Как ярославский протестный характер проявил себя в годы войны

Как ярославский протестный характер проявил себя в годы войны

О том, что ярославцы – народ своевольный и порой склонный к бунтам, знает вся Россия. Но насколько такие склонности могут быть опасны во времена, когда от народа как раз требуются сплоченность, единство – как было не раз и не два в минувшем веке, как происходит сейчас? Исследованием темы антисоветских настроений в условиях военного времени сегодня занимается старший преподаватель кафедры истории и философии ГБОУ ВПО ЯГМУ Минздрава России, кандидат исторических наук Денис Тумаков.

Не читайте вражеских листовок

В самый критический для страны период, с 22 июня по 1 декабря 1941 года, органами госбезопасности по политическим мотивам были арестованы 45700 советских граждан. В целом в годы Великой Отечественной войны до 1000 жителей Ярославской области были подвергнуты аресту за антисоветские преступления. Часть из них составляли люди, кому в вину вменялось составление, изготовление или просто чтение листовок или других документов, квалифицировавшихся в отчетах чекистов как «антисоветские» и «клеветнические». Прежде всего это листовки, сбрасывавшиеся с самолетов Люфтваффе во время выброски разведчиков-парашютистов.

– Например, на IX пленуме Ярославского обкома ВКП (б) 22 ноября 1941-го звучал призыв к борьбе с листовками врага, которые были обнаружены во многих районах области и даже на строительстве оборонительных сооружений, – рассказывает Денис Тумаков. – Опасения партийного руководства вызвали содержавшиеся в листовках утверждения, будто немцы являются «освободителями» России и о превосходстве германского национал-социализма над советским социализмом сталинского образца. Участниками пленума делался неутешительный вывод: «Фашисты могут иметь успех… в сложной обстановке нашей области». Известно, что лишь за август и сентябрь 1943 года, уже после перелома в ходе войны и прекращения массированных немецких налетов на территорию области, сотрудниками спецслужб при содействии активистов на территории Ореховского, Мышкинского и Галичского районов были собраны и уничтожены 5123 такие листовки.

Голос коммуниста и надписи в уборной

По-настоящему серьезными и более опасными были критические действия со стороны бывших или действующих членов ВКП (б), комсомольцев и других, в прошлом внешне лояльных власти советских граждан. Как рассказывает Денис Тумаков, в 1942-м старший шлихтовальщик гаврилов-ямского льнокомбината «Заря социализма», коммунист, в прошлом участник Гражданской войны А.С. Вязниковцев утверждал в беседе с коллегами, что в случае мобилизации на фронт он обязательно совершит акт членовредительства. Как ни странно, он одновременно подверг критике военные госпитали Красной армии за следование социальной иерархии при излечении раненых и больных. Им рабочий открыто противопоставлял госпитали белой армии верховного правителя России адмирала Александра Колчака, в которых побывал в молодости в роли военнопленного. Там Вязниковцев регулярно получал жалованье и воскресные подарки от богатых посетителей.

Большие опасения вызывали антисоветские документы, чьими авторами были сами жители тыловых районов СССР. Совершенно секретное специальное сообщение «О положении с торговлей хлебом в городе Переславле Ярославской области» гласило о фактах обнаружения антисоветских анонимных листовок и надписей на стене уборной фабрики «Красное эхо» 29 января, 4 и 11 февраля 1942 года.

– Неизвестные призывали рабочих совершить «великую революцию» или организовать «голодовку», были зафиксированы антивоенные призывы, а в одной из листовок советские лидеры были названы «промотавшимся правительством» и «заправилами», – рассказывает Денис Тумаков. – Результатом появления таких листовок стали явные проявления фронды – на языке эпохи, «волыночные настроения». Например, 4 февраля группа из 11 рабочих-монтажников фабрики кинопленки №5 на три часа раньше оставила работу, а 13 февраля до 40 работниц фабрики «Красное эхо» пытались саботировать расчистку двора от снега. В беседе с директором предприятия Романовым женщины прямо заявили, что они «…работают голодными, так как целые сутки не получали хлеба». Но дирекция смогла предотвратить готовившийся «бабий бунт».

Странник-агитатор из «Красной Звезды»

Оказывается, традиция «писать в Госдеп» появилась задолго до наших дней. Лишь за август 1943 года в том же Переславском районе было зафиксировано 11 случаев отправки различными лицами писем в посольство Великобритании в СССР.

– В ноябре военная цензура изъяла коллективное письмо ярославских женщин, отправленное в адрес посольства США, – рассказывает Денис Тумаков.– Анонимные авторы просили воздействовать на советское правительство в вопросе о мобилизации женщин в армию. Как сообщают отчеты ярославских чекистов, им удалось выявить одного из инициаторов посылки писем иностранным дипломатам. Некий работник ярославской поликлиники «Красная Звезда», представлявшийся К.С. Лоскутиным, летом 1943-го пешком следовал из Загорска в Ярославль, останавливаясь на ночлег в деревнях. Он постоянно беседовал с колхозниками, выявляя людей, в течение долгого времени не получавших известий от родных-красноармейцев, и советовал им для выяснения их судьбы писать британскому консулу. Мотивы его действий остались неизвестны.

Однако меры воздействия к «писателям» применялись отнюдь не суровые, если находились смягчающие обстоятельства. Пример – судьба счетовода из Нагорьевского района, которая 15 июля 1944 года отправила стереотипное письмо с угрозами в адрес местного райкома ВКП (б). Узнав, что причиной для написания письма послужил голод в ее собственной многодетной семье, чекисты вынесли женщине предупреждение и даже поставили перед партийными и советскими органами Нагорьевского района вопрос об оказании семье материальной помощи.

Как отец сына подставил

Самый громкий случай антисоветской агитации со стороны тех, кто должен был охранять устои страны, произошел в августе 1943 года. Листовка с призывом к рабочим выступить против сталинского режима и за прекращение войны с Германией была обнаружена на аэродроме в поселке Туношна. Она была выполнена чернилами на тетрадном листе и на оборотной стороне была подписана «Вешев Дмитрий».

– Проведенная чекистами проверка показала, что в Ярославле действительно проживал такой ученик, однако его почерк не совпадал с почерком автора листовки, – рассказывает Денис Тумаков. – Тогда в авторстве стали подозревать отца школьника, служившего милиционером 2-го городского отделения и стоявшего на контрольном посту близ Туношны, и подозрения подтвердились. Из правоохранительных органов он был немедленно уволен, а затем арестован. На допросе Вешев показал, что был недоволен жизнью в стране, испытывал неприязнь к правящей партии. Поэтому он начал изготавливать антисоветские листовки, которые наклеивал на автомобили.

Но в целом во время войны наша Ярославская область, как показывает анализ документов, вовсе не была «логовом изменников».

– Недовольные ярославцы не были «пятой колонной» врага в классическом понимании, – констатирует Денис Тумаков. – Их обвинения, адресуемые власти, касались низкого уровня жизни народа и были, конечно, небезосновательными.

Словом, как говорил классик политического афоризма Виктор Черномырдин, ярославцы «хотели как лучше, а получилось как всегда». И хлебные «бабьи бунты», и наивные прокламации, и письма в иностранные посольства имели конкретные причины – голод, тяжелый труд, лишения военного времени, которые ярославцы по собственному разумению пытались исправить, в том числе используя такие сомнительные методы. Именно исправить, а не предавать свою Родину и сограждан, как это делали коллаборационисты на оккупированных территориях.

Ярославль

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber