Главное:

Что там, за Власьевским сквером?

по-прежнему мало изучен. А чтобы представить реальную жизнь города, нужна общая картина.

Независимо от других результатов, которые могут быть здесь получены, важна сама возможность сравнения того, как жили люди там, в центре тогдашнего Ярославля, и здесь, на его окраине. Сейчас поступают очень интересные данные от специалистов, которые ведут антропологические исследования «людей со Стрелки». Как известно, там были обнаружены останки десятков жителей средневекового Ярославля. В результате изучения их костей оказалось, в частности, что они питались богато, далеко не только кашами, как представлялось ранее.

А как здесь? Хотелось бы провести сравнительный анализ. В Средневековье это была окраина, рядом со стоявшими здесь церквами хоронили обитателей небольших кресть­янских поселений, разнообразный мелкий ремесленный и торговый люд. Это другой пласт жителей Ярославля, о котором в числе прочего можно будет тоже судить по рациону питания.

Первый месяц работы показал, что на этой территории жизнь прослеживается с того самого XIII века, который зафиксирован и на Стрелке. Но в отличие от того тут, скорее всего, обитало сельское население. Там, где раскоп ближе к улице Собинова, во всяком случае были огороды: на глубине около метра Максим показал мне вскрытый археологами участок, где прослеживаются... следы лопаты. Невероятно! Лет семьсот назад кто-то вскапывал свою грядку. Кто – неизвестно, но явно не князь.

До разобранных каменных церквей Власьевского прихода (летней 1603 и зимней 1633 гг.) где-то тут стояла их предшественница деревянная церковь, а может быть, и не одна. Где? Пока никаких таких данных нет. Надежда не покидает археологов: строителям ещё предстоит сносить гаражи. Что под ними? Практически ничего не осталось и от каменных церк­вей. Время, когда их разбирали (1930-е годы), было суровое, каждый кирпич на счету – церкви разобрали до самого донышка, намётанный глаз археологов обнаружил от зимней только фундаментные рвы.

Вероятность того, что удаст­ся «ухватить» хотя бы такой след летней церкви, ничтожно мала: основной объём её перекрыт гостиничным крылом, выходящим на улицу Свободы. Разве что заказчик в последний момент сдвинет туда пятно застройки. Что касается колокольни, то она находилась, скорее всего, на том месте, где сейчас главный гостиничный фасад, который выходит на площадь Волкова.

До сих пор цел бункер гражданской обороны, который в последнее время использовался в хозяйственных целях, но когда до него дойдут руки, вряд ли его подножие представит какой-то интерес для археологов, поскольку уходит на слишком большую глубину – ниже материка, по выражению специалистов, то есть ниже слоя земли, когда-либо затронутого человеком.

В ходе раскопок вскрыты подвалы советских времён, остатки сгоревших сараев, мусорные ямы периода Великой Отечественной войны с многочисленными битыми ампулами – тогда в гостинице располагался госпиталь.

За месяц работы археологи сняли полностью, до материка, 72 квадратных метра участка. Остальная территория, попадающая под застройку, вскрыта пока частично.

В числе находок несколько монет первой половины XVII века, появившихся здесь то ли во времена существования деревянной церкви, то ли случайно втоптанные позже. Окончательно на этот счёт выскажутся почвоведы и другие узкие специалисты, которые возьмутся за их изучение зимой. Довольно много мелочи конца XVIII – начала XX века, даже в слоях советского времени: на церковной паперти всегда собирались нищие, а у тех, кто подавал, случались «дырявые руки».

Попадаются нательные крестики – от конца XVII века до 1917 года. Самые массовые находки, как всегда, – фрагменты керамики. «Черепки», практически ничего не говорящие широкой публике, для археологов и других специалистов очень информативны. Их тщательно отмывают, пересчитывают, сортируют, внимательно рассматривают – керамика позволяет датировать культурные слои, свидетельствует о наличии торговых связей с другими городами и странами, роде занятий местного населения и т. п.

Среди керамики на интересующем нас участке – фрагменты лепной посуды, очень древней, такая была в ходу ещё до изобретения гончарного круга. Других свидетельств такой головокружительной древности больше не найдено, археологи склонны считать, что лепная посуда могла попасть сюда со стороны в более поздние времена.

В россыпи керамики можно увидеть элементы церковного декора – остатки изразцов, которыми были украшены храмы, штукатурки с фрагментами росписи – ими будут заниматься искусствоведы.

В числе находок довольно много обработанных костей животных: поплавки, рукоятки для ножей и других орудий труда рассредоточены по всему участку – в небогатом хозяйстве всё шло в дело.

Кладбище, наверняка существовавшее при церквях, пока не зафиксировано. В распоряжении археологов только отдельные человеческие кости. Бурная хозяйственная деятельность на этой территории, развёрнутая после сноса храмов, стёрла едва ли не все свидетельства прошлого. Хочется верить, не все. Когда строители начнут снимать бункер, туалеты, гаражи и копать котлован под свои постройки, археологи будут рядом, и кто знает, какие находки их ожидают ещё. Одна из самых ожидаемых – остатки средневековой усадьбы, ведь она наверняка располагалась где-то рядом с огородами. Если удастся обнаружить постройки, можно будет восстановить план усадьбы, расположение улиц, а следовательно, ликвидировать ещё одно белое пятно в топо­графии древнего Ярославля.

Тем временем уже упомянутые нами антропологи продолжают кропотливо делать своё дело. Вслед за «людьми со Стрелки» они ждут аналогичных находок с территории Власьевского прихода. Это должны быть не случайные кости из переворошённой уже в наше время земли, а кости из захоронений, которые можно датировать. Лабораторный анализ таких останков позволит в числе прочего определить, чем питались эти люди. Сравнивая их рацион с рационом «людей со Стрелки», можно определить их статус и в конечном счёте сделать историю средневекового Ярославля более осязаемой и конкретной.

Как мне кажется, есть у археологов ещё одна мечта – тайная. Вслух они о ней не говорят, но каждый, кто был на Стрелке, когда глазам вдруг открылся подклет, битком набитый останками девяноста семи погибших не своей смертью мужчин, женщин и детей, никогда не забудет пережитого. Те страшные события специалисты относят к XIII веку. На территории Власьевского прихода археологи зафиксировали тот же XIII век. Ярославль ограничивался тогда нынешним Первомайским бульваром. Как пережили то опустошительное для города время жители его окраины? Не коснулось ли оно их тоже, а если да, то как?

Археология – удивительная наука. Тот, кто однажды «заболел» археологией, остаётся ей верен всю жизнь, независимо от своей профессии. На территории Власьевского прихода сегодня работают в основном те, кто работал на раскопках, предшествующих строительству Успенского собора, на раскопках в Рубленом городе, где потом вырос жилой дом, и других. В прошлом году, когда крупных работ в Ярославле не было, они копали в Ново-Иерусалимском монастыре, в Твери. Этой осенью Институт археологии РАН снова позвал в Ярославль, и они вернулись.

Народ тут самоотверженный: если появятся признаки чего-то многообещающего, готов работать, как когда-то на Стрелке, хоть до декабря – под навесом, со включёнными тепловыми «пушками».

Удачи вам, ребята!

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp