Главное:
-

Как я была наездницей

Несмотря на то, что добраться до «Паркова» из Дзержинского района Ярославля было непросто (находится школа недалеко от Прусовских карьеров), да и погода тогда подкачала, удовольствие я получила необыкновенное.

Пока лошадь готовили для выезда, я немного погуляла по конюшне, чтобы поближе по­знакомиться с её обитателями. Недаром говорят, что лошадь – самое умное животное. От себя добавлю – наверное, и самое проницательное: обитатели конюшни быстро смекнули, что перед ними новичок. Кто-то демонстративно отошёл к стене и даже повернулся крупом, нарочито показывая, что не собирается тратить время на какую-то чужую девчонку, кто-то презрительно косился сливовым глазом, будто спрашивая: «Чего ты здесь забыла?», а кто-то, словно подбадривая, высовывал морду из клетки и милостиво принимал мои робкие поглаживания. Тем временем конь для меня был осёдлан.

Кстати, прежде чем сесть на коня, вы непременно ознакомитесь с техникой безопасности. Одежда для верховой езды должна быть удобной, не стеснять движений, обувь – с небольшим каблуком. Дамам желательно иметь аккуратный маникюр во избежание неприятных ситуаций. Сзади подходить к лошади ни в коем случае нельзя – она может лягнуть. По той же самой причине нельзя подъезжать к другому всаднику слишком близко, во время езды вы всегда должны видеть ноги впереди идущей лошади. Обо всём этом и даже немного больше вам расскажет инструктор.

...Как новенькая, я забиралась на своего скакуна со специального табурета. Когда садишься на коня первый раз, ощущения очень странные – будто сидишь на диване поперёк. Нога ставится в стремя так, что пятка уходит вниз. Ноги, особенно колени, плотно прижимаются к бокам лошади, можно сказать, вы держитесь за коня одними ногами. Поводья туго натягиваются и пропускаются между пальцами, в правой руке вы держите хлыстик.

Пока я привыкала к роли наездницы, девушка-инструктор учила меня водить коня. Чтобы заставить животное идти, надо хлопнуть ногами по бокам, если не слушается – легонько тронуть хлыстиком по плечу. Повороты вправо-влево делаются с помощью поводий и некоторого поворота туловища всадника, а чтобы конь встал, надо просто потянуть поводья на себя.

Управлять лошадью получилось у меня не с первого раза: я так боялась сделать своему коню больно, что трогала его пятками и хлыстом лишь слегка. К счастью, скакуна мне подобрали в аккурат по темпераменту. Старенький мохноногий тяжеловоз неторопливо трусил кругами по манежу, оставляя мне время на созерцание окружающего. Из-под ног моего коня порскали воробьи. Они гораздо упитаннее своих городских собратьев и куда менее крикливые. Но мне не до них: удержаться бы! Рядом гоняют на корде тёмно-гнедую красавицу: она бежит рысью, высоко поднимая тонкие, не шире моего запястья, ноги. А вот гарцует моя подруга Вероника. Скакун ей достался просто загляденье, не то что мне: высокий, светло-рыжий, с пепельно-белыми хвостом и гривой. На ходу загадываю себе мечту: когда-нибудь на таком красавце тоже покатаюсь.

Тренер предлагает мне по­пробовать рысь. Я ещё не знаю, что это требует недюжинных усилий, поэтому соглашаюсь. Девушка берёт коня на корд и объясняет, что на счёт раз-два мне нужно будет привставать в седле. На «репетиции» – пока конь стоит, у меня это получается, хотя ноги болят невыносимо. Инструктор посылает коня в рысь. Первую минуту я попадаю в ритм, но дальше сбиваюсь и трясусь на конской спине как мешок картошки. И всё же мне ужасно весело. Свой последний круг я делаю шагом.

Положенные 45 минут истекли, и я сваливаюсь с коня. Ноги с непривычки гудят, и первые минуты стоять на земле трудно, но у меня ещё осталось одно очень важное дело.

Вероника берёт пакет с гостинцами и показывает, как правильно надо угощать лошадей, – пальцы непременно должны быть раскрыты. От морковок и сахара не отказываются даже самые высокомерные особы и тычутся мордами в решётки – а вдруг нам не достанется?! Девушки-инструкторы наотрез отказались общаться с прессой, но на некоторые вопросы всё же согласились ответить.

Коня, который меня «дрессировал», зовут Цезарь, но это официально, в миру он Петя, потому что пегий – коричневый с белыми пятнами. Имя Вероникиного красавца – Персей-Персик, потому что рыжий. Мы ходим от денника к деннику, задавая то сахар, то морковки. Тёмно-гнедой ганновер Краков – самый высокий в конюшне. И, наверное, самый высокомерный. Его не соблазнить даже рафинадом. Серая в яблоках Эстрелла-Чипса, сперва презрительно меня обфыркавшая, гостинец принимает с удовольствием и даже поднимает переднюю ножку: хочет, чтобы дали ещё. У ног наших экскурсоводов крутится дворняжка Альфа, ещё одна любительница сахара. За кусочек рафинада она подаёт голос и лапку. Но нам пора уходить – у коней обед. Сегодня пропаренный овёс и сено. Нас провожают живущие на конюшне... кошки.

Я непременно вернусь в «Парково», хоть и считаю конный спорт довольно жестокой забавой. Я вернусь потому, что у лошадей умные и добрые лица. Хотите сами в этом убедиться?

Подробнее о времени работы и стоимости занятий можете узнать на http://parkovo.ucoz.ru/index/stoimost_zanjatij/0-6

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp