Главное:
МИН
-

К процветанию или средневековью?

...Жизнь селян из Заячье-холмского сельского поселения тяжела и беспросветна. Пять колхозов, которые находятся на его территории, еле-еле сводят концы с концами. Школы в деревнях закрыли, детям приходится ездить учиться в Гаврилов-Ям. Полдня школьники проводят в дороге – пока автобус объезжает все окрестные деревни, проходит больше двух часов. Освещения на улицах нет, в тёмное время суток сёла и деревни погружаются во тьму.

Единственное место, где селяне могут отвлечься от тяжелого быта, – сельский клуб. Два года назад администрация поселения создала объединение под названием «Культурно-досуговый центр». Идея заключалась в том, чтобы в каждом крупном населённом пункте была своя культурная точка. Так, у сель-ского Дома культуры, расположенного в селе Прошенино, появились филиалы – в сёлах Унимере, Заячьем Холме, Ставотине и Курдумове. Клуб на селе – это не просто досуговый центр. В условиях, когда в деревнях не осталось ни магазина, ни почты, ни школы, ни детского сада, клуб заменяет всю инфраструктуру.

– В клубе и пенсии выдаём, и с детьми занимаемся, и бабушек собираем чаю попить, – рассказывает директор КДЦ Татьяна Наумова. – Здесь все праздники отмечаем, и люди находят применение своим талантам – кто-то играет на музыкальных инструментах, кто-то занимается в театральной студии, кто-то вышивает, кто-то лепит. Пока деревня жива клубом. Закрой клуб – и негде будет людям собраться...

Тем не менее это жестокая реальность – в ближайшее время три филиала КДЦ могут прекратить своё существование. Работникам было объявлено о грядущем сокращении. Причина проста – в связи с передачей полномочий в поселения они переходят на самостоятельный бюджет, который настолько мал, что на культурные нужды его просто не хватит.

– Мы были вынуждены предупредить людей о грядущем сокращении штатов в виду того, что у нас нет средств на выплату заработной платы, – говорит глава Заячьехолмского поселения Михаил Борисович Дворников. – В прошлом году на поселение из районного и областного бюджетов в общей сложности были выделены дотации на общую сумму 1миллион 150 тысяч рублей. В следующем году эти дотации уменьшаются до 700000 рублей. При этом наши расходы увеличиваются – в мае нам передают ЖКХ, жилищный фонд – всё то, что раньше находилось в ведении района. Затраты на это будут огромные. Ни для кого не секрет, что в село никто не вкладывал деньги, все сети у нас худые, требуют ремонта. Где на это взять деньги – никто не знает.

Михаил Дворников предсказывает, что закрытие культурных точек приведёт к деградации села – ведь на сегодняшний день клубы – это единственная структура, которая работает с населением.

– Зима для наших колхозников, всё равно, что тюрьма, – говорит Михаил Борисович. – Дороги заметает, света нет, магазины не работают, да и купить на зарплату 1500 рублей особо нечего. Теперь ещё и клуб закроется. Фактически, я считаю, что это нарушение конституционного права людей на отдых.

В соответствие со 131-м законом поселения должны сами изыскивать средства на содержание своей инфраструктуры. Поступления в бюджет идут с двух источников – налоговых и неналоговых. Самые большие налоговые поступления – от земли. Но на деле они составляют копейки. Кадастровая стоимость земли очень низкая, и не даёт реальных доходов в бюджет. Второй налог, который идёт в бюджет поселения – это налог на имущество физических лиц. Несмотря на то, что на муниципальном совете поселения было принято решение об увеличении данного налога в три раза, поступления от него всё равно невелики. Во-первых, от этого налога освобождаются пенсионеры. А потому те, кто может зарегистрировать недвижимость на пенсионеров, так и поступают. Во-вторых, многие зажиточные дачники не спешат регистрировать свои строения, не вводят в эксплуатацию дома. А со здания, которое считается недостроенным, налоги не платятся.

Неналоговая часть доходов бюджета – продажа земли. Земель сейчас продаётся много, но это всего лишь сиюминутный доход. Распродав все земли, поселение останется ни с чем.

– Мы пришли к выводу, что продавать все земли нельзя, – считает председатель муниципального совета поселения Виктор Александрович Жаворонков. – Хотя бы часть земель, особенно сельхозугодий, нужно резервировать для своих потомков. Иначе мы попадём в ситуацию, когда вокруг нас окажутся чужие земли и некуда будет бросить семя.

Между тем ситуация в поселении на будущий год складывается действительно катастрофическая. Руководство поселения посчитало, что после выплаты заработной платы работникам администрации и культуры, на содержание остального фонда остаётся лишь 500000 рублей. Это на целый год вместе со всеми субсидиями.

– 131-й закон оказался убийственным для деревни. Перераспределение полномочий произошло, но финансового подтверждения этому не было, – говорит Жаворонков. – Мне как главе поселения передали все 34 полномочия – ЖКХ, транспорт, клубы, библиотеки, благоустройство, вывоз твёрдых бытовых отходов, пожарную безопасность, воинский учёт, при этом все финансы идут на район. А строгой методики, каким образом район должен помогать поселениям, нет.

Вот один простой пример – в прошлом году на вырученные от продажи земель деньги поселение купило пожарную машину, а денег на её обслуживание нет. Дома горят, а пожарная машина стоит на приколе – нечем её заправить.

Со следующего года кроме пожарной безопасности на поселения будут возложены ещё и функции безопасности на водных объектах, чрезвычайные ситуации и уличное освещение, благоустройство и содержание дорог. Последнее – особая боль села. Дороги зимой между населёнными пунктами, которые не стоят на трассе, практически не чистятся. В результате, зафиксированы случаи, когда люди умирали, не дождавшись врачебной помощи.

Для того, чтобы выполнить все полномочия, возложенные на администрацию поселения, необходимо 7 миллионов рублей. Но реальный бюджет на 2008 год, включая все возможные дотации, составляет всего лишь 3 миллиона 500 тысяч. Где взять остальную часть денег – глава не знает.

Сельскохозяйственные кооперативы, которые на селе являются основными налогоплательщиками, дышат на ладан. Сейчас практически все колхозы области работают на Москву, и за счёт этого худо-бедно выживают. Но снизит закупочные ценыМосква, и хозяйства пойдут по миру. В Ивановской и Костром-ской областях сельское хозяйство дотируется через мясо и молокоперерабатывающие комбинаты. В Ярославле же закупочные цены на молочную продукцию остаются самыми низкими в регионе. Тормозят развитие сельхозпредприятий и многочисленные долги, которые остались ещё со времён социализма. Из-за этого предприятия не могут брать кредиты и развиваться, а соответственно, пополнять налогами местные бюджеты.

– Деревню бросили на произвол судьбы, – считает Дворников. – Итог этого эксперимента может быть очень печальным, а последствия – необратимыми.

– Подобная ситуация сейчас складывается практически во всех сельских поселениях, – комментирует вице-спикер Ярославской областной думы Валерий Григорьевич Шамин. – Когда мы пытались на комиссиях в Думе отследить бюджеты поселений, то увидели, что в отдельных поселениях бюджеты складываются так, что их с трудом хватает на заработную плату. Полномочий дали много, но исполнить их – абсолютно нереально. Представьте себе, к примеру, поселение, численностью в 1000 человек, которое должно обеспечивать и строительство дорог, и жилищно-коммунальный сервис, и водоснабжение, и пожарную безопасность, и культуру. Задача изначально неосуществимая.

Зачем было принимать закон о местном самоуправлении, если у нас была нормально отлаженная система, когда муниципальный округ курировал сельские округа, поддерживая на плаву слабых? И всё функционировало более-менее нормально. Теперь же людей на местах бросили на выживание в прямом смысле этого слова. При этом муниципальный район лишили всех полномочий и фактически уничтожили как административное звено.

Ещё одна причина того, что у нас не работает 131-й федеральный закон – неправильная бюджетная политика. В России хорошо живут только четыре субъекта Федерации – Москва, Санкт-Петербург, Ямало-Ненецкий и Хантымансийский округа. Хотя там проживает всего17 миллионов человек, то есть 12 процентов от населения России, в их распоряжении 50 процентов консолидированного бюджета Российской Федерации. А остальные регионы сосут лапу. Из 83 субъектов Федерации только 15 – доноры, остальные реципиенты.

И при том, что большая часть населения не может свести концы с концами, государство создаёт огромный стабилизационный фонд. По-моему, это непорядочно по отношению к населению. Лично моё мнение – закон в таком виде нельзя было принимать в России. Ведь его переписали с Запада, не позаботившись о том, чтобы приспособить к нашим реалиям. Когда я был в Висбадене, я попросил, чтобы к нам направили одного-двух человек, чтобы реализовать закон в области. Они удивились: «А что, у вас есть проблемы?» Я объяснил, что проблема в одном – нет денег на реализацию этого закона. Они удивились: «Если нет денег, зачем же вы принимали этот закон?» Даже немцы понимают, что этого нельзя было делать, а мы нет.

Статистика печальна – в Ярославской области 55 процентов деревень не имеют подъездов и пользуются полевыми дорогами. В 1970 году в Ярослав-ской области было 7500 обитаемых сёл и деревень. На сегодня осталось 4800. Исчезли 2700 деревень. И ситуация будет усугубляться. Рухнут изношенные водопроводные и канализационные сети, развалятся дороги, которые никто не ремонтирует. Деревни придут в ещё большее запустение.

Сейчас, когда я встречаюсь с избирателями, живущими на селе, говорю им: выход у вас один – копайте колодцы, обеспечивайте себя дровами, разводите огороды и живите натуральным хозяйством. Больше надеяться не на что, – подытожил Валерий Шамин. – Увы, вывод напрашивается один: вместо того, чтобы поднять уровень жизни в России до цивилизованных западных стран, закон о местном самоуправлении отбрасывает нас в XVII век.

Однако заместитель губернатора Ярославской области Максим Гейко, которого мы также попросили прокомментировать ситуацию, не склонен её драматизировать:

– Я знаю, что многие руководители сельских поселений смотрят в будущее с тревогой. Но опасения сильно преувеличены. В принципе, если посмотреть на консолидированный бюджет области и вычленить в нём долю, которая в той или иной форме идёт на финансирование нужд муниципальных образований, то с вступлением в силу 131-го закона о местном самоуправлении эта доля нисколько не уменьшается. Изменяются только финансовые механизмы распределения этих денег. И я думаю, многие главы сельских поселений пока просто не знают или не разобрались в том, какие ещё виды дотаций и субсидий они будут получать. Финансирование уменьшится лишь на уровне районной власти – полномочия, а вместе с ними и финансовые потоки переходят в поселения. Поэтому хочу особо подчеркнуть: уровень бюджетной обеспеченности в расчёте на душу населения, во-первых, не уменьшится, а во-вторых, во всех поселениях – и сельских, и городских – будет примерно одинаков. Так что хватит и на содержание клубов. Конечно, в первое время возможны какие-то ошибки и перекосы, но мы постараемся оперативно их устранять.

Конституция

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp