водоснабжению и водоотведению, мы начнем работать уже сейчас, не дожидаясь вступления закона в силу. Ведь где-то они муниципальные, где-то частные, где-то акционированные. Все они находятся в разной финансовой ситуации. В Ростове, например, вообще банкрот. Будем работать, будем решать.

В любом случае консолидация активов будет происходить только в результате волеизъявления муниципалитетов. Нам предстоит много общаться с депутатами, но думаю, мы найдем взаимопонимание, т.к. очевидно, что ни у муниципальных властей, ни у региональной власти ресурсов для решения проблемы нет.

– Отдельно вопрос о судьбе ярославского Водоканала. Вопрос его концессии до крайности политизирован еще с 2011 года. Что предлагает сделать региональное правительство?

– Давайте сразу зафиксируем одну вещь – концессия «Ярославльводоканала» невозможна в принципе, поскольку это акционерное общество. Ни о каком отчуждении имущества предприятия речи не идёт. Скорее всего, оптимальным может стать вариант инвестиционного соглашения с условием долгосрочной аренды.

Естественно, что «Ярославльводоканал» является самым привлекательным предприятием для потенциальных инвесторов. Но этот интерес вызван прежде всего возможными дополнительными доходами от снижения производственных затрат, как за счет инвестиций, так и за счет оптимизации. По нашим примерным подсчетам, они могут достигать 20%.

– Главным аргументом «против» инициативы правительства является заявленный рост тарифов. Каково ваше мнение по этому поводу?

– Запугивая население, наши оппоненты, мягко говоря, лукавят.

Во-первых, мы хотим оптимизировать тарифы на территории всей области. Сейчас в некоторых населенных пунктах региона жители платят до 60 рублей за кубометр воды. Это очень много.

Во-вторых, даже если ничего не делать, то тариф будет расти. Более того, как раз если ничего не делать, то тариф будет расти еще больше. Т.к. только за счет тарифа водоканалы могут латать свои дыры.

В-третьих, предполагаемый рост тарифа – это, по сути, инвестиционная составляющая. То есть это не просто деньги, собранные с жителей и канувшие в никуда.

Люди увидят, почувствуют сами разницу – стабильное водоснабжение, качественная питьевая вода и Волга, в которой можно купаться даже детям.

– Вы говорите сейчас о проблемах водоснабжения, связанных с загрязнением водоемов на территории области. Но ведь достаточно много, если не больше всего, в этом виноваты промышленные предприятия. Как с этим быть?

– Вы совершенно правы, очистка «хозбыта» – только часть проблемы. Но надо понимать, что это разные механизмы воздействия.

На водоканалы мы можем воздействовать непосредственно, на промышленные предприятия – опосредованно. Тем не менее мы прекрасно понимаем, что паллиативными мерами такую глобальную задачу мы не решим. Поэтому работу с предприятиями, осуществляющими самостоятельный водосброс, мы ведем уже сейчас. В частности, могу сказать, что уже достигли соглашения с «Ярославским бройлером» о модернизации очистных сооружений предприятия.

Отмечу очень важный момент: каждое предприятие, осуществляющее водосброс, находится под пристальным вниманием природоохранной прокуратуры, и в случае нарушений им грозят существенные штрафные санкции, которые могут исчисляться миллионами, а то и миллиардами рублей. Т.е тут есть реальный инструмент воздействия.

Тэги:Виталий Ткаченководаочистка