-

Пластилиновые солдатики непобеждённой армии

«Скажи-ка, дядя, ведь недаром?» – литература пыталась помочь истории. Даром. Потому что даже самые значительные события прошлого, обобщённые и обезличенные, воспринимались так, словно они происходили на Луне. По крайней мере, родной город не имел к ним никакого отношения. Память быстро отправляет в корзину то, что нас не касается. Так стоит ли удивляться, что патриотизм, на котором всегда держалась Россия, на наших глазах принял такие уродливые формы? Мы сами отпустили историческое сознание школьников в свободное плавание. Менять ситуацию придётся долго. И начинать надо с того, чтобы в истории своего края найти отражение общей истории: факт к факту, имя к имени. Преподавание истории должно укорениться в местном материале: в событиях, архитектуре, знакомых именах. Только кто будет заниматься поиском материалов? Архивная работа, обрекая человека на безденежье, требует от него хорошего образования, специальных знаний, интуиции и невероятного трудолюбия. Пока желающих посвятить себя этому делу немного.

Иван Кочуев определил круг своих исторических интересов давно. Наполеон «постучался» в дверь, когда он учился во втором классе приморской школы. Мир героев и оловянных солдатиков казался гораздо интереснее, чем реальный. Свои военные игрушки той поры не выкинул, как все, а сохранил. Увлечение боевой историей страны не оставил даже в армии. Как только стал старослужащим, вздохнул легче, и... взялся за солдатиков: купил пластилин, краски и вылепил красивых русских армейцев 1812 года. Интерес к прошлому повёл его дальше: сначала в Московский историко-архивный институт, а затем, в 1999 году, в архив города Рыбинска, куда семья Кочуевых переехала из Приморья.

За рутинной работой он не сразу вышел на свою тему, но когда к очередному юбилею войны 1812 года углубился в изучение местных документов того времени, навсегда полюбил сложную эпоху благородства, отваги и патриотизма.

Ярославская губерния в 1812 году была практически беззащитна: её охранял один казачий полк. Сохранялась опасность, что французы попытаются перекрыть главную водную дорогу России и займут два стратегически важных речных порта – Ярославль и Рыбинск. Возможно, Наполеон и предпринял бы такой шаг, но у его армии возникли проблемы с кавалерией.

В помощь военным во всех русских городах формировалось ополчение. В Ярославле его возглавил дворянин военный в отставке Яков Иванович Дедюлин. Реальность прихода французов в город была велика. Архиепископ Антоний заготовил казацкие пики, чтобы в случае встречи с врагами вооружить ими семинаристов. На подготовку «Ярославской военной силы» было потрачено 817318 рублей.

В Рыбинске в это время проходила эвакуация: вывозили архивы, ценности, строили переправы. Купцы собирали средства на ополчение. За 1812 год сумма пожертвований составила 36000 рублей. После победы шесть рыбинских купцов будут награждены за благотворительность медалью ордена Святой Анны. Но главными героями эпохи станут не они, а боевые офицеры, владельцы усадеб, расположенных в рыбинских окрестностях.

Граф Матвей Дмитриев-Мамонов по примеру московских дворян решил создать полк из крестьян своих вотчин, расположенных под Даниловом и Рыбинском. В романе Льва Толстого «Война и мир» фамилия этого дворянина упоминается не раз. Великий писатель называет сумму, которая была потрачена на создание полка – 800000 рублей. Она сопоставима с суммой, израсходованной на всё ярославское ополчение. Иван Кочуев с архивной точностью подтверждает, сколько местных душ, деревень и средств потребовалось на его формирование.

Из документов следует, что Матвей Мамонов обращался за помощью к Александру I: содержание полка оказалось делом затратным. Офицеры полка приняли участие в Бородинском сражении, а один из эскадронов – в решающем бою у села Тарутина. Французы лишились здесь 22-х орудий, в плен были взяты 2000 человек. После этого сражения Наполеон принял решение оставить Москву. Генерал Ермолов писал о неблаговидном поведении казаков этого полка, которые после победы «...занялись грабежом, перепились и препятствовать неприятелю в отступлении не помышляли». На войне, как на войне. Пленных уводили в тыл, тысяча французов и итальянцев прошла через Рыбинск к месту своего расположения. Полк Мамонова тоже ненадолго вернулся в родные края пополнить силы перед заграничным походом. Рыбинские ополченцы, присоединившись к полку генерала Уварова, дошли до Франции. Первый конно-казачий полк московского ополчения генерал-майора графа Дмитриева-Мамонова был расформирован в 1815 году. Офицеры отправились на дальнейшую службу, а крестьяне – по домам. На полях сражений остались 84 человека, 29 крепостных были выкуплены.

Документы свидетельствуют, что в общем героическом порыве борьбы с Наполеоном случались исключения. В крестьянской среде, например, шли разговоры о том, что Наполеон, как придёт, отменит крепостное право. Некоторые верили и ждали. Бывали случаи, когда состоятельные дворяне, не желая воевать, под разными предлогами старались остаться в своих имениях. Беспоместные дворяне из бедных дворянских семей, которым надо было зарабатывать на жизнь, шли на службу охотнее. Люди боялись прихода французов. Слух, что Наполеон уже в Москве, заставил рыбинских лоцманов разбежаться. Их не смогли найти даже во время эвакуации, когда надо было грузить барки. Как же быть с такими историческими свидетельствами? Никак. Умалчивание и ложь рождают только путаницу. Надо учиться осмыслению своей истории без купюр. В прошлом европейских государств не меньше неприглядных и неоднозначных страниц – они не замалчиваются, но и не являются вечным поводом для поругания своей истории.

Судьба графа Дмитриева-Мамонова оказалась трагичной. В 1816 он подал в отставку, с графом Орловым, родоначальником декабристского движения, успел создать орден русских рыцарей. По свидетельствам историков, у него возник душевный недуг. Когда граф отказался от присяги Александру I, его объявили сумасшедшим и заточили в селе Васильевском. Жил Мамонов долго, а погиб нелепо – поджёг занавеску и загорелся сам. Так выглядит жизнь героя без прикрас. Но всё это не умаляет его заслуг перед Отечеством. Надо помнить, что трагедия любой войны заключается ещё и в том, что рано или поздно она настигает своих героев, с какой бы стороны они не сражались.

Собрав за четыре года работы в архиве интересные сведения об участии рыбинцев в войне 1812 года, Иван Кочуев уволился – на зарплату в 2000 рублей не проживёшь. Но тема давно прошедшей войны не отпускала. С энтузиастами из центра детского туризма организовал экспедицию – искали следы рыбинского полка. Обнаружили немного: сохранились названия деревень – Скоково, Седлово, в которых формировалась кавалерия, да развалины усадьбы в Арефино. Дети с удовольствием ходили в походы, писали доклады, щеголяли в костюмах 1812 года, пошитых на личные деньги руководителя. Иван Кочуев мечтал одеть в эту красивую форму человек 10 – 15, чтобы провести их по Рыбинску, и напомнить горожанам о земляках – героях 1812 года, но денег и творческого запала хватило только на два костюма. Архивист со столичным дипломом подался работать в охрану. Удобно: сутки дежурит, двое – пишет книгу о тех, «...чьи широкие шинели напоминали паруса».

В следующем году мы будем отмечать двести лет Бородинской битвы. Не сомневаюсь, что прозвучат прекрасные речи о патриотизме, о необходимости помнить своих героев и чтить историю. Ивану Кочуеву, пополнившему нескончаемый ряд российских лишних людей, будет приятно сознавать, что славные события войны 1812 года волнуют не только его.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber