Главное:
Электролаб
-

Миллионы в песчаных карьерах

За контроль над предприятиями, которые добывают и перерабатывают эти природные ресурсы, всю перестройку в регионе шла достаточно ожесточенная борьба. Сегодня наблюдаются лишь небольшие ее отголоски в виде корпоративных скандалов, судебных разборок и запугивания топ-менеджеров. Кто сейчас копает наши карьеры и вправду ли это местный Клондайк – за ответом на эти вопросы автор направился в поселок Петровск Ростовского района – неформальную столицу песка и гравия Ярослав-ской области.

ЗОЛОТОЙ ПЕСОК

Потенциальная извлекаемая ценность разведанных запасов полезных ископаемых в не-драх Ярославской области оценивается в размере 4 млрд. долларов США. Наиболее богатым является Ростовский муниципальный район (около 930 млн. долларов), поскольку на его территории сосредоточены наибольшие запасы песчано-гравийных материалов, сапропеля и торфа. Также высокий минерально-сырьевой потенциал имеют Ярославский район – 575,46 млн. долларов, Некоуз-ский – 546,64 миллиона и Переславский – 508,98 млн. долларов. Там разведаны большие запасы строительных песков, песчано-гравийных материалов, торфа, подземных вод.

Самые крупные месторождения, а соответственно, и предприятия по добыче песчано-гравийного материала расположены вокруг поселка Петровск, что стоит на автомагистрали Москва – Холмогоры. Практически все карьеры и обогатительные комбинаты контролируются московскими бизнес-структурами, за исключением передовика отрасли – ОАО «Сильницкий карьер», которое осталось местным предприятием. Некоторые столичные фирмы еще в Стране Советов строили эти предприятия и после перестройки не отказались от своего детища. Особых инвестиций дочкам они не дают, но и не выжимают из карьеров все соки. Другие москов-ские структуры приобрели карьеры в 90-е годы, а некоторые до сих пор выясняют между собой отношения в судах.

ЗАО «Петровский карьер» – типичное предприятие по добыче песка, щебня и гравия. Наряду с Сильницким карьером оно лидирует по добыче этих полезных ископаемых в Ярославской области. Как и на многих предприятиях на селе, лидером на этом тяжелом и требующем приложения мужских рук производстве является женщина. Галина Скороходова уже 10 лет во главе карьера. Десять лет назад их предприятие было банкротом и не работало. Тогда его целиком продали москвичам, как говорит директор, «со всеми долгами и людьми». Руководить поставили москвича, но он долго не выдержал, по-скольку не жил местными проб-лемами. Тогда и появилась женщина-руководитель.

Сегодня Петровский карьер работает на последнем дыхании. У него очень бедное месторождение – полезная песчано-гравийная масса составляет только 15 процентов от породы. Экономически это невыгодно, поэтому предприятие еле сводит концы с концами. Спасают летние месяцы, когда можно продавать обогащенный (промытый) песок. Да и то не ахти какой доход получается не за счет высокой цены сырья, а за счет больших объемов продаж. Второй год карьер не может повысить цены на щебень, гравий и песок, поскольку в этом случае вообще лишится покупателей. А при росте цен на запчасти, топливо, электроэнергию вкупе с инфляцией это как камень на шею бизнесу.

Люди стали заложниками своего месторождения, которое они разрабатывают уже не один десяток лет. Мастер, показывавший нам забой (на языке работников так обозначается непосредственно добыча песчано-гравийной смеси в карьере), по дороге, указывая на километры посадок молоденьких елочек по сторонам, приговаривал: «Когда я только пришел сюда работать молодым, мы добывали породу здесь». Карьер привязал этих людей на всю жизнь – запасов недр хватит еще на 30 – 40 лет.

На предприятии сейчас 140 работников, зарплата выплачивается с небольшой задержкой – в неделю-две, зимой подольше – сказывается сезонный характер работы. Средняя зар-плата специалистов в карьере – экскаваторщиков, электриков – составляет около 7 – 8 тыс. рублей, менее квалифицированные работники довольствуются 5 тысячами. Второй год доходы людей не растут – у карьера нет возможности поднять им жалованье.

Бич многих карьеров – отсутствие железнодорожных составов, которые могли бы вывезти их продукцию. Только у единиц есть вагоны (вертушки), да и то они принадлежат владельцам предприятий и возят песок и гравий на их объекты. Остальные ждут составов от железной дороги как у моря погоды.

– У нас вагонов нет, и у потребителей их нет. Поэтому мы ждем вагоны, а они ждут щебень, – рассказывает Галина Скороходова. – Я на месяц прошу тысячу вагонов, в лучшем случае дадут 400.

Но Петровский карьер не собирается сдаваться. В планах этого года – увеличить на треть производство щебня, ввести новое оборудование. Средства на это выкраивают самостоятельно – московские собственники помогают предприятию только в критических случаях, да и тогда деньги дают в долг.

– Это только кажется, что мы здесь золото добываем, – говорит генеральный директор карьера, показывая устаревшее оборудование с профилями Ленина. – У нас очень трудоемкое и затратное производ-ство. У меня экскаватор работает в забое с 1972 года. Он износился морально и физически, но работает благодаря хорошим специалистам. Мы покупаем запчасти, они стоят сума-сшедших денег. Новый купить не можем – это около 15 – 20 млн. рублей – почти вся наша годовая выручка.

Многие производители оборудования сейчас откровенно халтурят, зарабатывая деньги за счет быстрого износа своих изделий. Если раньше в Петровском карьере на дробилку камней ставили металлический конус и он работал 2 – 3 года, то сегодня предприятие платит за него огромные деньги, а он служит всего три месяца.

Без инвестиций каких-либо долгосрочных перспектив такие предприятия не имеют. Галина Скороходова считает, что для обновления оборудования и увеличения мощностей ее карьеру необходимо изыскать 30 млн. рублей – практически неподъемная сумма. Но не все измеряется деньгами. Если на предприятии скоро некому будет работать, никакие вложения в технику не помогут.

УКРАИНЦЫ ВМЕСТО ПЬЯНЫХ РУССКИХ

Производство гравия, щебня и песка – дело достаточно тяжелое. Люди работают на открытом воздухе, а фабрика по переработке гравия представляет собой нагромождение железа, обшитое прохудившимся шифером. Ни отопления, ни нормального освещения. На будке рабочего, следящего за движением транспортеров с породой, символическая дверь с надписью «Партбюро». Люди здесь работают немногословные. На многих должностях – пенсионеры, поскольку молодежь такая тяжелая физическая работа за 5 – 9 тыс. рублей не прельщает, да и вредность пугает (льготная пенсия здесь дается из-за высокого содержания кремния в пыли).

– На селе очень много молодых парней, которые нигде не работают и не хотят. Чем живут? Воруют, шабашат, – говорит Галина Скороходова. – Хотя мы предоставляем возможность обучения в Ярославле, направляем на получение профессий сварщика, электрика, экскаваторщика. Желание изъявляют единицы. Многие работники постоянно на алкоголе попадаются. Мы их отсеиваем, но есть-то им хочется, поэтому приходят опять. Берем – жалко их, но таких работников надолго не хватает.

Когда Галина Александровна возглавила карьер, то закодировала мужиков за счет организации. Другого выхода не было – иногда просто не хватало рабочих рук. Одним лечения хватило на месяц, другим – на два, а кто-то дер-жался полгода. Сейчас коллектив более или менее устоялся.

Парадокс сельской жизни – под боком есть относительно стабильная мужская работа, а сельские парни смотрят на Москву, бутылку и чужое добро. Владимир Фурманов уже 30 лет работает главой сельсоветов. Недавно избран руководителем Любилковской территориальной администрации, в которой находятся почти все карьеры Петровского куста. Он в лицо знает весь мужской потенциал сел и деревень, который топит себя в бутылке и попадается на воровстве. На его подведом-ственной территории – 28 молодых людей с очень печальной репутацией, их все знают.

– Они нигде не работают, – говорит глава. – Летом и осенью собирают грибы и ягоды на продажу, а в остальное время воруют – дома вскрывают, берут посуду. С предприятий тянут запчасти и все, что плохо лежит. Потихонечку убираются в мир иной, царство им небесное, потому что пьют, а закусывать им уже нечем.

Молодые, бывает, ищут себе место в Москве, но возвращаются ни с чем – зарплаты там хоть и побольше, но из-за отсутствия образования их зачастую держат как крепостных. Да и деньги в карманах не задерживаются – соблазны в столице на каждом углу.

До 1991 года тунеядцев не было, вспоминает глава сельской администрации. Раньше было наказание за тунеядство, людей отправляли в лечебно-трудовые профилактории. Некоторые после лечения трудом менялись. А сейчас и ЛТП нет. Поэтому Петровский карьер, устав давать объявления о приеме на работу, привлек в конце 2004 года бригаду украинцев. Им предоставляется служебное жилье.

– С их помощью мы закрыли все наши больные точки, – говорит Галина Скороходова. – Они приезжают сюда зарабатывать, для нас посредники выбирают только обученных специалистов.

Карьеру еще приходится содержать колхоз, который владеет землей. У него предприятие берет в аренду участки для разработки.

Решение кадровой проблемы для карьеров глава Любилковской территориальной администрации Владимир Фурманов видит в создании условий на селе для комфортной жизни работников. Надо строить хорошие каменные дома, с отоплением, горячей водой, тогда и люди захотят здесь жить и работать. Но у предприятий откуда деньги на такое жилье? Получается замкнутый круг.

ЗАХВАТ КОНТОРЫ И РАЗБОРКИ В СУДАХ

На одном из предприятий Ростовского района продолжается драка за карьер. Две московские фирмы делят между собой ЗАО «Петровское карьероуправление», и вопросы контроля над достаточно богатым месторождением до сих пор не урегулированы. В 90-е годы предприятие оказалось банкротом, тут и начался его дележ. С одной стороны, свои претензии выдвигает фирма «Бэархил», с другой – физические лица, которые в 2005 году взяли предприятие под контроль. Конкуренты сделали ответный ход – с использованием поддельных документов попытались взять власть на карьере. 25 августа прошлого года они приехали на джипах с охранниками и попытались навести порядок в заводоуправлении. На место были срочно вызваны прокурор и начальник милиции Ростовского района. Столкновений удалось избежать, атака была отбита.

Межрайонная Ростовская прокуратура сейчас расследует уголовное дело, возбужденное по ч. 3 ст. 327 Уголовного кодекса РФ по факту подделки документов, которые использовала одна из противоборствующих сторон. Одновременно москвичи разбираются в Ярославском арбитражном суде, кто из них имеет право на карьер.

ЗАО «Петровское карьеро-управление» сейчас руководит наемный менеджер Сергей Балагуров. Его антикризисные меры дали о себе знать. Долги по зарплате работникам значительно сократились. Выплата денег сотрудникам постоянно контролируется прокуратурой. Постепенно практически с нуля начали расти объемы производства. Проблемы здесь все те же, что и у коллег, – кадры, изношенное оборудование и вагоны. Один новый БелАЗ, к примеру, стоит 30 млн. рублей. Чтобы его купить, предприятие должно работать год только на эту машину. С кадрами беда. Если раньше не хватало специалистов, то теперь с трудом находят даже водителей.

Но антикризисный менеджер надеется на лучшее и планирует в ближайшее время в три раза увеличить объемы производства. Для этого надо вложить около 60 – 70 млн. рублей. Часть средств обещают акционеры, остальное – за счет собственной работы карьера. Предприятие сейчас находится в процедуре банкротства, временный наблюдающий приехал из Москвы и анализирует причины и способы погашения долгов кредиторам. Возможный следующий шаг – внешнее управление.

Если идет война из-за гравия и песка – значит, этот песок хоть немного золотой. Правда, чтобы добыть из него деньги, их нужно туда вложить. А пока предприятия копаются в песочке механизмами, которым больше 30 лет, они будут лежать на дне. И не на золотом.

ПОКУШЕНИЕ ИЛИ УСТРАШЕНИЕ?

В конце апреля 2004 года в Ростовском районе произошло нападение на генерального директора ООО «Нерудпоставка» Сергея Лабейко. Предприниматель, занимающийся созданием нового производства песка и гравия, возвращался вечером из карьера Павлова Гора. На лесной дороге его «Мерседес» попал в засаду. Машина остановилась из-за искусственной преграды, не доехав полметра до закопанных в землю досок с гвоздями. Из леса в машину были брошены три шумовые гранаты, две из которых взорвались. Генеральный директор «Нерудпоставки» и два работника предприятия не пострадали. Сергею Лабейко удалось вместе с коллегами задержать по подозрению в совершении преступления безработного, ранее судимого жителя Ярославля. Прокуратурой Ростовского района возбуждено уголовное дело по ст. 105 УК РФ «Покушение на убийство».

Сергей Лабейко говорил, что нападение является акцией устрашения. Он хотел сделать свое предприятие одним из лидеров в добыче нерудных полезных ископаемых в Ростовском районе Ярославской области. Через некоторые время он ушел из этого бизнеса, а «Нерудпоставка» по-прежнему занимается разработкой карьеров.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber