Главное:
-
На машине времени – как по нотам. В Рыбинске откроется уникальный музей фортепиано

На машине времени – как по нотам. В Рыбинске откроется уникальный музей фортепиано

Регион становится местом сохранения музыкальной славы России.

В Рыбинске готовится к открытию уникальный музей фортепиано. Спасенные от печальной участи стать «дровами» и отреставрированные инструменты, на многих из которых в свое время играли именитые музыканты, можно теперь не только увидеть – на них вновь будут исполнять произведения русской и зарубежной музыкальной классики.

Хотите путешествовать в прошлое?

В этом году в Рыбинске появился развернутый прямо на улицах музей вывесок – вернее, сама историческая часть Рыбинска стала музеем под открытым небом. И вот еще один неординарный проект: московский коллекционер и реставратор клавишных инструментов Алексей Ставицкий решил именно здесь представить публике спасенные им редкие экземпляры пианино и роялей – а некоторым из них больше века, одновременно с этим создав интерактивную площадку аутентичной музыки. То есть уникальные инструменты можно не только увидеть – они продолжат концертную жизнь: на них будут исполнять классические произведения российских и зарубежных композиторов. Жители Рыбинска и гости города услышат шедевры Чайковского, Мусоргского, Листа, Шопена в аутентичном звучании – а оно сильно отличается от современного хотя бы потому, что за столетия существенно изменилось само фортепианостроение.

Давно стало аксиомой, что скрипки мастеров великой итальянской школы – Страдивари, Гварнери, Бергонци – ценятся на вес золота. Выдающиеся музыканты всего мира почитают за честь играть на них, приходя в трепет от их глубокого, сочного, насыщенного тембра. А вот с клавишными ситуация до последнего времени была не столь однозначной. Высказывались даже суждения, что старым инструментам не место на сцене. Но время расставляет все по своим местам. Все больше людей – в профессиональной среде и не только – начинает воспринимать их как своеобразную машину времени: только с их помощью можно воспроизвести музыку, написанную в другие культурные эпохи – от барокко до девятнадцатого века, такой, какой ее замыслили авторы. Оказывается, на современных роялях и пианино она звучит… совершенно по-другому.

– Произведения создавались для инструментов, которые в корне, концептуально отличались от ныне представленных в концертных залах. Вследствие унификации подходов сейчас происходит явное обеднение звучания в фортепианном исполнительстве, отступление от прекрасных исторических традиций, – утверждает Алексей Ставицкий.

Например, механика венских «пианофорте», которые так любил Моцарт, не требовала почти никаких усилий при нажатии. Струны у них значительно тоньше и изготовлены из более мягкой стали, чем в современных роялях, а общая сила их натяжения – всего 2-5 тонн против 20 тонн у роялей нашего времени. Молоточки крохотные – весом всего 0,6 – 1,2 грамма, сейчас – до 14. Понятно, что стремительность, легкость, парение, которые Моцарт вкладывал в музыкальные произведения для инструментов своего времени, на гораздо более поздних просто не передать. Поэтому в последние десятилетия все большую популярность приобретает аутентичное исполнение классической музыки. До России эта мода докатилась с некоторым опозданием, но с каждым годом она завоевывает все больше поклонников. У Рыбинска с легкой руки Алексея Ставицкого появился шанс стать одним из российских центров аутентичного музыкального искусства.

Великие музыканты и великие ремесленники

Музей-мастерская фортепиано разместился в мансардном этаже Красного гостиного двора, который находится буквально в двух шагах от Рыбинского музея-заповедника. Фактически теперь это единый музейный комплекс. В первом зале музея представлены зарубежные инструменты – немецкого, французского, австрийского и английского производства. Во втором – отечественные фортепиано – дореволюционного и советского времени.

Между прочим, в России название «рояль» – королевский – достаточно поздно закрепилось за одним из видов фортепиано. А в конце XVIII и в первой половине XIX века его назвали «флюгель» – от немецкого «крыло», явно подразумевая его сходство с крылом огромной птицы. Флюгели в России выпускали сотни фабрик, и некоторые их изделия становились мировыми брендами. К примеру, Ференц Лист настолько любил рояли, произведенные в Санкт-Петербурге фортепианным мастером Германом Лихтенталем, что играл на них не только во время своих выступлений в столице Российской империи, но и возил с собой в турне по Европе. К настоящему времени этих инструментов осталось очень мало.

– Сейчас я, возможно, единственный частный владелец фортепиано, выпущенного на фабрике Лихтенталя при его жизни, – горд коллекционер.

Как он стал обладателем столь ценного раритета? Заехал как-то вместе с учеником по каким-то своим делам в одно из пригородных садоводств, где большинство дачных домиков покосились и держатся, кажется, на одном честном слове. В общем, кругом царили разруха и запустение. И вот в одной такой ветхой постройке в старом чулане обнаружился… инструмент, которому цены нет. Хозяину он просто мешал.

Несколько таких исторических реликвий Алексей Ставицкий спас благодаря дружеским отношениям с фортепианными грузчиками: тем поступал заказ вывести «рухлядь» на свалку, они оповещали его, он мчался туда и помогал «приговоренному» избежать печальной участи. Среди них рояли, кстати, фабрики фортепианного мастера Якова Беккера – поставщика двора его императорского величества, фортепиано, произведенные на фабрике Шредера, которые пользовались спросом не только в России, но и за ее пределами. Очень ценились изделия братьев Дидерикс, Вирта, Ратке, Гентша и других российских производителей. Это часть нашей истории, которую нужно беречь, пылинки сдувать.

К сожалению, после революции 1917 года российскому фортепианостроению, которое новые власти поначалу объявили пережитком буржуазного прошлого, был нанесен тяжелый удар. Оно смогло от него оправиться и даже подняться на новый уровень благодаря массовому спросу на отечественные фортепиано во второй половине прошлого века, особенно в 1970 – 1980-е годы. Тогда российские фабрики выпускали сотни тысяч клавишных инструментов. Сейчас рынок в средней ценовой категории практически полностью отдан китайцам, в классе «премиум» – европейцам.

Необычный доктор

Есть в коллекции Ставицкого экспонаты с историей. Ярославцы наверняка с особым пиететом отнесутся к роялю профессора Московской консерватории Константина Игумнова – наставника нашей землячки, виртуозной пианистки и музыкального педагога Марии Челищевой. Это еще что!

– На инструменте, который я вывез из города Торопец Тверской области, скорее всего, играл великий русский композитор Модест Мусоргский. К сожалению, сейчас этот музейный предмет находится в тяжелом состоянии, его еще предстоит восстановить, – поясняет коллекционер.

Он не просто сберегает, но и реставрирует уникальные фортепиано, возвращая им подлинный – не искаженный временем и старческим дребезжанием – голос и концертную перспективу. Реставратор музыкальных инструментов, по его мнению, больше, чем просто профессия – это миссия, призвание.

– Я получил музыкальное образование: окончил академическое музыкальное училище при Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского по классу флейты. А там есть добрая традиция: всех желающих учат настраивать музыкальные инструменты. Я решил попробовать и так этим увлекся, что в конце концов это стало делом моей жизни, – рассказывает Алексей Ставицкий.

Будучи музыкантом, он тонко чувствует каждый инструмент. Обслуживал клавишные в училище при Московской консерватории, в училище имени Гнесиных, ЦМШ, в музее-усадьбе М.П. Мусоргского и в других госучреждениях, был главным мастером в Доме музыки у Владимира Спивакова, восстанавливал домашние фортепиано Андрея Сахарова, Константина Бальмонта, Леонида Собинова и многих других именитых россиян. Он один из немногих реставраторов «лечит» старые инструменты (ремонтирует их механизмы, возвращая присущую «молодости» красоту звучания), а не просто приводит в порядок внешний вид, как абсолютное большинство коллег по цеху. Он надеется, что в Рыбинске они обретут новую жизнь, и новый музей-мастерская со временем станет магнитом для музыкантов и любителей музыки, реализуя образовательные и просветительские программы, проводя конкурсы, подобные международному конкурсу Шопена, на исторических инструментах, пусть и не в таком масштабе.

– У нас большие планы совмещения музейной, образовательной и концертной деятельности, а также восстановления старинных фортепиано и обучения профессии настройщика и реставратора музыкальных инструментов, которая сейчас из-за множества случайных, плохо подготовленных и стремящихся лишь к обогащению людей на рынке, к сожалению, во многом обесценена. Рассчитываем активно задействовать свой ютуб-канал. В будущем возможно создание учебного заведения, где будут учить играть аутентичную музыку на исторических инструментах, – сейчас в России это делают только в Гнесинской школе-десятилетке, что явно недостаточно.

Это важно не только с точки зрения обретения исполнительского мастерства – в приоритете обращение к сокровищнице мировой культуры, интерактивное погружение в историю нашей Родины. Прошлое помогает многое понять и многому научить, ведь не зря говорят, что его проекция – будущее.

6+

музыкамузыканты

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp