-

Улыбнутся львы, увидев матричные коды

Объясним вкратце, что это за код такой, для тех, кто не знает. QR-код (англ. quick response – быстрый отклик) – матричный код (двумерный штрихкод), разработанный японской компанией «Denso-Wave» в 1994 году. Основное достоинство кваркода – это лёгкое распознавание сканирующим оборудованием, в том числе и фотокамерой мобильного телефона. Кваркоды используются в торговле, производстве, туризме. Например, во Львове их разместили более чем на 80 объектах. Это позволяет туристам легко ориентироваться в городе, кваркоды установлены на нескольких языках. Подобные метки установлены и на 20 памятниках Москвы.

Похвально желание новой Ярославской мэрии быть в русле современных тенденций. Но ведь на установку таких суперкодов нужны немалые средства. Мы поинтересовались у специалистов в области историко-культурного наследия, как они относятся к предложению специалистов мэрии.

Федеральный эксперт Юрий Иосифович Аврутов был слегка удивлён такой новостью:

– У нас в Ярославле дей­ствует весьма успешно мобильный гид. Сейчас можно получить информацию о 150 памятниках города. Всё очень просто: набираешь номер телефона, указанный на табличке, расположенной на памятнике, вводишь трёхзначный код, присвоенный зданию, и слушаешь краткую информацию об истории памятника. Туристам да и самим ярославцам очень нравится такой гид. Кроме того, о любом памятнике достаточно различных сведений в Интернете. Кстати, в Угличе переняли опыт Ярославля, там тоже начал работать мобильный гид. Можно с его помощью узнать об истории 50 достопримечательностей города.

Наталья Сергеевна Землянская, историк-краевед:

– Конечно, чем больше будет информации о ярославских памятниках, тем лучше. Но как я понимаю, это очень дорогостоящий проект. Всё-таки установка таких кодов преж­девременна. Сейчас для нас это роскошь. Бюджет дефицитный, в городе столько проблем социальных, экономических. Если речь идёт о популяризации памятников, то сначала надо направлять сред­ства на их восстановление, реставрацию и только потом устанавливать метки для считывания информации. А то получится на одном объекте историко-культурного наследия, приведённом в порядок, стоит такой код, а рядом, на соседней улице – обшарпанный, заброшенный старинный особняк – без кода и без окон, без дверей. Туристам такое соседство не понравится. Надо весь исторический центр восстанавливать в комплексе, а не отдельные здания. И тогда у туристов будет целостное представление о нашем прекрасном старинном городе.

Ольга Александровна Мазанова, архитектор:

– Я поддерживаю эту идею по установке кваркодов на памятниках. Туристы смогут самостоятельно получить информацию о заинтересовавших их особняках, храмах. Кваркоды, конечно, прежде всего надо установить в историческом центре Ярославля, который является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Но в городе много других ценных объектов историко-культурного наследия. Часть комплекса Ярославской Большой мануфактуры на Красном Перекопе недавно отнесена к вновь выявленным памятникам. Сейчас корпуса ЯБМ находятся в плачевном состоянии, необходима срочная консервация. На одном из корпусов можно установить кваркод. Но хорошо бы из этих средств, которые будут выделяться на его размещение, часть направить на консервацию этого комплекса. Предлагаю в информации, которые будут получать туристы, указывать счета, на которые можно направить средства на восстановление того или иного памятника.

Я обратилась за комментарием к Денису Вячеславовичу Чарондину и спросила его, на чьи средства установят кваркоды. Он пояснил, что будут привлекаться средства спонсоров. В городе много организаций, заинтересованных в развитии туризма. Это кафе, рестораны, гостиничный бизнес. Денис Вячеславович рассказал, что планируют устанавливать таблички с кваркодами на храмах, старинных особняках, в скверах и даже на памятниках советской эпохи. Мэрия готовит большой медийный проект по развитию туризма, и установка кваркодов – только процентов 30 масштабного замысла.

И всё-таки очень бы хотелось, чтобы средства – бюджетные ли, спонсорские ли в первую очередь направлялись не на новомодные устройства, а на восстановление памятников. Именно они – наши достопримечательности – могут привлечь туристов в Яро­славль.

Больно смотреть на разрушающиеся старинные здания, некоторые из них пребывают в плачевном состоянии годами и даже десятилетиями.

Одно из них – растерзанное здание – бывший дом Чарышникова на улице Кооперативной (дом 19). Памятник федерального значения! У него богатейшая история. Дом был возведён в XVIII веке, ещё до регулярной перепланировки города и принадлежал мастерам колокольного дела Чарышниковым. Отлитые на их заводе колокола звонили по всей России. После того как Чарышниковы перевели свои мастерские в Нижегородскую губернию, дом на Железной улице (так называлась раньше Кооперативная улица) перешёл к Сорокиным, устроившим здесь мыловаренный завод.

А в конце XIX века старый особняк превратился в католический храм. Община католиков существовала в городе с 1863 года и насчитывала более тысячи человек, однако соб­ственной церковью поначалу не располагала. В 1875 году коллежский советник Валудский пожертвовал римско-католической церкви приобретённый им дом на Железной улице, и с 1886 года здесь начались богослужения. В здании была устроена домовая часовня. В этом же доме расположились квартиры священнослужителей, приют для бездомных и благотворительная столовая.

К началу XX столетия ярославская католическая община составляла 2900 человек, а в годы первой мировой беженцы из Польши увеличили её численность вдвое. Усилиями «Польского общества помощи жертвам войны», открывшегося при костёле, беженцам предоставлялись жильё, материальная поддержка. После революции все ценности из костёла были изъяты, священник репрессирован, а дом на Железной приспособлен под коммунальное жильё. Но часовня здесь продолжала действовать до 1931 года.

Католическая община Ярославля не раз обращалась с просьбой о возвращении этого дома, но здание им не отдали, мотивируя тем, что изначально оно строилось не как культовое.

Дом уже много лет пустует, разрушается на глазах. Денис Чарондин сообщил, что этот объект выставлен городскими властями на торги с обременением – новые хозяева должны восстановить памятник. Цена объекта – 46 миллионов 736 тысяч рублей.

Восстановление усадьбы Сорокиных на Большой Октябрьской – настоящий реставрационный долгострой. Работы идут крайне медленно, стройка не раз замораживалась. Любители старины всё ждут, когда же усадьба будет восстановлена и станет украшением города. Даже каменные гривастые львы, кажется, с грустью смотрят на то, что происходит долгие годы за воротами усадьбы. То, что мы видим сейчас, очень сильно отличается от исторического оригинала.

Возникает такое предложение – коль уж будут привлекаться средства спонсоров на установку кваркодов – создать фонд для восстановления ярославских памятников. В некоторых российских городах такие фонды существуют и вполне успешно действуют.

На мой взгляд, на таких зданиях, как разрушенный дом Чарышникова, кваркод будет выглядеть несколько нелепо. Мне это напомнило табличку с надписью «Охраняется государством» на руинах какого-нибудь памятника. Увидев подобные надписи, становится стыдно и больно за то, что мы не можем достойно сохранять наше достояние.

Денис Чарондин считает, что коды можно размещать и на разрушенных памятниках. Предлагать туристам не только историческую справку, но и информацию о том, какие планы у городских властей по восстановлению здания, его использованию. Так делают в западных столицах, к примеру, в Берлине.

 Предлагаем читателям обсудить эту тему на сайте газеты «Северный край» www.sevkray.ru.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber