Главное:

На лед вы прыгнуть должны с парашютом!

СЛУЖИЛИ ДВА ТОВАРИЩА

На далекой полярной станции на одном из Новосибирских островов в Ледовитом океане, на Земле Бунге, служили два товарища – восемнадцатилетние комсомольцы Виктор Беляков и Константин Котельников. Метеоролог и радист. С Виктором и случилось несчастье: 21 июня 1946 года на охоте пуля разорвала ствол ружья, и парню ранило лицо, повредило глазное яблоко. До материка – сотни миль. Медлить нельзя – раненый мучился, лежал в бреду и ознобе. Радист Котельников посылает радиограмму в Москву, в Главное управление Севморпути: срочно нужна помощь врача!

В управлении решают сложную задачу. Доставить судном нельзя – море Лаптевых забито тяжелыми паковыми льдами. Да и долго. По той же причине отпадал вариант с доставкой хирурга на собачьей упряжке. Самолетом? Но на острове нет посадочной площадки. Остановились на гидросамолете – если не найдет во льдах открытую воду, чтобы сесть, сбросит врача с парашютом. Как это было, рассказал в книге «На грани риска» другой герой Арктики – Виталий Волович. Через три года он сам совершил первый в мире прыжок с парашютом на Северный полюс! Волович – коллега Буренина, тоже военный врач. Кстати, и в Арктике он оказался по предложению Павла Ивановича.

ДОКТОРА ПРИДЕТСЯ БРОСАТЬ

Уже в полдень 29 июня взревел мотор «летающей лодки» с бортовым номером «СССР Н­341». И гидросамолет помчался по глади Химкинского водохранилища. Впереди семь тысяч километров.

Полету предшествовала сцена в Главном управлении Севморпути, которую Маршак описал в поэме «Ледяной остров». Начальник полярной авиации Шверин обращается к молодому врачу Буренину.

– Серьезное дело я вам поручу! –

Начальник сказал молодому врачу. –

Взгляните на карту с маршрутом.

Сюда предстоит совершить вам полет

В летающей лодке, откуда на лед

Вы прыгнуть должны с парашютом.


На деле Павел был готов к самым сложным ситуациям: в Великую Отечественную он лечил партизан. За плечами 23 прыжка с парашютом. Един­ственное, что тревожило его, – никогда не приходилось делать операции на глазах. Вправе ли он взять на себя такую ответ­ственность? Шверин развеял его сомнения: «Врача­глазника хотя бы с одним прыжком мы днем с огнем не найдем».

И вот гидросамолет в аэропорту Игарка. Последние приготовления к десантированию: Буренин укладывает парашют вместе с товарищем – мастером парашютного спорта Леонидом Опаричевым. Упаковывает хирургические инструменты и медикаменты. Поскольку лодка не приспособлена к сбрасыванию парашютистов, по обеим сторонам люка приклепали две ручки, чтобы Павел держался за них перед прыжком. После многочасового перелета, 1 июля, последняя посадка в Хатанге. Короткий отдых. У всех мысль: успеют ли? И вот материк позади. Погода ухудшается, угрожающе клубятся темно­серые облака. Ничего не видно. Самолет идет на снижение, альтиметр показывает «6» – 600 метров, а земли все нет. Наконец внизу увидели однообразную белую гладь – море Лаптевых. И темное пятнышко – остров Фаддеевский. Козлов поворачивает машину к западу – а вот и Земля Бунге, пологая, изрезанная оврагами, с бурыми пятнышками многочисленных озер. Неподалеку от берега несколько промоин среди льда – метров по триста – четыреста. Круг над косой – виден домик полярников. Козлов бранится: «Дохлое дело. Никуда не сесть, твою копоть. Придется бросать доктора с парашютом».

Чтобы понять опасность этого предприятия, нужно знать: белый цвет ледяного поля внизу, под крылом самолета, сглаживает все неровности, делает невидимыми торчащие ропаки – льдины в торосах, стоящие ребром, и нагромождения торосистого льда. А главный враг с первых же минут – холод. Даже в июле...

ЗЕМЛЯ БУНГЕ

Что это за земля? Песчаный участок суши между островами Фаддеевский и Котельный, открытыми бесстрашным исследователем Арктики Яковом Санниковым (1780 – 1811 гг.), старшиной артели у купцов Сыроватских из Усть­Янска. Он все грезил существованием какой­то земли там, к северу от островов «Новой Сибири»... А Александр Бунге – русский зоолог, участник географических экспедиций конца девятнадцатого века на Север. В его честь и назвали крохотный островок в Новосибирском архипелаге. В советское время на Земле Бунге была создана полярная станция «Санников». Почту сюда доставляли зимой на собаках, летом подходило рыбацкое судно.

Спустя десяток лет, в 1957 году, этот островок едва не постигла судьба островов Новой Земли. Тогда межведом­ственная комиссия Минобороны, Минсредмаша и Академии наук обследовала острова Ледовитого океана, чтобы выбрать полигон для проведения сверхмощных термоядерных взрывов. Их заинтересовала Земля Бунге, тем более там уже была размещена воинская часть. Летом на место отправилась экспедиция, но сложилась неблагоприятная ситуация: испортилась погода, ледокол с грузом – снаряжением и горючим – застрял во льдах. Дело кончилось тем, что площадку для ядерных взрывов решили оборудовать на архипелаге Новая Земля...

В ЧЕРНЫХ ВОДАХ ЛЕДОВИТОГО

Опаричев осмотрел еще раз амуницию и экипировку Буренина. Не хватало меховых перчаток. Павел достал их из кармана и запихнул обратно – малы. Ну ничего – июль ведь, лето! Масленников открыл колпак блистера. Павел поднялся на ступеньку и просунул ноги в люк, ухватился за ручки и сел на обрезе люка. Руки мгновенно начали застывать... Шагнул в облака, отсчитал пять секунд и рванул кольцо. Встряхнуло, но купола парашюта не видно! Он лопнул в момент раскрытия... Пальцы окоченели и не могут захватить кольцо запасного парашюта. Высота 200 метров, 100... Наконец удалось, но Павел падает в черную промоину. Хлебнув ледяной воды, теряет сознание. Приходит в себя от удара о ледяной припай. До берега полтораста метров. Человек находит в себе силы бежать со льдины на льдину. Причем тащит за собой парашют! На помощь спешит радист Костя Котельников. С самолета тем временем прицельно сброшен груз.

В домике, едва согревшись, доктор осмотрел Белякова, оказал первую помощь, наложил повязку. Дела плохи, нужна операция, придется удалять остатки ткани поврежденного глаза. В этот день Буренин с радистом вымыли, выскребли пол и стены избушки, отгородили парашютным шелком пространство – для операционной. И 3 июля операция прошла. Благополучно, рапортовал Буренин в Москву, больной вне опасности. В общем, случилось чудо. Как в поэме у Маршака: «В мире таких не бывало чудес, чтоб доктор на землю спускался с небес...»

РОДИНА СЛЫШИТ, РОДИНА ЗНАЕТ

Наш земляк – истинный сын героического времени. Освоение Арктики, сквозные проходы по Северному морскому пути, тысячекилометровые перелеты, шаги в неизведанное... Сейчас говорят, что человек был тогда «винтиком» огромного механизма. Как поверить, если ради спасения одной жизни совершались такие подвиги, сопряженные с сумасшедшим риском? Эта история вызывает даже какую­то ностальгию по советской эпохе...

Метеоролог Виктор через три недели приступил к работе. А капитану медицинской службы Буренину пришлось еще восемь месяцев сидеть на острове, ждать прибытия шхуны... Но еще до того, как Павел оказался на Большой земле, он узнал, что указом Президиума Верховного Совета СССР он награжден орденом Красной Звезды.

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber
Новости на нашем
канале в Viber

Предложить новость