«Звёзд надо искать в глубинке»: игрок золотого состава «Торпедо» — о том, как вырастить хоккеиста

В Ярославле большой спортивный праздник — отмечают 70-летие ярославского хоккея. В центре города, на Советской площади, состоялась ледовая битва с легендами российского хоккея.

Ярославль — хоккейный город! И 70 лет — это солидный срок для становления этого сверхпопулярного вида спорта. А как всё начиналось? Можем ли повторить? И как сейчас вырастить из ребенка легендарного хоккеиста? Об этом мы даём сегодня серию статей. В этом материале разговариваем с Анатолием Ковешниковым, легендарным хоккеистом, стоявшим у истоков ярославского хоккея и известным своим вспыльчивым поведением на льду.

Справка

Анатолий Ковешников (46 лет). Начинал хоккейную карьеру в Киеве. В ярославском «Торпедо» провёл 40 матчей (три гола, семь передач, 85 минут штрафа). С ярославской командой стал чемпионом России (был нападающим золотого состава ярославского «Торпедо»). В 24 года получил тяжелую травму головы (в том чемпионском сезоне Ковешников яростно бился против Алексея Касатонова). Известен Анатолий и дракой против хоккеистов московского «Спартака». После травмы Ковешников перестал играть, начав позже тренировать.

— Как начали заниматься хоккеем?

— В Сибири снега много! Все дети летом играли в футбол, зимой — в хоккей. Так и начал заниматься.

— Помните свою первую экипировку?

— Первая экипировка — футбольная майка. Мы все в них тогда играли. У меня была с номером 20 — капитан. А первой клюшкой вроде была «Березка», уже не помню точно.

— Когда переехали в Ярославль, как вас приняли в команде?

— В команде всегда было хорошо, я сразу влился в коллектив. Ребята здесь были «без звёзд». У всех была одна цель благодаря Петру Ильичу (Пётр Ильич Воробьёв — тренер «Торпедо». — Прим. ред.).

Говорят, у ярославской команды есть свой дух? Почувствовали его? В чём он?

— Неуступчивость. Неуступчивость, несмотря ни на что. Здесь не было авторитетов: и молодёжь, и ветераны — все выходили на лёд и старались. Запомнилось, что в Ярославле очень сильно поддерживали болельщики, они создавали особенную атмосферу. Ярославль — хоккейный город, и это очень сильно ощущалось. В Тольятти такого не было.

— Вы часто дрались на льду. Как сейчас относитесь к выяснению отношений на кулаках во время матча?

— Не то чтобы я всегда начинал эти драки, я их немного поддерживал. Сейчас отношусь спокойно. Это эмоции — никто не хочет уступать.

— Это элемент шоу, чтобы подогреть интерес у болельщиков?

— Я об этом даже не задумывался. Может, сейчас и есть те, кто специально дерётся, но тогда были просто эмоции. Ведь драка на льду не сильно поможет переломить итог матча, так — подзавести народ. И потом, это как-то нехорошо, когда ты подрался и отправился на скамейку штрафников отдыхать, а вся остальная команда за тебя пашет.

— Может ли сейчас мальчишка из «коробки» во дворе пробиться в большой спорт?

— Сейчас пробиться, конечно, тяжелее. Это достаточно затратный для родителей вид спорта. Я занимаюсь тренерской деятельность и сразу вижу ребёнка тепличного, которого мама и папа на тренировки привозят и забирают. Есть и те, кто сам приходит, много старается, читает игру. А когда это родителям надо больше, чем ребёнку, они лезут, только мешают ему — ведь на площадке ни мамы, ни папы не будет. Сейчас действительно нет такого, чтобы со двора парень вырос до профессионального хоккея. Но думаю, что в глубинках есть такие самородки, их надо искать.

— Надо ли отдавать детей в хоккей, ведь это достаточно травмоопасный вид спорта?

— Обязательно надо отдавать в хоккей! Просто надо быть собранным, тогда и травм не будет. У меня у самого дочь в хоккей играет. Хоть ей и 14 лет, она в составе юниорской сборной U16, играет с 16-летними.

— Вот возьмём фильм «Легенда 17». Смотришь — и слеза наворачивается. Показано, как раньше сражались за идею, много романтики в спорте. А сейчас? Некоторые хоккеисты, проиграв в плей-офф, уже на следующий день выкладывают довольные фото из теплых стран. Неужели теперь только за деньги?

— Я думаю, прежде чем получать миллионы, надо что-то сделать, показать себя. Маленький мальчик ведь не думает получать миллионы, ему важна идея. Это уже потом идеи перерастают в воплощение. Ведь с шести лет надо доказывать, что в 18, в 30 лет ты достоин эти миллионы зарабатывать.

— Вы закончили карьеру хоккеиста в 24 года из-за травмы? Где сейчас живёте, кого тренируете?

— Уже 10 лет живу в Санкт-Петербурге. Работаю тренером в хоккейном клубе имени Дроздецкого в Колпино. За это время поработал и в питерском «Динамо». У меня нет такого, чтобы я про кого-то из хоккеистов говорил: «Вот, это мой воспитанник». Бывает, что сами ребята, кого тренировал, подходят ко мне, разговаривают. И в такие моменты думаю, что моя работа не пропала.

— В Ярославле отмечают 70-летие хоккея. Мы вас поздравляем, и, думаю, все болельщики присоединятся. Хотели бы им что-то сказать?

— Я, конечно, слежу за ярославским хоккейным клубом, встречаюсь со многими товарищами, с которыми играл в «Торпедо», и считаю Ярославль своей второй родиной.

Хочу поблагодарить ярославских болельщиков за их поддержку любимой команды, за то, что они за эти годы перенесли и радости, и большое огорчение. Хочу поблагодарить руководство клуба за то, что поднимают хоккей. Хочу пожелать, чтобы «Локомотив» оправдывал надежды болельщиков!

Фото Анатолия Ковешникова/Ok.ru, Александры Савельевой и текст предоставлены ООО «Сеть городских порталов»

хоккей

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp