Главное:

По законам военного времени. Ярославская прокуратура отмечает 85-летие

В этом году Ярославская прокуратура, как и Ярославская область, отмечает свое 85-летие. Она была образована в 1936 году после разделения Ивановской промышленной области на две: Ивановскую и Ярославскую.

В предвоенные годы Ярославская область интенсивно развивалась, на ее территории находилось 587 крупных промышленных предприятий, в том числе 12 машиностроительных, 9 – химических, 18 – текстильных, заводы и фабрики легкой и пищевой промышленности. Напомним, что в то время наша область занимала территорию почти вдвое большую, чем сейчас: в ее состав входила значительная часть современной Костромской области. На территории в 62 тысячи квадратных километров проживало около 2,3 миллиона человек.

С началом Великой Отечественной народное хозяйство перестроилось на военный лад и стало важной частью оборонного производства страны. Регион поставлял фронту около 760 видов оборонной продукции. А в 1943 – 1945 годах еще и полностью обеспечивал себя всеми продуктами питания, и это при том, что в довоенное время он ввозил более половины потребляемого продовольствия.

С осени 1941-го и до начала весны 1942 года существовала реальная угроза прорыва фашистов на Ярославскую землю. В октябре 1941 года линия фронта максимально приблизилась к нашим границам. Немецкие танковые части вышли к каналу Москва-река – Волга и находились всего в полусотне километров от юго-западной границы региона. Ситуация стала чрезвычайно опасной, и по решению Государственного Комитета Обороны 24 октября 1941 года в крупных городах области были созданы чрезвычайные органы вла­сти – городские комитеты обороны. Они отвечали за формирование воинских частей, эвакуацию промышлен­ных предприятий, производство военной техники, строи­тельство оборонительных сооружений и за многое другое. 

Для защиты города от врага были построены два рубежа обороны общей протяженностью 780 километров, часть стратегических предприятий была эвакуирована, велась подготовка к сопротивлению. С 1941 года область регулярно подвергалась бомбардировкам. В октябре-ноябре этого года немцы бомбили город практически ежедневно, особенно промышлен­ную зону и железные дороги. Но даже позднее, когда фронт откатился на запад, авианалеты не прекратились. Наиболее разрушительные произошли в июне 1943 года.

Понятно, что в таких сложных условиях крайне важны были дисциплина, соблюдение порядка и законности, переформатирование всей жизни в соответствии с принципом: «Все для фронта, все для Победы».

В 1941 – 1942 годах прокуратура участвовала в создании на территории области партизанских отрядов и диверсионных групп, которые должны были развернуть партизанскую войну в случае немецкой оккупации. Заранее подбирались командиры и комиссары, личный состав. В лесных массивах западных и юго-западных районов закладывались схроны вооружения и боеприпасов, продовольствия и одежды, а также строились землянки для укрытия партизанов в зимнее время года. 

В Ярослав­ской области было сформировано 35 партизанских отря­дов численностью от 25 до 35 человек в каждом. Кроме того, на различных курсах прошли соответствующую подготовку более 40 разведывательных, диверсионных и террористических групп в количестве примерно 250 человек.

Уже летом 1941 года прокуратура взяла под контроль осуществление предусмотренной директивами правительства системы мер, направленных на охрану урожая. Враг использовал зажигательные бомбы и другие средства с целью уничтожения хлебов на корню, чтобы задушить страну голодом. Местным органам власти предлагалось обеспечить боеспособность добровольных пожарных дружин, заранее распределить обязанности между колхозниками и гражданами на пожаре, в местах складирования зерна разместить бочки с водой. Кроме того, устанавливался запрет на ночную стоянку тракторов группами более пяти, кучное расположение скирд хлеба и нахождение рядом с ними горючего. Прокуроры должны были проводить проверки исполнения указанных требований и при необходимости принимать меры к нарушителям.

Анализ архивных материалов свидетельствует, что особую актуальность в годы Великой Отечественной войны приобрел надзор за законностью правовых актов. 

Местные власти, пытаясь способствовать общественному порядку и государственной безопасности, начали издавать собственные приказы и распоряжения, которые не всегда являлись законными.

Например, в приказе начальника Мышкинского гарнизона устанавливался запрет на скопление населения, что было фактически невыполнимо на рынках, в столовых, при слушании радио на площадях. Инструкцией по Любимскому району была предусмотрена необходимость надевать противогазы по сигналу «воздушная тревога», тогда как следовало это делать по сигналу «химическая тревога». Эти и другие решения осенью 1941 года были опротестованы прокурором области.

Буквально с первых месяцев войны был установлен надзор за соблюдением прав военнослужащих и их семей.

Строго следили прокуроры и за соблюдением прав детей в эвакуированных детских учреждениях, включая соблюдение санитарно-эпидемиологических требований, обеспечение детей одеждой и обувью, правильность использования продовольственных фондов.

В годы Великой Отечественной войны особую актуальность приобрела борьба с нарушениями государственной, трудовой и воинской дисциплины, хищениями государственного и общественного имущества, самовольным оставлением работы на предприятиях промышленности и транспорта, детской беспризорностью. Огромное значение прокуратура придавала надзору за выполнением государственных планов поставок боеприпасов и вооружения, а также за выполнением решений о восстановлении на новом месте эвакуированных предприятий, требований о сохранности их оборудования, обеспечении их сырьем, материалами и рабочей силой.

Нарушители привлекались к уголовной ответственности, а уход с работы без уважительной причины приравнивался к дезертирству. Работа не прекращалась ни на один день и строилась по принципу подчинения интересам фронта. Для бесперебойного снабжения советских войск продовольствием, снаряжением, обмундированием, боеприпасами необходимо было наладить строжайшую дисциплину, организовать людей, обеспечить соблюдение их прав. И прокуроры, не считаясь с личным временем, добивались решения этих и многих других вопросов. Ни кадровые проблемы, ни сжатые сроки, ни недостаток опыта – ничто не должно было препятствовать неукоснительному выполнению задач, поставленных руководством страны.

Ярославские прокуроры вносили свой вклад в Победу не только в тылу. За годы Великой Отечественной войны на фронт ушли более ста работников прокуратуры.

Особая роль выпала военным прокурорам и военным следователям. Испытав все тяготы и лишения фронтовой жизни, они не допускали преступности в частях, выявляли провокаторов, диверсантов и мародеров, обеспечивали неотвратимое и оперативное наказание преступников.

Начальник следственного отдела прокуратуры Ярославской области Александр Муромкин в октябре 1941-го ушел защищать Родину. Он воевал на Карельском фронте и в сентябре 1943 года был назначен заместителем военного прокурора 14-й армии. 

В конце 1943 года Александр Николаевич руководил расследованием преступлений группы членовредителей. В результате все они была разоблачены и наказаны, а методика расследования этого вида преступлений была рекомендована всем военным прокурорам соединений Карельского фронта. 

В ходе наступательных боев 14-й армии по освобождению Заполярья Александр Николаевич провел большую работу по обеспечению частей продовольствием и обмундированием; эвакуации раненых с поля боя; по сбору, учету и сбережению трофейного имущества. Фронтовик прошел всю войну, вернулся в прокуратуру Ярославской области и проработал на разных должностях более 15 лет.

Народный следователь прокуратуры Буйского района Ярославской области Александр Смирнов в декабре 1941 года ушел на фронт. Служил следователем отдела контрразведки «Смерш». Летом 1943 года он раскрыл крупного агента немецкой разведки, по показаниям которого были арестованы 20 завербованных предателей. В июле 1943 года Александр Иванович изобличил изменников Родины, включая немецкого агента.

У Марка Блинова окончание 10-го класса совпало с началом войны. Он был направлен в Серпуховскую военную авиатехническую школу. С августа 1943-го по май 1945-го воевал на Северо-Кавказском, 3-м Белорусском фронтах в составе 805-го истребительного авиационного полка 129-й истребительной авиационной дивизии 1-й воздушной армии в должности механика самолета. За время службы не было ни одного случая отказа в работе машины по его вине. Не считаясь со временем и отдыхом, Марк Григорьевич помогал своим товарищам и младшим авиаспециалистам. 

Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией». 

В 1950 году Марк Григорьевич окончил Горьковскую юридическую школу и был направлен на работу народным следователем прокуратуры Ильинского района Ярославской области. Затем – прокурор района и межрайонный прокурор, а в 1970 – 1980 годах – прокурор Ярославской области. 

После увольнения из органов прокуратуры в связи с выходом на пенсию он продолжил работать в должности заместителя председателя Ярославской областной коллегии адвокатов.

Константин Федоренко после окончания школы в 1942 году поступил в Дальневосточный политехнический институт во Владивостоке и был призван на службу в Военно-Морской флот, проходил службу в учебном отряде Тихоокеанского флота, где был телеграфистом, закончил службу в 1950 году. Участвовал в боях против Японии. За участие в Великой Отечественной войне награжден орденом Отечественной войны II степени, семью медалями, в том числе медалью «За Победу над Японией», орденом «Знак Почета». 

В июле 1952 года после окончания Ленинградской юридической школы Константин Петрович был направлен в прокуратуру Ярославской области. 

Начинал трудовой путь со стажера народного следователя прокуратуры Некрасовского района. 

Работал следователем, помощником прокурора района, заместителем прокурора района, прокурором района, прокурором города Ярославля, в 1980 – 1990 годах – прокурором Ярославской области.

Николай Волгин в начале войны был учащимся автомеханического техникума. С ноября 1942 года, как только исполнилось 18 лет, был призван на воинскую службу, воевал на Воронежском и 1-м Украинском фронтах, дошел до Берлина. 

За обеспечение без единой поломки более 500 километров марша боевой машины и отвагу в бою, образцовое выполнение заданий командования, проявленные мужество и доблесть механик-водитель Волгин награжден орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу». В 1965 – 1983 годах он – первый заместитель прокурора Ярославской области. 

Вчерашние мальчишки проявили на войне мужество, стойкость, самоотверженность, отвагу. И в мирной жизни оставались примером верности долгу и служения закону. 

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber

Предложить новость