Главное:
-
Есть одна у лыжника мечта

Есть одна у лыжника мечта

На чемпионат в Латвию Максим ехал фаворитом. Он накануне победил в двух дисциплинах на крупнейших в мире международных соревнованиях «Жигулёвское море-2009», обойдя двукратного чемпиона мира и действующего чемпиона мира. И в сезоне участвовал в четырёх соревнованиях: в трёх был первым, в одном – взял «серебро». Пройти путь от новичка до фаворита первенства планеты за три года дорогого стоит. Да, можно сделать скидку, что вид спорта молодой, а в них всегда карьера быстрее делается. Да, зимняя специфика, тоже сокращает число претендентов на мировой титул. Но всё равно шаги по спортивной лестнице вверх какие-то семимильные получаются...

Будущий чемпион ещё три года назад даже не знал, что за зверь такой – сноу­кайтинг.

Зимой – это катание за воздушным змеем на лыжах или сноуборде по замерзшим водоёмам или заснеженным полям.

– Впервые увидел по телевизору, как человек едет по воде на доске, а потом вдруг взлетает на десять метров в воздух, и был поражён. Купола, который находился на тридцатиметровых стропах в небе, не было видно, и полёт человека удивил, – рассказывает Максим.

К тому времени он уже занимался горными лыжами, виндсёрфингом и с удивлением понял, что кайтинг включает в себя не только ощущения от этих двух видов спорта, но ещё требует навыков яхтсмена и парапланериста, а во фристайле ещё и акробатики.

Пару месяцев спустя в спортивном клубе «Степень Свободы» в парке «Изгиб» увидел, как катаются на кайте, и тут же купил купол, узнал, у кого можно научиться пилотировать «змея» и покорять ветер.

Сноукайтинг, несмотря на своё иноязычное произношение, словно создан для суровой, снежной России. Зима превращает в гоночную трассу любое заснеженное поле или замёрзшее озеро. Главное, чтобы пространство было побольше. Чего-чего, а места в России хватает. Зимой ветра обычно сильные, но даже скорости ветра два метра в секунду хватает, чтобы кайт взлетел и потащил тебя со скоростью 30 – 100 километров в час.

– Первые ощущения, когда поднял в воздух кайт и поехал, – восторг. Такая силища взялась словно ниоткуда, – делится ощущениями Максим.

В Ярославле кайтинг существует уже восемь лет. Это один из старейших в стране клубов, но ряды спортсменов пополняются очень медленно. Начинали с двух-трёх энтузиастов, а сейчас в области ветер покоряют около десяти человек. Про этот красивейший вид спорта почти ничего неизвестно. Но большинство знакомых Максима, когда он рассказывает, чем увлекается, убеждены в дороговизне и опасности кайтинга.

Откуда взялись такие стереотипы, кайтеры не понимают... Вполне приличный, хоть и бэушный купол можно купить за пять – десять тысяч, новый, пригодный для соревнований российского уровня, приобретается немного дороже. Вроде недёшево, но это цена скромного велосипеда.

А вот опасность спорта не преувеличена. Казалось бы – что такое пятьдесят километров в час? Женская безопасная скорость в среде автолюбителей. Но полсотни километров в час в машине и такая же скорость на мотоцикле – большая разница по ощущениям. Вне салона автомобиля скорость ощущается острее. Когда же ты едешь не на колёсах, а на своих двоих, то она кажется и вовсе бешеной.

– Я, видя как новички пробуют кататься без инструктора, за голову хватаюсь. Так выставляют купол, что в следующую секунду может просто вверх утянуть, – поражается Максим.

Чемпион сейчас чувствует ветер, как сокол. Он разгоняется до ста километров в час, может остановиться в любую секунду и подпрыгнуть на любую высоту.

Есть в сноукайтинге такое направление – прыжки. Максим – пока один из немногих ярославцев, кто их делает.

– Я, как только ездить научился, – сразу стал прыгать. Скучно же туда-сюда, как трамвай, ездить, – пояснил ярославец.

Ветер до того силён, что может поднимать спортсмена на двадцатиметровую высоту. Кайтеры и соревнуются, кто выше прыгнет и дольше провисит в воздухе. А это не так просто – ведь кайт гораздо меньше парашюта, и падение вниз происходит стремительнее и опаснее. Поэтому нужно очень хорошо чувствовать ветер, чтобы взлетать на высоту девятиэтажного дома, а потом мягко планировать вниз на лёд зимой или на воду летом.

У Максима пока личный рекорд – пятнадцать метров высоты и шестисекундное зависание. И он считает, что тренироваться лучше на воде, – она безопаснее при падении.

Как Максим добился таких успехов за три года? Достаточно сказать, что у него дома лежит восемь(!) кайтов. И всё не баловства ради, а для роста мастерства.

Приехал как-то Шайдаков на соревнования со своим первым кайтом. Все спокойно ловят ветер и едут, а у него купол «мёртвым» лежит. Оказалось, что для слабого ветра, который был в тот день, парус Максима не годится. Пришлось купить новый, самой лучшей, кстати, российской фирмы. Прошла пара месяцев, и ярославец заметил, что на выступлениях у всех победителей купола питерской фирмы «Эльф». Приобрёл себе такой же купол победителей.

Сейчас у Максима кайты на все случаи жизни. Для летнего кайтинга, для зимы, для штормовых ветров, два «Эльфа» для выступлений, для учеников, для жены, три «трофейных» (вид спорта пока ещё молодой, и вместо денег победителям в награду дают кайты).

Сейчас ярославец штудирует литературу для яхтсменов, парапланеристов, горнолыжников, лыжников-бегунов. У любителей парусного спорта очень хорошее знание ветров, парапланеристы помогают понять, как ветер ведёт себя над сушей, горнолыжники хорошо знают, как тренировать ноги. Лыжники-бегуны помогают понять снег, скольжение, вид мази. Новые победы не за горами?

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp