-

Возвращение миллиардера

«работать буду год»
В 18 лет Виктор поступил в училище КГБ, откуда его выгнали за мордобой. Любушкин тут же перелетел в лётное училище, но после его окончания сразу забыл про «крылья» и поступил в Московский заочный институт советской торговли.
- Я считал тогда, что для настоящего мужика есть только пять профессий: хирург, воин, коммерсант, юрист и жиголо, - говорит Любушкин.
Молодой человек просто потрясал кадровиков своим нахальством, говоря: «Я к вам работать ровно на год пришёл. Хочу за пять лет освоить все разновидности торговли». В снабсбыте освоил премудрости оптовой торговли. В пищеторге познавал искусство розницы. Затем директорствовал в кафе «Молочное» у «Гиганта»: проходил школу общепита. В облпотребсоюзе изучал кооперацию.
Как-то сосед Любушкина по дому - управляющий трестом «Ярхимпромстрой» Пётр Приходько - сказал: «Мужик ты толковый, торговлю всю от и до знаешь. Иди ко мне инженером работать. В отдел реализации». Пошёл. Захотелось и в снабжении себя попробовать. Через полгода стал заместителем начальника управления производственной комплектации.
В 1986 году вышли первые постановления, разрешившие создание кооперативов. Виктор организовал кооператив «Поиск», собрал мощнейшую команду. Все - специалисты своего дела. Главный бухгалтер параллельно в УВД работал. Главный инженер кооператива был главным технологом завода «Машприбор».
Списанные станки -
источник богатства
Кооператив учреждали при предприятии «Вторичные материалы». Помните: сдашь 20 кг макулатуры - получишь дефицитную книжку. «Вторма» предоставила помещения, а дальше - как хочешь: крутись, вертись. Пришёл первый кооператор на один из крупных заводов к директору.
- Ты со списанными станками что делаешь? - спросил кооператор.
- В металлолом сдаю.
- Давай, ты мне их отдашь, а я взамен какой-нибудь лом сдам и тебе предоставлю справку, - предложил Любушкин.
Директору такой бартер понравился. Рухлядь с баланса - предприятию легче. А кооператоры взяли этот металлолом и своими собственными руками и мозгами реанимировали до рабочего состояния.
Потом смекнул Любушкин, что будущее - за переработкой пластмассы. Например, завод дизельной аппаратуры делал насосы, задвижки, заглушки и прочую нужную в автомобильной промышленности продукцию. А его обязали в нагрузку товары народного потребления производить: часы, подставки, детское домино и прочее. А что с отходами производства делать - не сказали. Куча пластмассы скопилась на складах. Кооператоров разве что цветами не закидывали, когда они за полгода переработали скопившиеся за 15 лет отходы.
Затем прошёлся кооператив по больницам. Пособирал одноразовые пластиковые шприцы. А тут ещё «Вторма» помогла с дефицитными станками, которые могли очищать пластмассу, дробить её и выливать из переработанного материала изделия любой формы: баночки, плинтусы, ящики для пива и т. д.
«Поисковики» выбрали пластмассовые книжки. Два прямоугольничка соединяются в книжку, внутри приклеиваются полоски, и получается футляр для билетов. Получились хорошие сувениры, которые стали пользоваться спросом. Даже дети дарили их родителям и друг другу. А уж перед
8 Марта и 23 февраля и вовсе спрос был ажиотажным. А всё из отходов производства...
Второй гениальный ход - удешевление рабочей силы. Книжки собирались надомницами, инвалидами. Никаких инструментов не надо - клей и ножницы. За месяц бабушка могла заработать три свои пенсии. Себестоимость такой книжки - 16 копеек, а продавались они по рублю.
Параллельно создали швейное подразделение. Любушкин совместно с Красноперекопским районо открыл межшкольный учебно-производ­ственный комбинат. Дети на уроках профобразования шили мешочки из остатков ткани с Ивановской текстильной фабрики. Такая работа под силу даже ребёнку, а мешочки были очень востребованы на мебельных фабриках для хранения всяких гаек, болтов, шурупов.
Детишки, работая два часа в день, получали до пятисот рублей в месяц. Это как десять студенческих стипендий. А время тогда тяжёлое было, прямо как сейчас. У кого получше выходило - получал работу посложнее: детские панамки делать.
У кого и это получалось - шили детскую одежду. Почему детскую? Эта ниша была свободна, а обрезков материала хватало только на маленькие вещи.
Лучшие допускались к шитью хирургических комплектов. Они уже изготавливались из хорошей и качественной ткани.
Потом перешли на шитьё кожаных курток. Перед телевизором сидел модельер с видиком и смотрел всякие передачи, где заграницу показывали: «Международную панораму», программу «Время». Записывал на видеокассету и просматривал фасоны одежды. За ночь делались выкройки. Потом по ним тут же шились куртки. Материал - отходы свиной кожи. И затем небольшими партиями все это отвозилось в соседние города, где продавалось по 450 рублей. Заграничные стоили в три-четыре раза дороже. А качество?
- Я как-то девушкам-товароведам сказал: «Оцените наши куртки». Так они обиделись: «Какие они «ваши»! Ярлычки с заграничных вещей отпорол и издевается», - вспоминает Любушкин.
Отдельно взятый рай
В те годы зарплаты инженеров были по 150 рублей. У Любушкина в кооперативе люди получали до четырёх тысяч. Система была простая: начальники производства зарабатывали на 10 процентов больше рядового рабочего, замы - ещё на 10 процентов выше. И руководство, чтобы поднять зар­плату себе, вынуждено было повышать зарплату рабочего.
На предприятии трудились постоянно около трёхсот человек и ещё было шестьсот надомников.
Предприятие работало в три смены, без выходных и праздников.
Жилось в кооперативе замечательно: бесплатные обеды, развозка, отпуск два раза в год. Рентабельность достигала 600 процентов.
Кооператив развивался. Шили сувенирные флажки. По всему миру они разлетались. Даже для олимпийской сборной Канады делали. По Волге пускали торговый караван теплоходов с продукцией. Шили кепки для речного флота. Иностранные туристы с судов покупали влёт наши комплекты «сумка, панама, юбка» за 15 рублей.
Но однажды, теперь уже и сам Любушкин не помнит почему, счета «Поиска» заморозили. Любушкин побежал на почтамт и отбил телеграмму в Кремль - Горбачеву и Рыжкову: «Караул. Ярославские кооперативы грабят». Приехала комиссия из ЦК КПСС. Проверила и в акте написала: «Нарушений не выявлено. Рекомендуем ярославский опыт к всероссийскому применению».
Из князи в грязи
На первое января 1993 года кооператив владел активами на сумму 4 миллиарда 850 миллионов рублей. По курсу того времени равнялось 12 миллионам долларов. И это в те годы, да не в Москве, не в нефтяных районах страны. Не в перекупке, а в производстве.
Гром грянул в феврале 1993-го. Любушкина арестовали за убийство сожительницы. Вина несомненная - ревность попутала. Приговор - 10 лет.
Вышел Любушкин на год с небольшим раньше - и в кооператив: «Что же вы, дорогие друзья, мне за 8 лет и окурка не прислали? И где мои деньги?» Немая сцена нарушилась лишь вопросом: «Ты что, в бегах?»
Виктор Николаевич рассказывает, что пока он сидел, кто-то на свободе продолжал руководить кооперативом, подписываясь его именем. А потом как-то незаметно его империя распалась... Людей уволили, оборудование исчезло.
Приходит он в здание, где работало его швейное предприятие: где материалы? где станки? где люди? Молчат.
Но самое интересное, что Любушкину всё оставшееся имущество принадлежит, но как бы и не принадлежит.
Пробовал поднять в банках платёжные документы, которые подтвердят его право на недвижимость. Банки закрылись, архивы исчезли. Приходит на завод, где до сих пор должны стоять станки кооператива. Там отвечают: «Да, помним вас, знаем, что они ваши, но отдать не можем. Документы покажите». Любушкин отправился в областной архив, чтобы там найти доказательства существования кооператива и того, что имущество ему принадлежит. Но туда документы по «Поиску» не поступали.
От всех этих переживаний Виктор Николаевич получил инсульт и на три года оказался прикован к постели. В это время налоговики исключили кооператив «Поиск» из списка юридических лиц. Мол, почил в бозе.
И кому теперь будет при­надлежать сохранившееся имущество? А его немало: особняк на улице Суркова, 18, два земельных участка в центре города, на которых построены дома, магазин на улице Гудованцева, территория автостанции на остановке «Дачная», производственные мощности. Эта земля сейчас очень дорого стоит, тем более, что всё уже оформлено, коммуникации подведены.
Найти миллиарды
После серии судов Виктор Николаевич доказал, что он был, есть и остаётся председателем кооператива. Зарегистрировал кооператив по-новому, нашёл соучредителей. Теперь собирается от имени юридического лица подать заявление в милицию, чтобы там наконец разобрались, что произошло с кооперативом и куда делись его миллиарды.

Жилось в кооперативе замечательно: бесплатные обеды,
развозка, отпуск два раза в год. Рентабельность достигала
шестисот процентов.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp