Главное:

Дальше в лес — меньше дров

Лесной кодекс, вступивший в действие с 2008 года, упразднил должности лесников, и теперь ели и березы незаконно вырубают в ужасающих объемах.
не кочегары мы, не плотники
Борис Козлов последние два года работает егерем в Борисоглебском районе. Его стаж лесника в пять раз больше. В егери Козлов переквалифицировался «благодаря» новому кодексу. Считает, повезло – с ружьем дружит с детства, охоту любит да и при лесе остался. А вот многие бывшие коллеги Бориса, лишившись любимой работы, отправились на биржу труда. Кому?то пришлось переучиваться – на кочегаров, например.
– Конечно, если в процессе работы обнаруживаю незаконные вырубки, то сообщаю начальству, – говорит егерь. – Но это неформальное сотрудничество, на самом деле это не входит в мои обязанности – я слежу за пожарной безопасностью, борюсь с браконьерами. Но видеть, как вырубают лес, очень больно.
– Два года назад у нас трудились 68 лесников и 11 человек аппарата, – рассказывает директор лесничества в Даниловском районе Александр Сабина. – Но еще перед утверждением нового кодекса финансирование лесного хозяйства было столь ничтожным, что наши сотрудники занимались только административной работой. А теперь у нас всего 11 человек – вместе с директором лесничества и его заместителем.
По словам начальника отдела государственного контроля, надзора и охраны лесов областного департамента лесного хозяйства Валерия Аскритенкова, до реорганизации ситуацию в зеленом массиве региона контролировали 1700 человек, а осталось 330. Большая часть из них – инспектора, но они не отслеживают сохранность древесного фонда, а проверяют соблюдение требований лесного законодательства. В случае нарушения составляют протокол – но ведь это по факту. Да и поди?ка успей за всеми фактами уследить – ведь на каждого инспектора приходится почти 11 тысяч гектаров леса!
Как следствие сокращения штатов – количество незаконных рубок в ярославских лесах по сравнению с 2007 годом увеличилось вдвое, а выявляемость лесонарушений снизилась с 70 до 20 процентов.
На встречу с пеньками
Особенно остро вопрос незаконной рубки леса стоит в отдаленных уголках муниципальных районов. Раньше преступники хотя бы побаивались лесников – те знали свои угодья и могли появиться в любой момент. А сейчас ушел в глушь, где никого нет, да и руби себе на здоровье. Конечно, определенные меры по охране леса предпринимаются.
– В районах созданы межведомственные комиссии по борьбе с незаконным оборотом древесины, – уведомляет Валерий Аскритенков. – Но чем они могут помочь делу? Да, устраивают рейды, создают мобильные группы из работников лесничеств и сотрудников РОВД, а иногда и работников местных администраций. Но это капля в море.
Как правило, такие группы выходят в лес один раз в неделю. Случается им и задерживать преступников прямо за делом. Но в основном на пути проверяющих встречаются лишь пеньки. Ведь основные правонарушители – это не селяне, которые рубят лес на дрова. Таковых максимум треть, да и ущерб от них небольшой – ну, срубят бабушка с дедушкой пару деревьев, им на зиму и хватит. Главные преступники – это криминальные структуры, у которых и техника достойная, и каналы сбыта отработаны, и свои источники информации о предстоящих рейдах есть.
Кто, если не арендатор?
Чиновники, экологи, милиция сходятся в одном – нужно постоянное патрулирование лесных угодий. Но на какую структуру возложить эту функцию? Год назад руководители трех областных департаментов – по охране и использованию животного мира, лесного хозяйства и охраны окружающей среды и природопользования – выходили к губернатору с инициативой создания в области экологической милиции. В некоторых регионах – в Костроме, Москве, Твери – такая милиция уже действует, и весьма успешно. Власти инициативу одобрили, но руководство УВД пресекло ее на корню.
– Сочли нецелесообразным, – вздыхает Валерий Аскритенков.
Между тем лесное хозяйство встало на арендаторские рельсы. Угодья сдают арендаторам на срок почти в полвека. За это время землевладелец должен не только деревья вырубать законно, но и организовывать новые посадки. А еще, по мнению лесных радетелей, он должен свою территорию и охранять.
– А кому, как не арендатору, это делать? – задает резонный вопрос Денис Марков, недавно покинувший должность лесничего в Даниловском районе. – Если человек порядочный, хороший хозяйственник, то и лесные площади сохранит и приумножит. А если плохой, нечестный, то и ущерб может принести. Мое мнение: землю нужно сдавать в аренду не на основе аукциона, когда все решают деньги, а по конкурсу – лучшей кандидатуре. А то ведь как бывает – у нас в Середском поселении леса отдали женщине из Ивановской области, а ее на наших угодьях и не видел никто. Она даже не знает, что там творится. Не должно такого быть! Пусть арендатор несет ответственность за подвластные ему лесные территории.
Но пока законодательно эта ответственность арендатора не прописана.
– Тревогу бьют все, – отмечает Аскритенков. – И работники лесного хозяйства, и ученые, и академики. Все понимают: оставить как есть – значит загубить лес. Общими силами мы пытаемся достучаться до Правительства РФ, добиться, чтобы внесли изменения в Лесной кодекс и возродили лесную охрану.
Одним из шагов к намеченной цели на региональном уровне станет масштабное мероприятие, которое скоро пройдет в правительстве региона, – видеоконференция «О мерах по противодействию незаконной заготовке леса на территории Ярославской области». Искать выход из сложившейся ситуации будут представители различных структур, которые так или иначе заинтересованы в том, чтобы навести в лесу порядок.
Екатерина АБРАМОВА

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp