-
Город Ярославль богомольем взял

Город Ярославль богомольем взял

Виктор Иванович Тырышкин к 2004 году, когда было решено строить новый Успенский собор взамен разрушенного, уже десять лет занимался реставрацией и строительством храмов в Ярославской области. Возвращал из небытия церкви Переславля, Ростова, Рыбин­ска без громких слов, не под телекамеры, поэтому в Ярославле его знали немногие. К президенту строительной корпорации ВИТ, работающей в Подмосковье, поначалу отнеслись с недоверием – зачем ему это? Он никогда не уходил от острых разговоров и на все вопросы отвечал так, словно строительство Успенского собора жизненно необходимо ему, а не нам. Недоверие растворилось. А первый вопрос, который волновал многих, так и остался незаданным: зачем вам это, Виктор Иванович? С него мы и начали наш разговор.

– Всё в жизни делается по каким-то внутренним побуждениям. Когда я вижу разорённые храмы, вижу, в каких условиях молятся монахи и монахини, мне становится страшно. И ведь при этом знаешь, какой красивой Россия была до революции, сколько было поставлено великолепных храмов! Вот и появляется желание всё это восстановить. Ты – русский человек, ты – частичка своей страны, в которой родился и в которой были разрушены эти храмы. Ты должен возвести их заново, зная, что туда будут приходить люди. Кто-то придёт впервые, и обретёт веру, и будет спасать свою душу, будет славить Бога. И всё это останется в стране, где ты родился. Не возьмёшь, в карман не положишь, за рубеж не уедешь. Если ты – гражданин своей страны, то твоя обязанность – не рассуждать о великой России, а делать всё на своём месте, чтобы она была великой.

Чем отличаются красивые слова от слов истинных, идущих из души? Истинные всегда подкреплены делами. Человек, который много лет тратит на благотворительность большую часть своих доходов, вправе так говорить. Богатство православными издавна понималось так: за то, что тебе Бог дал больше, чем другим, и ответ перед Ним придётся держать особый. 

– Когда были заработаны первые деньги и обеспечена семья, мы стали помогать тем, кто нуждался. Были моменты, когда раздавали столько, сколько предназначалось за сутки на стройку. Я понимал, что многие люди, мои сограждане, нуждаются: у меня много, у них – нет. Надо делиться. И прежде чем мы пришли к храму, был длительный период, очень счастливый, когда мы просто помогали людям день­гами. Это очень благодарное дело – помогать людям, – говорит Тырышкин.

В речи Виктора Ивановича «мы» – это его семья. И жена Людмила Арсентьевна, и дочь Ирина с ним, как говорят, «одной группы крови». Они – надёжный тыл, поддержка во всех делах. 

За годы существования строительной корпорации ВИТ, основателем и президентом которой является Виктор Иванович, на благотворительность было израсходовано несколько миллиардов рублей. Направления помощи самые разные. Построен приют для детей в Переславле, сделан капитальный ремонт центрального корпуса районной больницы в Пушкино, изданы тома книг по истории России, выпущен четырёхтомник «Жизнь и творчество К. С. Станиславского». Но когда речь заходит о восстановлении храмов, понимаешь, что душа благотворителя – здесь.

– Храмы подверглись такому гонению в сатанинский послереволюционный период, что теперь хочется просто восстановить справедливость и помочь им. Ведь над верой, над храмами более всего надругались. Поэтому мы должны не просто восстановить церкви, но построить ещё более величественные, – объясняет Виктор Иванович. 

Первое знакомство с храмами Ярославского края у Виктора Ивановича произошло 14 лет назад. И с тех пор на благо этой намоленной земли он сделал столько, сколько ни один человек за всю её тысячелетнюю историю. 

– Как-то осенью, проезжая мимо, я остановился у руин переславского Никольского монастыря, – рассказывает Виктор Иванович о том, с чего начиналась его благотворительная деятельность. – Картина не поддавалась описанию. Больно, стыдно. И с тех пор начали восстанавливать – построили собор, корпуса, звонницу. По просьбе Президента России восстановили Спасо-Преображенский собор в Переславле. Потом пришли в Рыбинск, где по просьбе Анатолия Ивановича Лисицина занимались реставрацией Спасо-Преображенского собора. Помогли ростовчанам – выкупили и передали церкви разрушенный Петров­ский монастырь. В эти же годы поставили храм Матроны Московской в Любимовке и храм Николая Чудотворца в Пушкино. И уже потом сосредоточили силы на строительстве Успенского собора. 

Надо иметь большую смелость, чтобы взяться за возобновление самого древнего собора в самом сложном для строительства месте. В обсуждении проектов, кажется, принял участие весь город. У одних было своё, единственно правильное представление, каким быть собору. Другие вообще не хотели видеть никаких зданий в этой прогулочной зоне. Третьи сомневались: вдруг такое вмешательство повредит соседним памятникам архитектуры? И все эти сомнения, недоумения обращали к нему как к един­ственному «виновнику» восстановления храма. 

– Я не думал, что будет такое противодействие строительству собора, – вспоминает сейчас Тырышкин. – Во-первых, некоторые архитекторы поддерживали идею воссоздания собора в том виде, каким он был раньше. Во-вторых, начало строительства на полтора года «отодвинули» археологические раскопки. В-третьих, нам долго не давали разрешения на строительство. Основная масса противников теперь признаёт, что ошибалась. Признают, что собор гармонично вписался в облик древнего города. 

Но даже после самых горячих обсуждений у него не было мысли отступить, скорректировать проект Денисова, найти компромисс. 

– У меня всегда была твёрдая внутренняя уверенность, которую никак нельзя было поколебать. Но за критику мы благодарны – многое исправили, что-то обдумали, что-то использовали. Хотя от основной идеи мы не отступили. Зачем же строить маленький храм, который город имел, когда его население было в 40 раз меньше, чем теперь? Да, для 16 тысяч человек это был колоссальный собор. Но сегодня, когда в Ярославле живёт больше 600 тысяч человек, он просто затерялся бы на фоне старинных церквей. Так что идея была правильная, и я очень рад, что она реализована, – говорит Виктор Иванович.

Отстоять идею было нелегко. От обсуждений проектов, на которых мне самой довелось присутствовать, осталось чувство стыда. Нам бы сначала поблагодарить, а потом вопросы задавать, выбирая слова. А когда собор начал подниматься, наиболее активные его противники предложили взорвать слишком высокие стены, дабы они не нарушали историческую застройку. Виктор Иванович сохранял спокойствие и стоял, казалось, в полном одиночестве. 

– Нет, я не был одинок в отстаивании этой идеи, – не согласен благотворитель. – Раньше собор строил государь, князь – тот, кто обладает всей полнотой власти. Один человек, даже если он располагает достаточными средствами, никогда не сможет поставить собор. Для этого нужна политическая воля, которую обеспечивало правительство, и большая молитвенная поддержка, которая шла от простых верующих людей. Именно по их молитвам было предстательство Пресвятой Богородицы перед Спасителем. Собор никогда не строит человек. Собор строит Бог. Человек может быть только орудием, и это великая честь – быть орудием той воли, которая определена Господом. А молитвенную поддержку людей я иногда ощущал чисто физически. Была поддержка власти, и был коллектив корпорации, который помог мне заработать деньги для строительства собора. Если бы не было помощи, построить собор было бы невозможно.

Виктор Иванович все эти годы ведёт строительство сам – он здесь и директор, и прораб. Так человек может относиться только к поистине дорогому для него делу, в которое вкладываются не только деньги, но и душа. Степень личного участия он объясняет просто: 

– Я должен быть уверенным, что всё делается так, как надо, контролировать не только технологический процесс, но и каждую копейку, чтобы она была правильно потрачена. Это часть сердца и очень счастливый этап моей жизни.

Главный этап? Такой масштабный исторический проект, как воссоздание исторического Успенского собора, в человеческой жизни может случиться лишь однажды. Как правило, всё предыдущее – лишь подготовка к главному. Но судьба Виктора Ивановича скорее исключение из этого правила. 

– Никогда не думал, что буду храмостроителем. Иногда говорят – на роду написано. Но если и было написано, то я об этом не знал, – рассказывает он. – Детство закончилось рано. Жили трудно, пошёл работать в мартеновский цех, окончил вечернюю школу, потом техникум. С завода – в армию, потом академия и 21 год в космических войсках. Когда ушёл из армии, занялся строительством. 

За годы службы у полковника космических войск Виктора Ивановича Тырышкина опубликовано более пятидесяти научных трудов, им зарегистрированы 22 изобретения, получены правительственные награды. Это значит – судьба состоялась, человек был на своём месте. Достичь в другой сфере деятельности таких высот – жизни не хватит. А у него хватило. Поднял с нуля строительную корпорацию и большую часть её прибыли направил на благотворительность. Самая значительная доля – на монастыри и храмы, о чём свидетельствуют пять орденов Русской православной церкви, которыми отмечена эта дея­тельность. 

– Надо служить своей стране, чтобы чувствовать себя гражданином, патриотом, православным. Россия всегда была сильна верой. И даже в самые трудные времена нашлись люди, которые не приняли антицерковную идеологию. Они сохранили веру. Пришло время «собирать камни», восстанавливать всё, что было. 

Успенский собор, как и в прежние времена, виден со всех концов Ярославля. В нём – мощь, сила, величие и торже­ство православия. С проходящих по Волге кораблей по нему теперь будут определять – это Ярославль. А спустя немного лет он станет одним из самых дорогих знаков города. Памятью и гордостью тысячелетнего Ярославля.


Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber