-
«22 июня я праздновал день рождения». Ярославский ветеран – об ужасах первых дней войны

«22 июня я праздновал день рождения». Ярославский ветеран – об ужасах первых дней войны

– 22 июня 1941 года я праздновал день рождения. Близкие и друзья только-только начали меня поздравлять, как ожили радиоприемники и громкоговорители на улицах города, объявив о важном правительственном сообщении. Встревоженные, мы обступили радиоточки и в полдень услышали: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну…» – вспоминает Анатолий Григорьевич.

Тогда многие верили, что фашистов удастся разгромить за несколько недель, максимум – месяцев. В июле на фронт ушел отец семейства Григорий Борисович. А осенью призвали в армию и старшего сына. Средний, Станислав, в 15 лет встал к станку на оборонном заводе, чтобы ковать победу в тылу и помогать продуктовым пайком матери, маленьким сестричке и брату.

– Я участвовал в обороне Москвы. Бои были тяжелые. Страна прилагала титанические усилия, чтобы отстоять свою столицу, – рассказывает Анатолий Григорьевич.

Он вспоминает, с какой болью в сердце в ноябре 1941 года слушал сообщения Совинформбюро о наступлении немцев в Крыму и кровопролитных боях за Севастополь – его защитники, не щадя своих жизней, обороняли город. На Украине фашисты нацелились на Донбасс и Харьков. Но главные свои силы они бросили на Москву. В третьей декаде октября ее перевели на осадное положение.

– Руководить обороной города назначили Жукова. Для всех защитников Москвы особое значение имел военный парад 7 ноября на Красной площади: он вселял веру в то, что страна борется и победит. К столице подтягивали подкрепления из Сибири и Дальнего Востока. Но до их прихода нужно было продержаться во что бы то ни стало. Было время, когда немцев отделяли от городской черты всего 30 километров. Мы знали о приказе «Ни шагу назад» и стояли насмерть. 20 декабря 1941 года я был в первый раз ранен, – говорит ветеран.

После госпиталя Анатолия Виноградова направили в учебный батальон в Кратово, где молодой солдат получил новую военную специальность и звание сержанта. Батальон был расквартирован вблизи аэродрома Кратово (ныне Раменское), где как раз в то время базировались дальние бомбардировщики ЕР-2 – «ермолаи», как их называли в народе, еще в августе 1941 года летавшие бомбить Берлин. Это могло бы изменить фронтовую судьбу ярославца, но он настойчиво просил вернуть его обратно в пехоту. Ему не отказали. Перед отъездом в часть его навестил отец, который в упорных сражениях под Москвой тоже был ранен, лечился в госпитале, после чего проходил обучение на связиста неподалеку – в Мытищах.

– После этого наши фронтовые пути разошлись, и связь на многие годы оборвалась. Лишь много позже я узнал, что под Курском он был ранен в голову и в беспомощном состоянии попал в плен к фашистам. Пленный русский доктор сделал ему операцию, вытащил, можно сказать, с того света. Когда отец оклемался, попытался бежать из лагеря военнопленных, но его поймали, избили так, что на теле живого места не осталось. Освободили его в конце войны советские войска, очищавшие от фашистской скверны Чехословакию, – поясняет Анатолий Григорьевич.

Сам он служил в разведке – заместителем командира взвода.

– Богатырем меня не назовешь: щуплым был тогда и сейчас таким остался. Однополчане шутили: у тебя бараний вес. Но если ставилась задача – пробраться там, где, как говорится, мышь не проскочит, застать врага врасплох – это поручали мне, – объясняет ветеран.

Анатолий Григорьевич принимал участие во многих оборонительных и наступательных операциях, в составе 53-й стрелковой дивизии в начале 1943-го был переброшен под Сталинград. Правда, идти в бой в переломном сражении Великой Отечественной войны ему не пришлось: окруженная нашими войсками группировка вермахта 2 февраля 1943 года капитулировала. Почти 100 тысяч фашистов, в том числе 24 генерала и фельдмаршал Паулюс, попали в плен.

А в самом начале весны – 11 марта того же года – Анатолий Виноградов при выполнении боевого задания снова был тяжело ранен. За свой подвиг он был награжден медалью «За боевые заслуги». Снова госпиталь, после которого его комиссовали.

– Отвоевался, стал инвалидом, – вздыхает Анатолий Григорьевич.

Вернувшись в родной Ярославль, хотел устроиться на 62-й оборонный завод, где работал его брат Станислав, но здоровье не позволило нести трудовую вахту на таком сложном участке. Пришлось сначала пойти комендантом в рабочее общежитие, а после войны освоить новые специальности на обувной фабрике «Североход». Боевые раны часто о себе напоминали, поэтому в госпитале лечиться ему пришлось еще не раз. Там он и познакомился со своей будущей женой – Елизаветой Матвеевной, которая стала ему поддержкой и опорой во всех делах. В советское время завоевавшего большой авторитет участника войны неоднократно избирали председателем цехового профсоюзного комитета, трижды – депутатом городского совета.

Сила духа, мужество и стойкость таких, как Анатолий Григорьевич Виноградов, вклад этого поколения в Победу над фашизмом неоценим! Он и его сверстники помогли стране разгромить врага, который к тому времени завоевал большую часть Европы. Вот на кого нужно равняться всем нам.

Фото Анны Соловьевой

ветераныВОВ

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp