Кость вывела на убийц. Как судмедэксперты помогают искать опасных преступников

Как работают судебно‑медицинские эксперты в Ярославской области, кому они помогают и как благодаря их работе находят убийц и отравителей, мы узнали у заместителя начальника по экспертной работе Ярославского областного бюро судмедэкспертизы Валентина Хватова.

История с погибшим во дворе своего дома под колесами автомобиля Алешей Шимко в Балашихе по‑настоящему возмутила российское общество. Одним из ключевых событий стало возбуждение уголовного дела о халатности в отношении судмедэксперта, сделавшего вывод о наличии большой дозы алкоголя в крови шестилетнего ребенка. Это громкое дело вызвало закономерный интерес к самому институту судебно‑медицинской экспертизы.

 От «синяка» до ДНК

– Валентин Арнольдович, чем занимаются судебно‑медицинские эксперты?

– Начнем с того, что мы как структура с момента своего создания – а это более 90 лет, входящая в систему здравоохранения, работаем строго в соответ­ствии с российским законодательством. Если говорить сухим языком закона, то оказываем содействие «судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям и прокурорам в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла».

В нашем случае это медицинская наука. А основные наши заказчики, по запросу которых мы проводим экспертизы, – это правоохранительные и судебные органы. Они сообщают обстоятельства, ставят вопросы перед экспертами, предоставляют объекты исследования.

Помимо основных отделов у нас работает дежурная служба, обеспечивающая выезд судебно‑медицинского эксперта в составе оперативно‑следственной группы на место происшествия.

Конечно, к нам могут обратиться и граждане, а также юридические лица частным порядком, правда, для них исследования  проводятся на договорной основе. Наиболее востребованы гражданами такие услуги, как освидетельствование потерпевшего и молекулярно‑генетическая экспертиза.

– Можно ли перечислить основные вопросы, на которые дает ответы судебно‑медицинская экспертиза?

– Например, связанные с получением телесных повреждений. Наши специалисты определяют, когда и при каких условиях нанесена та или иная травма, чем, можно ли с помощью того или иного предмета, обнаруженного в ходе следствия, эту травму нанести. Но здесь нужно понимать, что на вопросы мы отвечаем только в пределах своей компетенции.

Если нам задают вопрос: произошло убийство или самоубийство, то мы на него ответ не даем, это прерогатива следствия – установить, убили человека или он сам покончил с жизнью.

Также мы отвечаем на вопросы о стойкой утрате общей и профессиональной трудоспособности, об установлении тех или иных половых состояний, например бывшей беременности и родов. Занимаемся идентификацией личности, устанавливаем по найденным останкам пол, возраст погибшего человека, определяем степень родства.

Кстати, практика показывает, что образцам ДНК предположительно близких кровных родственников не всегда можно доверять. Часто до органов следствия или до судмедэкспертизы просто не доводят информацию об усыновлении или удочерении. Или же предполагаемый отец человека, личность которого мы устанавливаем, вовсе не является его биологическим отцом.

При проведении судебно‑химических исследований наши эксперты устанавливают наличие этилового спирта, наркотиков и других веществ в крови и иных биологических средах.

Многих в связи с трагедией в Балашихе интересует, учитывается ли возраст потерпевшего при исследовании крови на наличие в ней алкоголя и наркотиков?

– При проведении судебно‑медицинских экспертиз кровь на наличие этилового алкоголя берется в подавляющем большинстве случаев вне зависимости от возраста покойного. Нужно понимать, что даже в крови младенца алкоголь может быть обнаружен в высокой концентрации, если он попал в его организм с молоком матери, употреблявшей спиртосодержащие напитки.

Кость помогла найти преступников

– Заключения судебно-медицинской экспертизы играют важную роль как на этапе следствия, так и при вынесении судебных решений?

– Когда заключение судебно-медицинского эксперта признается доказательством по делу, то оно, как правило, становится одним из основных доказательств.

– Может, приоткроете завесу тайны, в каких уголовных делах заключения специалистов ярославского бюро стали решающими при их раскрытии?

– Например, такие громкие дела, как история с подростками-сатанистами. Или дело серийного отравителя, убившего в начале нулевых с помощью яда нескольких человек, включая собственную жену и дочь.

Но мне более памятна другая история, случившаяся еще в «лихие девяностые». Тогда в Ярославском районе, недалеко от города, где-то у канализационной трубы были найдены останки человека в состоянии выраженных гнилостных изменений. Проводя экспертизу, мы обнаружили перелом подъязычной кости. Это очень маленькая кость. Эксперт сделал вывод о том, что имело место воздействие на шею, а именно ее сдавливание, которое, возможно, привело к смерти. Проще говоря, человека могли задушить.

Правоохранительные органы, учитывая данный вывод, провели огромную работу: установили личность погибшего, круг его общения – и в итоге вышли на группу, промышлявшую разбойными нападениями и убийствами. Поводами служили самые незначительные вещи – джинсовая куртка, бутылка водки или небольшая сумма денег. Всю группу выявили, но тех, кого они убили, пришлось долго искать: их спускали в канализационные коллекторы, выгребные ямы. Причем нападали преступники на обычных, социально благополучных людей, которых потом разыскивали родственники. И если бы не активные следственные действия по открытому уголовному делу, неизвестно, сколько бы это еще продолжалось.

– Да, криминальные истории из нашего недавнего прошлого впечатляют до сих пор. Можно ли сказать, что преступлений подобного рода сегодня стало меньше?

– Действительно, по моим наблюдениям, в девяностые в Ярославской области люди гибли по самым ничтожным поводам, было немало «заказных убийств», погибали целые семьи. Много было оружия в ходу у населения, как и ощущения вседозволенности в головах. Сейчас такого нет. Но заметно больше стало дорожно-транспортных происшествий со смертельным исходом.

– А где учат по вашей специальности?

– Наши врачи – судебно-медицинские эксперты – в большинстве своем выпускники Ярославского медицинского университета, прошедшие специальную подготовку – интернатуру или ординатуру на базе нашего бюро и на кафедре судебной медицины с курсом правоведения ЯГМУ.

Фото Анны Соловьевой

Ярославльпреступностьэкспертиза

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp