-
Художник в доме у озера. Переехавший из Подмосковья мастер творит в Ярославской области

Художник в доме у озера. Переехавший из Подмосковья мастер творит в Ярославской области

Есть в Ростовском районе красивая деревня – Заозерье. Название простое и логичное – лежит селенье по берегу одноименного озера, огибает его наполовину. Граничит с селом Покров, которому озерных просторов тоже досталось, только с другой стороны. Словом, красота в тех местах наша, среднерусская, с уклоном в северо-восток – та самая, родная, генетическая.

И  люди в Заозерье живут интересные, причем круглый год, а не только летом на дачные каникулы приезжают. Один из постоянных обитателей деревни – московский, точнее, подмосковный художник Владимир Кириллов. Лет 15 назад таких, как Владимир Иванович, называли дауншифтерами. Мол, устали люди от столичной жизни, от ее ритма, офисов и сверхзадач, уехали на Гоа или в деревню, в глушь, в Саратов. И с тех пор так и лежат на пляже с ноутбуками или же капусту на грядках выращивают. В общем, полная гармония у граждан от такой смены декораций и образа жизни наступала, как принято считать. Но сейчас не об этом…

Художник Кириллов вместе с женой Татьяной переехал в Заозерье 22 года назад, в 1998 году, из родного подмосковного города Пушкино, очаровавшись однажды красотой и спокойствием места. Купили супруги здесь домик с участком и зажили спокойно и счастливо. Владимир писал картины и иконы на заказ, Татьяна домом занималась, огородом, детьми, а затем и внуками, которые в гости и сейчас приезжают часто.

– Благодаря Тане и собака у нас однажды появилась, 12 лет назад, до сих пор со мной живет, я с ней гуляю по полям, – рассказывает Владимир Иванович. – Зовут Буян, помесь овчарки с кем-то неведомым, дворняга, в общем. Взяли благодаря Таниной жалости. Есть еще кот и кошка, их прошлой зимой подбросили, теперь так у меня и живут. Я думал сначала – оба коты, назвал одного Мурзиком, а другого – Васей, но потом Вася оказался Асей. А Таня моя умерла семь лет назад от онкологии…

Смерть любимой жены для Владимира Кириллова стала большим горем. Но во многом благодаря православной вере, таланту художника и профессии иконописца он много писал, мастерил, творил.  Это помогло не впасть в отчаяние.

– Я же одну профессию всю жизнь осваиваю, в Московском художественном училище памяти 1905 года, как оно в советское время называлось, по специальностям «художник-оформитель» и «художник-живописец» учился, – объясняет Владимир Иванович. – И работать с деревом, рубанком, столярничать умею плохо, этому меня никто специально не учил. Но после смерти Тани срубил деревянную часовню рядом с домом – сам, практически в бессознательном состоянии. Бог надоумил и помог, не иначе. И я такое чувство испытывал, когда строил, – как будто плавал в облаках! Часовню посвятил памяти мамы моей, Александры, и супруги Татьяны. А освящена она в честь иконы Богородицы «Неувядаемый цвет».

И часовня, и дом, и утварь, и даже бочка, где растут огурцы, украшены авторской росписью и резьбой. На заборе – панно с русскими богатырями, роспись в виде окошек с богатыми наличниками, из которых видно и красну девицу с кошечкой, и герань в пышном цвету. Мастерски выполненная резьба украшает и настоящие наличники, в окнах алеют, белеют, розовеют живые цветы. А на фасаде, под крышей, устроились белые лебеди.

– Я их из обрезной доски вырезал, расписал и укрепил под мансардным окном, – рассказывает художник. – Они действительно с натуры списаны. Озеро наше – небольшое, но очень живописное, красивое. И стали мы, заозерцы, замечать, что его в качестве перевалочной базы в своих сезонных перелетах выбрала стая белых лебедей. Прилетают, приземляются, отдыхают здесь несколько дней и дальше направляются, к теплу или в родные края. Недавно опять у нас гостили, в апреле – много их было, в стае и большие красавцы, и самые настоящие «гадкие утята», как в сказке Андерсена.

Но главная красота, главное дело жизни художника Владимира Кириллова – картины и иконы. Он пишет их на заказ и для души, каждый день встает к мольберту и работает.

– Рисовал с раннего детства, в садике, в школе, закончил художественную школу, потом в училище памяти 1905 года поступил, – рассказывает Владимир Иванович. – Училище я, правда, после армейской службы не закончил, но живопись не бросил, занимался в Пушкине в изостудии у художника Владимира Андрушкевича. Ездил и в Москву, в изостудию во Дворце железнодорожников на Комсомольской площади. Работал художником-оформителем – в кинотеатрах наших городских, на заводе. А потом стал трудиться по специальности на художественно-промышленном предприятии «Софрино», освоил иконопись, проработал там пять лет начиная с 1993 года.

Тогда, в «лихих девяностых», храмы строились и восстанавливались по всей России, иконы были нужны везде, в том числе лики новомучеников. Владимир Кириллов писал их образы, основываясь на прижизненных фотографиях, – например, образ святителя Тихона. Среди заказчиков встречались люди известные, в том числе бывшие премьер-министр РФ Евгений Примаков, или глава российского правительства Виктор Черномырдин, строивший в то время храм Иоанна Богослова у себя на родине, в Оренбургской области, в селе Черный Отрог. И сейчас в прекрасном новом храме висят иконы с ликами святых, написанных Владимиром Кирилловым, – теперь уже нашим земляком, ростовским, заозерским художником.

– Здесь у меня все – и Афон, и Иерусалим, и Оптина пустынь, – улыбается Владимир Кириллов. – И священники часто в гости приезжают, просят икону написать или пейзаж. Пейзажи очень люблю писать… Годеново от нас близко – наша святая земля, люблю туда приезжать. Конечно, есть и любимые образы святых, которые пишу. Серафим Саровский, например. Это и Владимирская, Казанская иконы Богородицы, икона Ея пречистого образа «Неупиваемая чаша» – ее мне часто заказывают. Известно, что именно перед этой иконой молятся об избавлении от извечной нашей русской беды – пьянства.

А еще заозерский художник из сказочного дома здесь, у лебединого озера, стал педагогом.

– Ко мне дети с внуками приезжают, внуков уже четверо, люблю их очень, – рассказывает Владимир Иванович. – Но летом у нас здесь много дачников, из Москвы прибывают, с детьми, конечно. А им, городским, первые дни в деревне весело, а потом скучно становится, особенно если знакомых нет, с кем поиграть можно. Вот и приходят ко мне их родители, знакомятся, просят – возьмите нашего сына или дочку, позанимайтесь с ним летом рисунком, живописью. Я однажды согласился и не пожалел – с тех пор собираю летом свою изостудию, занимаюсь с ребятами. Тоже дело интересное, нужное, по-своему сложное, но так приятно видеть, как дети рисуют!

Так и живет художник в Заозерье – работает, встречает гостей, занимается огородом, прикармливает птиц, учит детей рисовать. А главное – делает и место, и жизнь людей рядом красивее и радостнее.

Фото Натальи Булах

художники

Конституция

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber