Зачем нам перинатальный центр

Зачем нам перинатальный центр

- Максим Викторович, вы в 39 лет в 2002 году стали главным гинекологом области, наверное, пришлось нелегко?
- Проблем, конечно, хватало, как и везде. Но мы с тогдашним руководителем департамента здравоохранения администрации региона Владимиром Николаевичем Осинцевым обсудили идеологию, по которой требовалось выстраивать работу медицинских служб в акушерстве и гинекологии и стали в соответствии с ней действовать. В Ярославской области на тот момент была достаточно высокая и материнская, и перинатальная смертность. У нас, например, в области был случай, когда в одном из районов мать семерых детей решила рожать восьмого и никому, даже мужу, ничего не сказала. Вставать на учёт в районной больнице тоже не стала. В ходе беременности развилось тяжелейшее осложнение, в результате чего её спасти не смогли.
Были и другие сложные ситуации. Требовалось упорядочить оказание помощи беременным, роженицам и родильницам, определить полномочия каждого акушерского стационара в зависимости от его возможностей. Что и было сделано специальным приказом, разделившим все стационары области на три группы. Высокая степень риска для жизни пациентки - значит, надо госпитализировать в Ярославль или в перинатальный центр Рыбинска. Средняя степень - в Углич, Переславль-Залесский, Ростов, Тутаев. Низкая - могут принять все остальные районные больницы. Таким образом, удалось распределить потоки пациенток и своевременно, на должном уровне оказывать им требуемую медицинскую помощь. Считаю, что в настоящее время каждое акушерское отделение оснащено в рамках своих возможностей и полномочий достаточно хорошо.
И хотя патология беременности, те же преждевременные роды, особенно не снижается, тем не менее перинатальная смертность в области снизилась более чем в два раза. Изменилась структура материн­ской смертности: от управляемых акушерских причин она практически свелась к нулю. К сожалению, вряд ли удастся когда-нибудь этот показатель снизить до нуля, поскольку существует ряд тяжёлых неизлечимых заболеваний. В Ярославской области самый низкий процент кесаревых сечений в России - ниже десяти процентов, а они тоже увеличивают риск материнской смертности.
- Наша область как-то выделяется по гинекологиче­ским заболеваниям на общероссийском фоне?
- Нет. Ярославская область находится в числе средних по этим показателям. Но у нас в регионе сильная патология: около половины всех родов в области - патологические, так или иначе осложнённые. Пятую часть всех операций повышенной категории сложности, включая гинекологические, выполняет областной родильный дом.
Здесь, в областном роддоме, с 2004 года развёрнуто и отлично работает отделение реанимации для новорождённых. Мы проводим первичные реанимационные мероприятия, в том числе с применением передовых современных методик, что позволяет в дальнейшем выхаживать глубоко недоношенных новорождённых весом 600 - 700 граммов, которые ещё 5 - 6 лет назад не имели шансов на жизнь.
У нас успешно работает отделение акушерской реанимации для женщин, что позволяет быть в постоянной готовности к оказанию помощи в самых сложных и критических ситуациях.
- Тем не менее перинатальный центр, о который немало сломано копий, мы строим?
- Да, мы его строим и правильно делаем. Ведь мы создаём не ещё один родильный дом, как думают плохо осведомлённые люди, а именно центр. Ярославская область начала строить подобное современное учреждение одной из последних в стране, поэтому нам выпала уникальная возможность оценить недостатки других и сделать его лучше, совершеннее. В числе прочего там, например, предусмотрен второй этап выхаживания новорождённых (отделение патологии новорождённых). Будет также развёрнута мощная лабораторная служба, в том числе цитогенетическая, что позволит более эффективно проводить своевременную диагностику различных аномалий и пороков развития плода.
- Вы - выпускник Ярославского медицинского института. И где работали после распределения?
- Да, тогда нынешняя академия была ещё институтом. Я закончил его в 1986 году и поехал по распределению в посёлок Вожега Вологодской области работать акушером-гинекологом. В 1992 году вернулся в Ярославль, поступил в ординатуру и через два года закончил её. Недолго работал здесь, в областном роддоме, акушером-гинекологом. Потом перешёл на работу в центр планирования семьи в Ярославскую областную клиническую больницу, где практически первыми в Ярославской области нам удалось поставить на поток высокотехнологичные эндоскопические операции, что сразу позволило увеличить эффективность лечения женщин, страдающих бесплодием. В 2000 году возглавил областной родильный дом.
- То есть с работой сельского врача-специалиста вы знакомы не понаслышке. Как вы считаете, Максим Викторович, кабинеты врача общей практики, которые сейчас активно внедряются на селе, действительно улучшат медицинское обслуживание жителей отдалённых деревень?
- Я считаю, что система здравоохранения, выстроенная в своё время ещё наркомом Николаем Александровичем Семашко, была оптимальной. Фельдшеру на селе вполне было по силам вести приём больных, измерять давление, делать инъекции и так далее. В особо трудных случаях фельд­шер координировал оказание помощи более сложным пациентам на уровне районной больницы. И это было достаточно хорошо отработано. Что касается офисов врача общей практики, наверное, неплохо, что вместо фельдшера ФАПа (фельдшерско-акушерский пункт) приём ведёт врач общей практики, но суть его работы остаётся прежней.
Мне кажется, что сейчас самое время подумать о максимальном сохранении районного звена здравоохранения уровня ЦРБ (Центральной районной больницы) и принять меры к созданию условий для молодых специалистов, которые должны будут прийти на смену старшему поколению. Например, в Любиме нет акушерского отделения, потому что там растеряли кадры.
В районах медики работают круглосуточно: даже если к тебе приходят домой за помощью, ты не можешь отказать. Просто не вправе. Здесь быстро всему учишься, это такая школа, такой практический опыт - вряд ли где приобретёшь лучше. Так что районным врачам, которые отработали в районе десять лет, уже можно памятник ставить. Но вместо памятников министр Зурабов, например, отменил оплату за дежурства на дому, это когда ты днём, ночью, словом, в любой момент готов отправиться по вызову.
- Помнится, любимский акушер-гинеколог был против абортов?
- Это его убеждения, и он имеет на них право. Плохо, что у нас в стране и в нашем регионе в частности аборт - основной метод планирования семьи. Даже если детородная функция у женщины после аборта сохраняется, всё равно организму наносится стопроцентный вред. Поэтому скорее пойму женщину, имеющую онкологическое заболевание, лейкоз, порок сердца и так далее, но желающую выносить и родить ребёнка. Если она хочет после себя оставить на этой земле своё продолжение, несмотря на смертельный риск, а то и вопреки ему, никогда не стану её уговаривать прервать беременность. Но надо сказать, что в Ярославской области в 2008 году впервые число родов превысило число абортов, и это хороший показатель.
- Как же избежать абортов?
- Просветительскую работу по половому воспитанию начинать лет с пяти. У нас, к сожалению, пока нет ничего подобного, потому и имеем весьма безразличное к своему здоровью население.
Зато с будущими мамами мы работаем хорошо. Много хороших школ для молодых мам в Ярославле, в Рыбинском районе, а также в Переславле, Тутаеве, Угличе и Ростове.
- Весной на координационном совете в правитель­стве области обсуждалась проблема бесплодия ярославцев...
- Да, проблема имеет место быть. Чётких цифр в Ярославской области нет, но в среднем у нас 20 - 25 процентов бесплодных пар. И это проблема, которую надо решать, ведь если уровень бесплодия достигает 15 процентов, это уже прямая угроза национальной безопасности. А ведь демографическая ситуация у нас в стране весьма сложная. Не случайно же появились родовые сертификаты, материнский капитал и прочее.
- Родовые сертификаты действительно способствуют улучшению обслуживания рожениц?
- Да, они дали возможность обеспечивать учреждения родовспоможения эффективными и очень дорогими препаратами, например, «Сурфактант» для глубоко недоношенных: одна доза стоит до 20 тысяч рублей, а на курс его нужно две дозы. Благодаря сертификатам мы имеем возможность приобретать такие препараты. Я уже не говорю про обеспечение одноразовыми пелёнками, перчатками, шприцами и так далее, что заметно улучшает санитарное благополучие отделения.
- А каким лекарствам и оборудованию отдаётся предпочтение в акушерстве и гинекологии нашего региона?
- Препараты для проведения наркоза используем преимущественно импортные, антибиотики - пятьдесят на пятьдесят, очень много используем именно отечественных препаратов. Стараемся выбирать оптимальный вариант: чтобы было как можно меньше побочных эффектов, но лечение давало хороший результат. То же касается и оборудования. Если Уральский оптико-механический завод изготавливает отличные лампы для фототерапии новорождённых по разумной цене - зачем искать что-то более дорогое и импортное?
- Максим Викторович, вам немало удалось сделать за то время, пока вы были главным гинекологом нашей области. И всё же что бы вы назвали самым большим своим достижением?
- Я горжусь тем, что к высококвалифицированным специалистам, которые до меня работали в областном родильном доме, сумел подобрать прекрасных организаторов в акушерстве - гинекологии и неонатологии. Это, например, наш начмед, главный перинатолог области Николай Юрьевич Карпов, заведующая неонатальным отделением областного родильного дома, главный неонатолог области Анна Львовна Карпова, заведующий отделением анестезиологии и реанимации ОРД Александр Владимирович Жемчугов. И ещё много имён - практически весь коллектив ОРД работает, как хорошо отлаженные швейцарские часы. Все вместе мы стали отличной единой командой. Это команда, где люди ценят друг друга, где нет интриг и комфортно работать, здесь всё открыто, и для каждого на первом месте дело. Именно эта команда станет базой ведущих специалистов будущего перинатального центра.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp