Главное:
Таблетка под контролем

Таблетка под контролем

О том, насколько актуальна для региона проблема с лекарственным фальсификатом, как обстоит ситуация с ценами на медикаменты, насколько удовлетворены ярославцы качеством медицинского обслуживания, мы поговорили с руководителем регионального управления Росздравнадзора Татьяной Замираловой.

– Татьяна Борисовна, для большинства ярославцев составляющая «надзор» в названии ведомства, которым вы руководите, предполагает, что вам можно жаловаться – на качество обслуживания в медучреждении, на цены на лекарства и на много что еще. Как часто обращаются люди?

– Жалоб стало больше, но среди них возросло и число необоснованных. Начинаешь разбираться, а на самом деле было все совсем не так. Многие считают, что вся медицинская помощь должна оказываться немедленно. Но это неверно. Существует территориальная программа государственных гарантий оказания жителям бесплатной медицинской помощи, в соответствии с которой установлены сроки ожидания – поэтому МРТ, к примеру, вам не сделают за два дня. А вот экстренная и неотложная помощь оказывается незамедлительно, независимо от наличия явок. Негативное впечатление у населения часто складывается из-за недоразумений. Так, многие жалуются, что невозможно записаться на прием к врачу по интернету, нет ни одной свободной явки. Но ведь часть явок находится в регистратуре, где их можно взять. А если плохо себя чувствуете, то и явочек не надо… Во многих вопросах начинаешь разбираться и понимаешь, что проблему можно было решить на уровне медучреждения. Вас не поняли в регистратуре, обращайтесь к заведующей поликлиникой. Если и там проблемы, звоните нам. Для нас это индикатор состояния региональной медицины, позволяющий понять: это системная проблема или организационная недоработка отдельного учреждения.

– Если в целом выставлять «диагноз» региональной медицине, какой он будет?

– Сказать, что совсем у нас все плохо, нельзя. За последнее время разные организации проводили на эту тему опросы: больше половины жителей на вопрос «Удовлетворены ли вы качеством, доступностью медицинской помощи?» отвечают «Да». Хоть и не 70 процентов, но 56 есть. Медицина развивается, появились новые технологии, современное оборудование, вопросы доступности тоже решаются.

– И все же какая самая болевая точка ярославского здравоохранения?

– Как и прежде, это кадровый вопрос. Здесь мало подвижек. Если раньше проблема была только с узкими специалистами, то в последние годы стали вымываться из отрасли терапевты и педиатры. В районах практически катастрофа – лишь половина должностей занята. В Ярославле по 3,5 тысячи человек на участке – вместо положенного по нормативу максимума в 1,9 тысячи человек. А если доктор на соседнем участке заболел? Так и получается, что врач просто физически не может выполнить весь объем работы.

– Ответом на вопрос «Что делать?» будет «Повышать зарплату»?

– Нет. Пусть не обижаются коллеги, регион выполняет дорожную карту, и зарплата у докторов 30 тысяч рублей и выше. Другое дело, что за эту зарплату они работают на два участка, проводят диспансеризацию, профосмотры, вакцинацию. Когда объемы работы выросли, надо принимать организационные меры – например, потоки перераспределять. Есть подвижки в этом направлении: в поликлиниках создаются отделения неотложной помощи, куда вызов можно переадресовать. Есть и другие варианты. В Ярославле надо брать своих студентов-медиков и закреплять за поликлиниками на какой-то период времени, может, кто-то в профессии и останется. Часть населения могут взять частные клиники. Многие, кстати, уже изъявляют желание работать в системе ОМС. Но здесь не должно быть так: осмотр провели, а дальше идите в государственную поликлинику лечиться. Все по полной программе: диагностика, осмотр, лечение. Ну и, конечно, частные организации должны соответствовать всем требованиям.

– В Ярославле построят лабораторию по контролю качества лекарственных препаратов. А насколько остра в регионе сейчас ситуация с фальсификатом?

– В 2010 году говорили: рынок стабильный, и фальсифицированных препаратов один процент, не более. Сегодня тема гораздо болезненнее. Недавно выявили поддельный арбидол, кларитин. Хотя говорить о тотальной фальсификации я бы не стала. Регулярно проводим в регионе экспресс-анализ препаратов. Его, не разрушая упаковку лекарства, делает специальная лаборатория, которая приезжает 4 раза в год. Специальные датчики сравнивают оригинальный спектр лекарства с содержанием исследуемого образца. За раз проверялось 50 с лишним препаратов из разных аптек. И подавляющее большинство оказалось вне подозрений.

– Может, относительно спокойная статистика связана с тем, что фальсификат трудно выявить?

– Да, ведь фальсифицированная партия быстро расходится по всей стране. Несмотря на большой размах, для отдельно взятой аптеки это две-три упаковки. Когда получаем информацию о выявлении препарата сомнительного качества, мы начинаем смотреть в аптеках. Как правило, этой серии уже нет, а о том, что было раньше, мы по понятным причинам говорить не можем. Зачастую подделка полностью повторяет оригинал – в том числе и в серии.

– Что делать покупателям в этой ситуации? Ведь приобретение в лучшем случае пустышки в виде мела означает, что лечения нет…

– Внимательнее изучать инструкцию. Зачастую лже-производители грешат неправильным ее оформлением. Что покупатель может увидеть: маркировка стирается, не пропечатаны какие-то цифры, буквы, через слово ошибка.

– Много в этом году говорилось о росте цен на лекарства. Достаточно просто заглянуть в любую аптеку, и все становится очевидным. Есть ли нарушения?

– Не так все очевидно. Государство регулирует цены на жизненно важные лекарственные препараты (ЖНВЛП). Цены на них в течение года повысились в среднем на два процента. Раньше производители, зарегистрировав цену, могли себе при стабильных валюте и тарифах позволить делать определенные скидки крупным дистрибьюторам. Цена производителя в реальности была ниже зарегистрированной. А когда в 2014 году пошатнулся валютный рынок, выросли тарифы, производитель не смог делать скидку. Население сразу ощутило, что препарат стал дороже. Но вырос он в рамках утвержденного норматива. Во второй группе цен – на препараты, не являющиеся ЖНВЛП, рост по некоторым позициям доходил до 30 процентов. Но здесь цена не регулируется. Мы проводили проверки в рамках полномочий по всем обращениям. Практически ни одна ярославская аптека не превысила разрешенный им размер надбавок. Производитель же цену устанавливает исходя из фактических затрат на производство.

– Неужели затраты производителя так выросли?

– Не берусь утверждать, мы не занимаемся тарифами. Основная масса препаратов производится на импортном сырье. За многие годы производство субстанций в РФ практически исчезло. Мы закупаем их за границей. И если они по курсу доллара подорожали вдвое, затраты на производство тоже увеличились. А факты сговора производителя и дистрибьютора надо доказывать. По этим вопросам необходимо обращаться УФАС. Это служба, которая обладает широкими полномочиями по проведению контрольных мероприятий, в том числе по ценообразованию на лекарственные средства.

интервью

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp