-

Эстетика смога и заводских труб: ярославская художница по-новому изобразила Россию и прославилась на всю страну

Творчество Александры Железновой – уже современная легенда. Талантливая художница, которая живет в Ярославле, работает в госструктуре и позиционирует себя в первую очередь как чиновника, создала собственный мир – государство, или федерацию Нордланд, населенную удивительными персонажами, состоящими между собой в сложных и таинственных взаимоотношениях.

История федерации и ее правителей отражается в книге «Самый темный час», которую 27-летняя Александра пишет, а главное – иллюстрирует начиная с 2014 года. Именно благодаря иллюстрациям, которые автор размещает в соцсетях, – очень притягательным, отсылающим к традициям готики и не только, но при этом абсолютно оригинальным, – Александра стала знаменитой в России и за ее пределами.

Об идеологии творчества, о будущей книге, судьбах героев с внешностью своего создателя и о многом другом мы побеседовали с Александрой Железновой в редакции «Северного края».

– Александра, самый первый вопрос – о некой таинственности, которая вас окружает: почему информация о городе, в котором вы живете, о вашей биографии, месте работы столь засекречена и порой противоречива?

– Все достаточно просто – первоначально это как раз связано с моей работой. Для меня главная потребность – реализация в поле моей основной деятельности, построение профессиональной карьеры. На первых этапах понимание моей идеи зрителями было очень затруднено, потому ни город, в котором работала, ни какие-то иные данные о личности я не хотела афишировать. Так появилась легенда о Череповце и фамилия-псевдоним. Но сейчас, будучи абсолютно уверенной в себе, я могу сказать (хотя и без конкретики), что действительно живу в Ярославле, окончила Демидовский университет, здесь работаю сейчас. Конечно, мне приятно, что теперь меня знают как автора «Самого темного часа» уже и в родном городе. Считаю, что правильно сначала сделать что-то качественное и только потом выйти с этим, что называется, в народ, заявить о себе.

– Вы принимаете участие в выставках на самом высоком федеральном уровне, например, в проекте «Актуальная Россия» под патронажем Ивана Демидова, недавно с большим успехом прошла персональная выставка в Уфе. Можно ли надеяться на выставку в Ярославле?

– Меня довольно часто приглашают принять участие в самых разных проектах и выставках, но я соглашаюсь только на те предложения, которые устраивают меня по целому ряду параметров, и не в последнюю очередь – по параметрам идеологическим.

Не хочу иметь отношения ко всевозможным оппозиционным движениям и группировкам, у меня и моего творчества своя дорога, и сопровождение должно быть соответствующее.

– Вы патриот, государственник?

– Да. И всегда подчеркиваю, что мне присущ здоровый профессиональный и общегражданский патриотизм. Попытки разглядеть в моем творчестве политическую сатиру на современную Россию – не более чем домыслы, поверхностный взгляд. В моем случае все привычные стереотипы об авторах, пишущих и рисующих на тему власти, как элементах чего-то протестного, ликвидируются: я люблю то, что делаю, и вкладываю в свой труд много времени, физических и моральных сил.

Государство и власть для меня – положительные составляющие, а работа в государственных структурах вообще и на госслужбе в частности является моим осознанным выбором. Я не говорю о государстве в негативном ключе, тем более о России, так как люблю, ценю и разделяю ценности государства, государственной службы именно как эффективного служения.

Некоторые зрители считают мою, скажем так, философию похожей на путь рыцаря, самурая, и это звучит ближе к теме. Разумеется, не все мои идеи понимают и принимают. Но тем, кому со мной по пути, я, безусловно, рада.

– Часто бывает, что ваш авторский посыл, месседж угадывают в точности?

– Когда люди правильно воспринимают авторский замысел, конечно, я испытываю большую радость. Шестеро автобиографических героев – министр черной металлургии федерации Нордланд господин Айзен, его заместитель господин Октан, господа Литий, Вольфрам, Уран и Свинец – это в первую очередь я сама, моя личность, мой опыт пребывания на службе и отношение к ней, даже внешность. И это положительные герои, хорошие люди.

Одной из основных целей создания книги «Самый темный час» как раз была идея показать человека во власти, его прошлое, настоящее и будущее в контексте определяющего стержня их жизни – служения. Даже так: Служения с большой буквы. Их патриотизм, преданность своей стране, своему народу – в проживании каждого дня, каждого часа, в реальном ежедневном труде. Как ни странно, то, что с ними происходит, их реакции, поведение, ситуации, в которые они попадают, во многом понятны людям, также имеющим отношение к реальной государственной службе.

Мне часто пишут бывшие или действующие госслужащие, говорят, что я все показываю абсолютно верно, так, как оно и происходит в реальной жизни – вплоть до тонких движений души героев, облеченных властью и ответственностью.

– Неужели в мире ваших персонажей даже коррупции нет?

– Автобиографические герои к коррупции не прибегают.

– Интересно, а в реальной жизни, в современных условиях чиновнику можно быть таким же кристально честным?

– Высокая эффективность работы, безусловно, возможна без коррупции. Вообще проблема коррупции меня очень интересует, я даже магистерскую диссертацию на эту тему в свое время защитила. Но и в дальнейшем уже на практике не раз убеждалась, что существует много способов работать честно, достигать поставленных целей, высоких результатов, не будучи коррумпированным лицом.

– Александра, почему же тогда в ваших иллюстрациях, в намеках на сюжет, который вы пока скрываете, все так мрачно? Путь самурая не предполагает радость?

– Мрачно? Вовсе нет. «Самый темный час», как правило, бывает перед рассветом. Я абсолютно не воспринимаю эту историю как тягостную, мрачную. И ее финал будет благоприятным для героев. Что касается атмосферы – промышленных пейзажей, смога, заводских труб и прочего, то я просто большой поклонник промышленности, в особенности электроэнергетики, черной и цветной металлургии, газовой, атомной, угольной и нефтяной промышленности, оборонного производства и всего, что с этим связано. Соответственно в книге и сюжетах картин данная тема превалирует, осмысляется в различных вариациях. Это эстетично, я вижу в этом гармонию, да и связь с нашими реалиями имеется.

– И даже метаморфозы с героями, которые превращаются в животных, и таинственный черный волк – господин Брюн – не смогут помешать счастливому финалу?

– Пока не могу раскрыть интригу, но в книге в конечном счете все будет хорошо. Что касается господина Брюна – это сложный персонаж, специфичный и не поддающийся описанию в паре слов. Брюн обладает человеческим лицом, но предстает в таком виде нечасто. У него множество проявлений, которые порой взаимодействуют с Айзеном.

Брюн неспроста имеет волчью голову, но подробности данного свойства описаны в книге. Факт того, что сам главный герой – господин Айзен порой превращается в животное с головой пса – в псоглава, продиктован его сделкой с мистером Брюном. Причины, по которым Айзен оказался наделенным способностью превращаться в подобное животное, будут подробно описаны в книге. Но лейтмотив данного сюжетного аспекта один: не было во всей федерации существа более затравленного, но и более смелого; озлобившегося, но ласкового; трусливого, но бесстрашного; угрожающего, но доверчивого и безответного; не было более стойкого, преданного и послушного, чем мой псоглав.

– Ох, заинтриговали! Да и женщины – героини книги «Самый темный час» – что госпожа Нефть, что госпожа Ртуть – роковые красавицы, которые точно героев до добра не доведут и с пути истинного совратят, не так ли?

– Вновь напоминаю: всему свое время, все узнаете из книги, она планируется к выходу в 2022 году, но в любом случае не позднее 2024 года.

– У вас уже есть договоренности с издательствами?

– Издательство «Эксмо» обращалось ко мне с предложением выкупить права на издание, более маленькие издательства тоже писали. Контакты налажены, посмотрим, что окажется наиболее приемлемо. Может, сама стану издавать. Все будет зависеть от моих потребностей и от текущих условий на этапе публикации книги.

– Интересно узнать о вашем становлении как иллюстратора, художника и как писателя, автора всей этой истории. Почему периодически муссируется тема о том, что иллюстрации «Самого темного часа» – плод коллектива авторов, профессиональных художников?

– Люди не верят в то, что ради какой-то очень важной идеи можно в одиночку реализовать задачи, которым ты профессионально не обучался, причем сделать это комплексно, рассматривая интересующую тему с различных сторон. Я действительно работаю над своим проектом полностью самостоятельно, мне никто не помогает.

Художественного образования у меня нет, это факт, зато есть упорство, это тоже факт. До того, как у меня появилась идея книги, я рисовала очень плохо, но ради реализации своих идей всему научилась сама, потому что лучше меня никто это сделать не в состоянии. Сначала рисовала мышью на ноутбуке, потом мне подарили графический планшет. Просто поставила себе цель – научиться рисовать на компьютере.

Сфера искусства мне никогда особо не была интересна, среди художников никто не вдохновлял и не вдохновляет. Да, я могу производить картины, которые совпадают по внешнему выражению с тем, что уже есть в мировой художественной культуре, будь то готика, соцреализм, нуар, русский классицизм и так далее, но это закономерное следствие того, что все, что мне нравится, подходит под смысл сюжета книги, необходимо для расстановки акцентов и имеет для меня эстетический, ретроспективно-исторический, социальный, технический, политический или иной подтекст, я использую в своих целях. Для этого не обязательно поклоняться конкретным творцам и подражать кому-то.

– Стоит ли понимать, что авторитетов в мире писателей, большой литературы для вас тоже не существует?

– Да, я не опираюсь в собственном творчестве на чужие идеи. Меня впечатляют только определенные сферы общественной жизни, причем именно в том виде, в котором они объективно существуют.

Я люблю научную и специальную техническую литературу и соответствующие этой тематике фильмы – там изложены объективные вещи, а я предпочитаю видеть мир таким, какой он есть. Такие положения для меня понятны и логичны, в отличие от аспектов чужих переживаний.

У меня нет любимых писателей, нет любимых художников и нет любимых кинофильмов. Это не значит, к примеру, что я мало читаю – есть писатели, творчество которых я уважаю, считаю целесообразным, умным, которые интересно и качественно излагают мысли. Но я не испытываю любви к чужому субъективному мнению, отраженному в чужой книге; не может идти речь и о том, что я стараюсь кому-то подражать – у меня нет авторитетов. Зато у меня есть «черный список» писателей, куда попали Виктор Пелевин, Владимир Сорокин, Джордж Оруэлл, Франц Кафка и некоторые другие. Частые сравнения с такими авторами мне откровенно претят, так как унижают мое авторское достоинство.

– Александра, спасибо за откровенность! Последний вопрос: что самое главное, что дает вам творчество?

– Оно, безусловно, приносит мне счастье. Со мной случается и хорошее, и плохое, но все это занимает в творчестве положенное место. Самовыражение для меня первостепенно. Вдобавок меня любят люди, они общаются со мной, им интересен мой скромный путь, равно как и мои родные, друзья меня поддерживают. И я могу рассказать о том, что мне дороже всего, – о Родине, о том, что небезразлично, с чем я решила связать свою жизнь. Очень важно, когда слышат именно меня, а не чужие домыслы. В конечном счете я слишком хорошо знаю, что желаю сказать. И мои самые важные слова еще впереди.

Фото Анны Соловьевой. В оформлении использованы работы Александры Железновой

Ярославль

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp