Закон – тайга

Один сломал ногу, другой обессилел, третий чудом уцелел – такова плата за попытку покорить плато Путорана

«Красиво ли там? Если у вас есть выбор – наслаждаться пейзажем или смотреть под ноги, чтобы не разбить нос о камни, то, уверяю, вы выберете второе», – рассуждает гидробиолог из поселка Борок Некоузского района Андрей Добрынин. Наша газета уже писала о том, как три года подряд он готовился к походу на плато Путорана в Восточной Сибири, одно из самых малоизученных мест мира (см. «ЯР», №20 от 25 мая 2011 года). Недавно путешественник вернулся домой – не победителем, но и не проигравшим.

Советы дяди Миши

Поездом до Красноярска, самолетом до поселка Тура и вертолетом до деревни Чиринда – путь на плато Путорана неблизкий. Покорить полюс недоступности под руководством нашего земляка вызвались владелец туристического магазина в Москве Ринат Янгалычев и промышленный альпинист из Балашихи Игорь Костырко. Смельчаки нашли общий язык с самыми закаленными сибиряками.

– В аэропорту Тура мы познакомились с охотником дядей Мишей. Сам он из Закарпатья. А на Север попал во время службы в армии. Сначала работал на рыболовецких траулерах, а последние 30 лет занимается промысловой охотой. 50 километров от Чиринды до своего зимовья проходит за день! – восхищается новым знакомым Андрей. – Дядя Миша отметил на нашей карте охотничьи тропы, по ним мы срезали около 30 километров.

С кочкарника на курумник

Но, как выяснилось, срезай не срезай, ландшафт все равно представлял собой полосу препятствий. Дело в том, что весна в тайге началась на месяц раньше срока, местные старожилы такого не помнят. В начале маршрута было много болот. Если бы погода не сыграла с участниками экспедиции злую шутку, то под водой на глубине не больше пяти сантиметров оставалась бы вечная мерзлота. Но, увы, топи растаяли настолько, что первопроходцы увязали по колено. Под ковром из брусники и голубики скрывались кочки. А поскользнуться на курумнике – каменных глыбах, поросших мхом, – значило одно – травмы, не совместимые с жизнью.

– Из-за проливных дождей вздулись реки, залило галечные пляжи. Незатопленные участки мы в шутку называли хайвеями – идти по ним считалось за отдых, – добавляет Добрынин. – Но в основном приходилось карабкаться по крутым склонам долины. То и дело падали. Костюм из мембранной ткани, который я купил в Москве за 27 тысяч рублей, теперь весь в заплатах.

Напополам с медведем

Не повезло путешественникам и с охотой – куропатки рано встали на крыло. Клевые места можно было пересчитать по пальцам.

– В основном ловили хариусов, – уточняет Андрей. – Но в одном хариусе всего 200 – 300 граммов мяса. К тому же поначалу мы головы выбрасывали, кишки. Вот буржуи!

Первое время подкормиться можно было в охотничьих избушках. Правда, во многих из них уже побывали медведи – пол разобран по досочкам, нары раскурочены, печка набок. Гастрономические предпочтения Топтыгиных ограничивались макаронами и тушенкой, а вот лаврушку и перец таежные жители оставляли нетронутыми.

Все это время ребята несли по 12 килограммов провизии и испытывали силу воли. Впереди их ждали участки, где подножного корма нет совсем.

– При норме в 3,5 – 4 тысячи калорий мы потребляли каждый день не больше одной тысячи, – признается Добрынин. – Несколько раз я падал в обморок, минут по 10 не мог подняться.

Несчастный случай

Но самым сложным уроком выживания стала последняя переправа через реку Котуй. Надувная лодка к тому времени держала лишь одного человека без рюкзака, да и то не больше семи минут. Каждый заплыв, по словам Андрея, напоминал русскую рулетку: мало того что вода ледяная, так еще и течение сильное.

– На другом берегу, где в советские годы находились рыбацкие фактории, мы увидели моторку. Я набрался храбрости и перебрался на ту сторону. Действительно, у избы стоял «Прогресс-4». Но старый, весь в дырках, – вспоминает руководитель группы. – Поэтому я крикнул мужикам: «Стройте плот!». А когда увидел, что вдвоем им не справиться, вернулся обратно.

Вблизи росли только лиственницы. И чтобы плот выдержал хотя бы одного мужчину, по расчетам Добрынина, нужно было минимум 15 стволов.

– Ринат полез за сухостоем на склон. Вдруг вскрикнул и спустился, прихрамывая. Оказалось, что ему на правую ногу свалился камень, – рассказывает Андрей. – Нижняя часть голеностопного сустава сильно опухла.

Санитарный рейс

Друзья погрузили пострадавшего в лодку, для подстраховки поплыли рядом, схватившись за борт. В избе растопили печь, отогрелись. А утром приняли решение: надо вызывать санрейс.

– Я позвонил в страховую компанию, сообщил, что случилось ЧП. Страховщики тянули резину 18 часов! В конце концов заявили, что для жизни Рината нет прямой угрозы, – возмущается гидробиолог. – Но когда я пригрозил, что подам иск в суд, из Туры выслали вертолет.

С маршрута сошел еще и Игорь. Мужчина стал сам не свой от истощения.

– В избе мы нашли диетические хлебцы. На упаковке крупными буквами было написано, что хлебец заменяет кусок черного хлеба, только вместо 60 килокалорий содержит всего 17! – улыбается Добрынин. – В общем, и смех, и слезы.

Товарищи умоляли его улететь с плато. Но отказаться от своей мечты путешественник не мог. И строго-настрого запретил сообщать матери о том, что продолжил путь в одиночку.

Атеист и язычник

Андрей уверяет, что не испытывал ни страха, ни тревоги. Неделю набирался сил. И уже хотел идти дальше, но рядом с избой сел вертолет. На борту – местный охотник Олег Однолько, которого экстремалы встретили на озере Дюпкун.

– Оказалось, что на участок от озера Харпича до Аяна, куда я собрался, вертолеты не летают, не хватает горючки. То есть если со мной что-то случится, мне никто не поможет, – объясняет Добрынин. – В тот день на озеро Люксина должны были забросить группу туристов-водников. Олег навешал им лапши на уши, что, мол, на Люксина даже рыбы нет, а вот Харпича, где я нахожусь, – просто сказка.

Друзья Андрея извлекли из этой экспедиции важный урок: в такую глухомань они больше ни ногой. Сам Добрынин тоже сделал вывод: на плато лучше подниматься с другой стороны. А потому он снова попытается сделать полюс недоступности немного доступнее. Для него это не шутки, все серьезно.

– Я атеист. Но в диких условиях становлюсь язычником, – признается ученый. – С утра встал: «Дай, Котуй, нам хорошей дороги», – и конфетку в реку кинул. Кстати, помогает. Когда вы относитесь к природе как к одушевленной, лучше понимаете ее. А значит, шансов выжить у вас больше.

Только цифры

300 км из 700 прошли по плато участники экспедиции.

28 ходовых дней они были в пути.

Минус 200 метров преодолели в самый неудачный день. Во время переправы через Котуй лодка перевернулась, их снесло вниз по течению.

40 килограммов весил рюкзак одного человека.

120 граммов манки съедали в день, если не было охоты и рыбалки.

78 рублей за минуту стоила спутниковая связь.

279 тысяч рублей потратил Андрей Добрынин на экипировку, расходные материалы и билеты.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp