-
Бюро жалоб простого человека

Бюро жалоб простого человека

– Александр Григорьевич, какова сейчас роль россий-ской прокуратуры?
– Она остаётся неизменной: стоять на страже закона и правовых устоев государства. Именно на неё законодательством возложены задачи по координации деятельности правоохранительных органов в борьбе с преступностью и коррупцией. В числе приоритетов остаётся повсеместная защита прав и законных интересов граждан. Прокуроры, как говорили в старину, имеют сейчас «наикрепчайшее смотрение» за исполнением законодательства практически по всему полю общественных интересов. Они ревностно следят за тем, как местные и федеральные власти соблюдают политические, трудовые, жилищные, пенсионные и иные социальные права и свободы граждан. Особое внимание уделяется защите прав социально незащищённых граждан: пенсионеров, инвалидов, несовершеннолетних. А сейчас, во время надвигающегося кризиса, в зону особого внимания попадает и работающее население. На многих предприятиях снизились требования к охране труда, месяцами не выплачивается зар-плата, практикуются увольнения без соблюдения предусмотренных законом гарантий. Так что сейчас, как никогда, актуальными для прокуратуры стали правозащитные функции.
– Знают ли граждане о такой её роли?
– Безусловно, многие знают, что отстоять свои права они могут, обратившись в органы прокуратуры. Ведь недаром наши зарубежные коллеги называют российскую прокуратуру бюро жалоб простого человека. В 2007 году органами прокуратуры было разрешено почти 1,5 миллиона обращений, в первой половине 2008-го – более 680 тысяч (за весь год данных ещё нет). О том, что наша деятельность открыта для общества, говорит хотя бы тот факт, что в прошедшем году прокуратуры всех субъектов Федерации создали интернет-сайты, где размещается наиболее актуальная информация о принятых ими мерах по защите граждан. Для того, чтобы людям было удобнее обращаться к нам с жалобами и предложениями, на сайте Генпрокуратуры открылась интернет-приёмная.
– На что чаще всего жалуются люди?
– На нарушения трудового или жилищного законодательства, на неправильное начисление пенсий, на неисполнение судебных решений. Вообще внеуголовно-правовая деятельность прокуратуры (под ней главным образом подразумевают надзор за соблюдением законодательства, а также обеспечение прав и свобод граждан) крайне важна и востребована обществом. В первом полугодии 2008 года прокурорами было направлено в суды более полумиллиона заявлений на сумму почти 6,6 миллиарда рублей. Суды удовлетворили 82 процента из них на сумму около 3,5 миллиарда рублей. В том числе 187,4 тысячи заявлений на сумму 1,6 миллиарда рублей о нарушениях трудовых прав, 44 тысячи заявлений в защиту прав несовершеннолетних, более 25 тысяч заявлений на сумму 101 миллион рублей – о нарушении пенсионных и иных социальных прав. Это значительно больше, чем в прошлом году. Вот всего два примера. В Хакасии в интересах более двух тысяч ветеранов прокуроры через суд взыскали с органов соцзащиты свыше 6 миллионов рублей в счёт 50-процентной компенсации расходов по абонентской плате за пользование телефоном. Прокурор Иссинского района Пензенской области обратился в суд в связи с тем, что к дверям местного отдела соц-обеспечения инвалидам-колясочникам невозможно было проехать, там не было пандуса. Это, между прочим, не просто неудобство, а нарушение статьи 15 закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» – незаконное бездействие администрации по созданию инвалидам условий для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры. Районный суд удовлетворил требования прокурора, и сейчас принято решение об установке пандуса.

«Нас заставляют
отказаться от надзора за законностью»
– Такая активная внеуголовно-правовая деятельность характерна только для российской прокуратуры или в других странах ваши коллеги тоже занимаются этим?
– Не скажу, что это чисто российское ноу-хау, но в этом направлении мы лидеры. В 2005 году при создании Консультативного совета европейских прокуроров (КСЕП) по нашей инициативе такая работа была включена в число приоритетных направлений. В июле прошлого года в Санкт-Петербурге состоялась конференция генеральных прокуроров стран Европы, основное место в её работе занимал обмен опытом вне уголовно-правовой деятельности. Мы ознакомили зарубежных коллег с богатой российской практикой. Итоги конференции оказались крайне важными. Подчёркивалась обязанность прокуроров защищать социальные и экономические права населения. Отмечалось, что усиливающаяся роль государства в решении таких проблем, как защита окружающей среды, прав потребителей или здоровья населения, может привести и к расширению функций прокуратуры. А в минувшем октябре в Страсбурге на 3-м заседании КСЕПа было принято специальное заключение «О роли прокуратуры вне уголовно-правовой сферы». Принятие сопровождалось бурной дискуссией. Усилиями российской делегации и при поддержке представителей Венгрии и Португалии проект был существенно улучшен.
– А что вызвало дискуссию?
– В большинстве государств – членов Совета Европы (по нашей оценке, почти в 40 из 47) прокуратура наделена теми или иными полномочиями вне уголовно-правовой сферы, и это отвечает принципам демократического государства. Однако кое-кто хотел бы закрепить в качестве общеевропейского принципа, что деятельность прокуратуры должна ограничиваться только вопросами уголовного преследования. А её функции вне уголовно-правовой сферы – это якобы наследие авторитаризма, от которого необходимо избавиться. Кстати, несколько лет назад Парламентская ассамблея Совета Европы, не очень-то разобравшись, рекомендовала российской прокуратуре отказаться от такого мощного орудия поддержания законности, как прокурорский надзор. Однако напомню, что именно средствами прокурорского надзора, в частности, была решена задача по приведению местного законодательства в соответствие с федеральным – когда ликвидировались последствия центробежных тенденций 90-х годов. Я занимался этим вопросом три года, будучи заместителем генерального прокурора в Приволж-ском округе, и хорошо знаю проблему. Сейчас ситуация стабилизировалась, но многие вызовы и угрозы остались. Мы видим, как раскачивают российский Кавказ, слышим обещания из-за рубежа «помочь» некоторым народам нашей страны реализовать своё «право на политическое самоопределение», имея в виду их отделение от России. Поэтому некоторые рекомендации, которые звучат из уст воинствующих дилетантов или неких «доброжелателей», следует воспринимать критически. В итоге нам удалось убедить зарубежных коллег в ценности правозащитной функции прокуратуры для общества.

Прокуратура займётся возвратом похищенного из-за рубежа
– Вы курируете вопросы экстрадиции. Расскажите, пожалуйста, как сейчас в целом складывается ситуация с выдачей подозреваемых и обвиняемых?
– В 2008 году международно-правовое сотрудничество по вопросам экстрадиции существенно активизировалось. За 11 месяцев прошлого года из стран дальнего зарубежья нам выдано на 30 процентов больше обвиняемых, чем за аналогичный период прошлого года. Положительные тенденции наметились во взаимоотношениях с такими странами, как США и Израиль, которые после более чем пятилетнего перерыва приняли решения о выдаче ряда лиц в Российскую Федерацию. По числу удовлетворённых запросов первые места среди стран – членов Евросоюза занимают ФРГ, Испания, Чехия и Швейцария. Особенно ощутим прогресс в отношениях с Испанией: за последние три года количество удовлетворённых запросов о выдаче из этой страны возросло почти в пять раз. Среди лиц, выданных России из этой страны, – обвиняемые в убийстве губернатора Магаданской области Цветкова, другие лица, привлекающиеся к уголовной ответственности за различные тяжкие и особо тяжкие преступления. Две недели назад нам был выдан Мурат Гасаев – участник нападения в составе банды боевиков на здание МВД Республики Ингушетия в 2004 году.
По-прежнему сложно складываются отношения с Великобританией. Помните дело бывшего гендиректора компании «Фиона Мэритайм Эйдженсис Лтд» Юрия Привалова, которого обвиняли в хищении примерно 250 миллионов долларов у компании «Совком-флот»? Он и его сообщники скрывались в Великобритании. В 2006 году туда были направлены запросы о выдаче. Однако англичане их проигнорировали. Привалов позднее был задержан в Швейцарии и выдан России в июне 2008 года уже этой страной, а не Великобританией. Розыск его сообщников Никитина, Скарги, Измайлова и Михайлюка продолжается.
– А что с выдачей из России?
– За 11 месяцев прошлого года Генпрокуратура России приняла решения о выдаче иностранным государствам 1063 лиц. Вместе с тем в 270 случаях мной было отказано в экстрадиции. К основным причинам, по которым Россия отказывает в выдаче граждан, относятся наличие у запрашиваемого лица российского гражданства, случаи, когда деяние на территории нашей страны не является преступным, а также истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности по российским законам. В целом эффективность международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры РФ с каждым годом возрастает. И в наступившем году мы ставим себе новые задачи: во-первых, расширить географию сотрудничества; во-вторых, вывести на новый качественный уровень связи с зарубежными партнёрами; в-третьих, активизировать международное сотрудничество в вопросах возврата в Россию похищенного имущества. Это позволит более полно реализовать принцип неотвратимости ответственности за преступные деяния.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp